Пятница, 23.06.2017, 01:24
Приветствую Вас Гость | RSS

Одни живут - чтобы играть.
Мы играем - чтобы понять, как выживали другие.


Главная | Форум | Регистрация | Вход
 
Навигация
Wargames
Global strategy
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Новое на форуме
  • Песочница 2 (154)
  • Вопросы и ответы по WitE (1384)
  • Проект Ostfront (w) (26)
  • John Tiller's Campaign Series (46)
  • Gary Grigsby's War in the West (64)
  • Обсуждение самой игры WitE, и все, что с ней связано (166)
  • Harpoon 3 scenarios for the PlayersDB (41)
  • Официальные Бета-патчи (224)
  • Перевод WITE на русский язык (72)
  • Заявки и поиск оппонента для игры в WitE (96)
  • Поиск
    Новые комментарии
    в верху под названием написано скачать с сервера

    Не согласен.

    C Днём Победы!
    Ролик у варгеев не очень, гайдзинчеги лучше сделали.



    Новые статьи
    [26.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 4 (0)
    [11.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 3 (0)
    [09.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 2 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 1 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Введение (0)
    Новые файлы
    [12.10.2011]
    Патч 1.3 для Виктория 2 (Victoria 2) (0)
    [07.10.2011]
    Таблица ТТХ юнитов War in the East (0)
    [04.09.2011]
    Патч 5.1 для Европа 3: Золотое Издание (Божественный ветер) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 4.1b для Europa Universalis 3: Heir to the Throne (Европа 3: Великие династии) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 2.04 для Hearts of Iron 3: Semper Fi (7)
    Наш опрос
    Оцените наш сайт
    Всего ответов: 367
    Наш баннер

    Код нашего баннера
    Rambler
    Счетчик
    Календарь
    «  Июнь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
       1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930

    6 июня. Амфервиль. Третья битва
    "Трофеи в бою!"




    Карта



    Силы сторон




    Adler:

    «Им место в музее…» – скептично думал я, разглядывая танки, находящиеся в распоряжении нашей группы, расположенной в Амфервиле. Русский Т-26 и французский B1 bis. Когда они стоят рядом выглядят как Давид и Голиаф. Первый – двухместный с орудием 45-мм, второй – 37-тонная громадина с двумя орудиями (75 и 37-мм). Они неплохо послужили здесь в борьбе с французскими партизанами, но на что они годны против отлично экипированных американских солдат?

    Пол часа назад я вернулся с экстренного совещания в штабе дивизии и сейчас доводил до своих офицеров приказ командования. «Закрепиться в Амфервиле, быть готовым к столкновению с воздушно-десантными силами противника». По моему приказу, пулеметные расчеты заняли главные здания на подступах к поселку, а патрули из резервистов прочесывали прилегающую местность в поисках диверсантов. Я же занял наблюдательный пункт на колокольне местной церквушки. Около 6 часов утра, когда уже стало светать, на западном шоссе, ведущему к Медерету, показался какой-то объект. Я поднес бинокль к глазам – это была повозка. Управлял ею отец Мори, здешний священник. Куда это он катался в столь ранний час? Оказалось, он возвращался со Дня рождения брата, который живет в Медерете. Но главным было не это. Он рассказал, что видел группу неизвестных солдат на подступах к Амфервиллю. Поблагодарив священника за помощь, я обратился к лейтенантам: «Трогер и Шульц, возьмите своих ребят и прочешите хорошенько западные заросли в районе шоссе. Под прикрытием живой изгороди янки могут подкрасться к нашим позициям незамеченными. Альтрихтер, ты с отрядом гренадеров должен организовать засаду на капустном поле, в случае если янки попытаются обогнуть нашу оборону с северо-запада». Я вернулся на свой наблюдательный пост на колокольне. Молодой пулеметчик попытался привстать, чтобы поприветствовать меня, но я его остановил жестом.

    Прошло около 20 минут с тех пор как отряды отправились выполнять задание. Внезапно наши головы повернулись на юг, реагируя на автоматные очереди. Я попытался разглядеть в бинокль, что там происходит, но из-за деревьев и кустов ни черта не было видно! Как оказалось позже отряды Трогера нос к носу столкнулись с янки в зарослях в ста метрах южнее шоссе. Наши первыми заметили врага и открыли огонь. Началась перестрелка. Осознав, что неприятель располагает значительными силами, я запросил минометную поддержку. Взмахом руки я дал приказ командиру Т-26 унтер-офицеру Егеру заводить машину и двигаться к моей позиции. Когда он подъехал, я забрался в машину и прокричал на ухо командиру: «До чего у вас тут тесно! Двигай по дороге на юг. Высадишь меня у часовни, а сам проедешь южнее и попытаешься прикрыть наших, но не выходите из-под прикрытия наших пулеметов и берегитесь янки с их базуками!». Спустя пять минут я был уже на новой позиции в часовне. Пулеметный расчет вел огонь из окна второго этажа. «Доложите обстановку!» - обратился я к солдату с винтовкой, который только и делал, что опасливо поглядывал из окна. «Янки нарвались на группу лейтенанта Трогера и здорово получили, группа лейтенанта Шульца пытается обойти врага с фланга под прикрытием дыма, но сам Шульц погиб. Вон он лежит, посмотрите» - доложил солдат, указывая рукой туда, где были клубы густого дыма. Я посмотрел в бинокль и удостоверился, что лейтенант действительно мертв. Тем временем «заговорил» Т-26. Американцы стали отступать, бросая тяжело раненых. Трогер стал поднимать людей в контратаку, но сам поймал пулю. Солдаты оттащили его обратно за кусты. Заметив суматоху, враг предпринял свою контратаку, но его удалось отбросить ценой больших потерь. Как мы позже узнали, нашим резервистам и новобранцам противостояли тяжеловооруженные штурмовики. Хорошо, что мы не дали им приметь огнеметы! В перестрелке обе стороны вскоре израсходовали патроны, и боевая активность на юге прекратилась. Люди из группы Шульца тем временем, оставшись без командира, вела отчаянную перестрелку с вражескими минометчиками. Когда мы услышали звуки боя в городе, я понял, что я нужен там. Пулеметчики в одном из домов заметили противотанковый отряд с базукой, подкрадывающийся к B1 через заросли севернее шоссе. Как Альтрихтер проглядел их? MG-42 открыл огонь, сигнализируя экипажу танка об опасности: один из базучиков упал на землю, двое других куда подевались. Командир танка Йорлинг отдал приказ о смене позиции, и стальной монстр загрохотал по асфальту, выбрасывая клубы черного дыма. После того, как громадина скрылась за домами поселка, на какое-то время установилась тишина. Пулеметчики в домах закурили. Один из них подошел к окну, выходящему на север. То, что он увидел, заставило его бросить сигарету и хвататься за треногу MG-42. «Американцы перебегают через шоссе! Давайте сюда пулемет быстрее!» Команда работала слаженно и быстро. Когда установка была завершена, пулеметчик открыл беспорядочный огонь – главное сейчас прижать их к земле и не дать войти в поселок. Услышав стрельбу в тылу, свободный отряд, находившийся в резерве, поспешил на помощь. Бегом преодолев сотню метров, наши бойцы заняли ближайший к врагу дом и открыли огонь на поражение. У врага не было шансов. Двое оставшихся в живых американцев сдались в плен, но одного из них по случайности подстрелили – у кого-то из молодых сдали нервы. Пока пулеметы отвлеклись на северную угрозу, американцы под прикрытием дыма бросились на позиции Альтрихтера в северо-восточном углу огорода, прилегавшего к шоссе. Неизвестно, знали ли янки о том, что сарай и местность вокруг него уже занята нашими людьми, но так или иначе, они были встречены плотным огнем винтовок и автоматов. Завязался ближний бой, в результате которого все наши погибли, но и из янки осталось лишь несколько человек.

    Неудача вражеского наступления стала сигналом для нашей атаки. На юге под прикрытием двух пулеметов вперед пошло командирское отделение и Егер на своем Т-26. На полном ходу танк преодолел живую изгородь, отделявшую его от американских позиций. Поливая врага свинцом из пулемета и ведя точный огонь из орудия, отважный экипаж направил машину на сближение с врагом. Наши пехотинцы на ходу вели огонь из автоматов и едва поспевали за впавшим в боевой раж Егером. Такой стремительный штурм застал врага врасплох. Янки были вынуждены отходить, неся большие потери. «Он окончательно спятил!» - вслух воскликнул я, когда наблюдал за тем, как Т-26 ворвался на последний рубеж вражеской обороны, не замечая, что наша пехота, шедшая позади уже отрезана огнем противника. Вырвавшись на небольшую открытую зону, танк Егера нос к носу столкнулся с американским противотанковым орудием, замаскированным за живой изгородью. Хлопок – и машинное отделение Т-26 вспыхнуло. «Шайссе!» - в отчаянии воскликнул я - «Откуда у них пушки?!» Люк на башне открылся и из него выскочил Егер. Кубарем он скатился на землю из пылающей машины. Наша пехота в едином порыве начала беспорядочную стрельбу по вражеским позициям, чтобы прикрыть танкиста. Егер пробежал с десяток метров и юркнул в кусты. «Везучий засранец!» - процедил я сквозь зубы и перевел свое внимание на северный фланг.

    Одновременно с рейдом Т-26 здесь в атаку поднялся наш резервный отряд под прикрытием французского танка и пулеметчиков. Мы явно недооценили соперника – наш отряд почти полностью погиб, прежде чем перебил оставшихся десантников. Танк мял гусеницами капусту на поле, ведя огонь из двух орудий и пулеметов. Внезапно откуда-то из южных зарослей с характерным для базуки свистом вылетела граната. Оставив за собой шлейф дыма, она вспорола землю прямо перед танком. Остатки нашей пехоты открыли огонь по тому месту, откуда стреляли. Стальная махина медленно начала разворачиваться к врагу лобовой броней. Еще выстрел – попадание! Танкистов сильно тряхнуло, но танк исправен. Только контужен стрелок. Командир Йорлинг проорал водителю: «Двигай! Дави их!». Тот всем весом налег на рычаги. Еще попадание – броня изнутри начала трескаться. Танк уже, почти, наехал но позицию базучиков, когда машину тряхнуло в третий раз – водитель повалился на рычаги. Он был мертв, как и стрелок. Заряжающего ранило осколком в руку, но он, не обращая на это внимания, продолжал вести отчаянный огонь из пулемета.

    В результате кровавой бойни Амфервиль остался в наших руках. Американцы были потеснены, но враг продолжает контролировать дорогу на Медерет, препятствуя переброске подкреплений к побережью. По итогам боя я подал рапорт о представлении лейтенанта Егера к рыцарскому кресту.


                                  


     Ганнер:

    Вот уже полчаса наш транспортный «Дуглас» бороздил ночное небо полуострова Котантен в непроглядной темноте: наши пилоты никак не могли сориентироваться на местности. Они должны были сбросить нас в районе Амфервиля, но найти его в таких условиях было большой проблемой. Мои десантники заметно нервничали. Наконец, свет сигнальной лампы сменился с красного на зелёный – пора! Из кабины вышел второй пилот и резким движением распахнул люк. После моей команды десантники пристегнули  вытяжной фал к натянутому над головой тросу и один за другим стали выпрыгивать навстречу чёрной бездне, раскрывшейся перед нами. Когда я подошёл к люку, второй пилот сквозь шум моторов прокричал мне напоследок: «Good luck!», я оттолкнулся, и меня поглотила ночная мгла…

             К моменту моего приземления десантники уже собирали свои парашюты. Увы, их было немного: большую часть разбросало по всей прилегающей местности. К тому же, некоторые были вообще из других подразделений. Повсюду в темноте раздавался клацающий звук металлических шариков: это был опознавательный сигнал для всех джи-ай на полуострове Котантен.  Нужно было торопиться: собрать всех, кого найдём и выдвигаться к Амфервилю – захват его и прилегающего к нему шоссе, был нашей первостепенной задачей. Потеряв много времени на ориентировку и на сбор подразделений, к предместьям Амфервиля мы выбрались только под утро. Из-за нехватки времени мы вынуждены были двигаться по шоссе. Скорее всего, это не прошло незамеченным для противника: мы теряли наш главный козырь – фактор неожиданного нападения. Доклад посланных вперёд разведчиков окончательно развеял мои надежды: в Амфервиле – немцы и, судя по всему, они нас поджидают. Но это была ещё не самая плохая новость. Разведчики отчётливо слышали в населённом пункте шум передвижения вражеской бронетехники. Задача по захвату Амфервиля отпадала сама собой – её невозможно было выполнить  имеющимися у нас силами. Нам оставалось попытаться блокировать ведущее к нему шоссе, чтобы не допустить переброски вражеских резервов к побережью. Но сколько у них танков? Я сообщил о нашей ситуации в штаб дивизии. Они приказали удерживать шоссе и пообещали помощь. Помощь  вскоре прибыла из соседнего батальона в виде единственного противотанкового орудия. «Не густо!» Мы быстро отцепили пушку от «Виллиса» и замаскировали её в придорожных кустах. Теперь, если танки пойдут по дороге, у нас есть чем их встретить! Если они попытаются обойти нас с флангов, они попадут под огонь базучиков. Недалеко от орудия разместился миномётный расчёт. Руководить этой «батареей» я оставил сержанта Балларда. С южного фланга местность была сплошь покрыта живой изгородью. Отсюда враг мог нанести неожиданный удар по нашей обороне. Пришлось большую часть людей, включая оба пулемётных расчета,  поставить на этом направлении. С севера батарею прикрывало две группы десантников во главе с командным взводом сержанта Диллона .

           Я указывал пулемётчикам сектора обстрела, когда с юга раздались автоматные очереди. «К бою!» Началась перестрелка. Наши позиции на юге были накрыты плотным миномётным огнём. Появились первые убитые и раненые. После обстрела немцы под прикрытием дыма попытались опрокинуть оборонявшихся, но были с потерями отбиты. Хорошо, что я поставил там два пулемёта! Однако, пулемётчики вскоре были обстреляны прицельным артиллерийским огнём. «Откуда бьют?» Так и есть: укрывшись за крайним домом посёлка, вражеский танк безнаказанно поливал огнём наши позиции. «Что делать?» Сектор огня нашей пушки в этом направлении перекрыт живой изгородью, а для базучиков он был недосягаем на таком расстоянии! Я приказал инженерному взводу с огнемётом попытаться пробиться вперёд, под прикрытием кустарника подобраться к танку с фланга и уничтожить его. Но, пройдя всего несколько метров в сплошных зарослях, инженеры напоролись на засаду и понесли потери. От этого плана пришлось отказаться. Я отдал приказ пулемётчикам ставить дым и отходить из зоны обстрела к соседним кустам. Когда на юге стрельба на некоторое время затихла, я услышал, что в районе батареи идёт бой, и поспешил туда. Оказалось, здесь враг уже вплотную приблизился к позиции артиллеристов. Расчёты вынуждены были взять винтовки и отбиваться от наседавших немцев. Моим парням пришлось проявить хладнокровие - очередная атака была отбита.

           Когда положение стабилизировалось, я отправился проверить северный фланг нашей обороны. Ещё издали я заметил на окраине Амфервиля необычный силуэт вражеского танка. Это был какой-то огромный старинный монстр французского производства. «Где они взяли это чудовище!» Диллон  доложил обстановку: немцы под прикрытием огня из танка вплотную приблизились к нашим позициям. Он стоял поодаль и на наш огонь по наступающей пехоте отвечал выстрелами двух своих орудий. «Эта малышка уже укокошила несколько моих парней! – кричал мне  сержант сквозь грохот разрывов – я послал вперёд базучиков и один отряд для их прикрытия. Они пошли в обход по кустарнику и пропали из виду. Никто из них не вернулся – похоже, попали в засаду». Да, положение казалось безвыходным: это чудовищное дитя французского танкостроения продолжало безнаказанно поливать наши позиции огнём, и уничтожить его было нечем. Выход был один: опрокинуть в рукопашной немецкую пехоту, после чего танк вынужден будет прекратить огонь, чтобы не накрыть своих. Благо, до немецких позиций был один рывок. «Приготовить гранаты. Все за мной!» Схватка была короткой и яростной. Я едва успевал менять обоймы в своём «Браунинге». Когда крики утихли и дым рассеялся, я увидел, что немцы перебиты. Мы не успели перевести дыхание, как свежие силы противника бросились в контратаку. Танк оставил свою позицию и, стреляя сходу, двинулся на нас. Наши силы таяли на глазах. Я осмотрелся: Диллон был убит, около меня ещё сражалась только пара десантников. Всё! Оборонять северный фланг больше некем. «Отходим к шоссе!» Нам предстояло пересечь капустное поле, но по нему, поливая нас огнём, уже двигался этот проклятый трофейный танк! Было самое время вспомнить о Боге. «Хвала Всевышнему!» Он не оставил нас: в этот самый миг со стороны шоссе раздался выстрел из базуки. Танк вынужден был развернуться навстречу новой опасности. Мы поспешили этим воспользоваться и вскоре оказались в придорожных кустах. Теперь мы с тревогой наблюдали, как этот монстр надвигался прямо на наших ангелов-спасителей. Выстрел! Попадание! Однако чудовище невозмутимо продолжало двигаться дальше. «Бог ты мой! Из чего сделана его шкура?» Расстояние между ним и базучиками было уже меньше десятка метров. Ещё выстрел! Танк замер… «С нами бог!» Бой стал затихать. Я подошёл к базучикам: стрелком был молодой паренёк лет восемнадцати. Он был не из моего подразделения, и я не знал его раньше. Он держал в руках пустую базуку. «Последним зарядом, сэр!» – ответил он на мой немой вопрос. «Как звать тебя, сынок? » – «Уэллс, сэр». «Благодарю за службу, Уэллс! Сегодня ты спас жизнь своему командиру».

             Когда я прошёл на южный фланг нашей обороны, перед моим взглядом предстала невесёлая картина. Бой тут только что закончился. Повсюду лежали убитые: наши и немцы. Посреди поляны полыхал вражеский танк – наше орудие всё-таки достало его! Несмотря на большие потери, нам всё же удалось отстоять наши главные позиции и мы продолжаем удерживать шоссе.




    Итоги боя

    Copyright war-game © 2009-2017 | Сайт управляется системой uCoz