Среда, 20.03.2019, 01:43
Приветствую Вас Гость | RSS

Одни живут - чтобы играть.
Мы играем - чтобы понять, как выживали другие.


Главная | Форум | Регистрация | Вход
 
[ Новые сообщения · Личный состав · Боевой устав · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: nozern  
Форум » Victoria » AAR-ы по Victoria » История Объединения Германии (AAR Виктория II версия 1.2. Сложность 3/3)
История Объединения Германии
BrainДата: Пятница, 13.05.2011, 16:53 | Сообщение # 1


Рядовой состав
Сообщений: 40

Репутация: 4
Замечания: 0%
В строю с 10.05.2011
Статус: Offline
Я пишу этот ААР в литературной форме (конечно в меру моих способностей), а не просто излагаю последовательные действия, произведенные мною в игре.
Играю в Викторию 2, патч 1.2 за королевство Пруссию. Тут я не буду стремится к мировому господству, а так же постараюсь не нападать без повода для войны.
Некоторыми историческими фактами я пренебрегу.
Основная моя цель – создание Германии и ослабление Австрии.
Надеюсь, что вам понравится.

Равновесие или как все начиналось?

Германии еще нету, как единого государства. Пруссия тревожит мир своими агрессивными замыслами. В дворцах и хижинах свирепствует оспа, не щадя не правителей, не крестьян. Крепости уже не имеют прежнего значения – их научились обходить, но считалось за честь взять крепость штурмом. Города же имели ключи, и сдавали их победителю на атласной подушке.

“Не хочется, а придется. – подумал Фридрих, лежа на кровати в дворце Сан-Суси. – какая же это мука – просыпаться ото сна. “ Фридрих вяло потянулся и начал натягивать рубашку. Нащупываю длинными пальцами горошины пуговок, король позвал прислугу. Три взволнованных тем, что они пропустили пробуждение правителя, слуги вбежали в комнату. Один тут же продел ногу короля в скользкий сиреневый чулок, другой поспешно распахнул окно, и утреннее солнце залило светом покои короля. Третий уже держал наготове верхнее одеяние великого Вильгельма.

Крестьяне, ремесленники, чиновники, сборщики налогов и трактирщики уже давно начали очередной серый будничный день, когда король вышел из своей опочивальне и быстрым шагом направился в приемную, проигнорировав послов, вот уже три часа ждущих аудиенцию. Видимо этой ночью что-то перевернулось в его голове, созрел некий план, которым он уж очень хочет поделиться.
Пинком ноги, король распахнул дверь в зал, полный людей сидевших за столом. Министры и генералы Пруссии вздернулись при его появлении, но он, как будто никого не замечая, прошагал к стулу посередине стола. Поприветствовав всех общим поклоном, он плюхнулся на свое место, а трость, которую до этого он держал в руках, положил себе на колени, обвив правой рукой золотой набалдашник.
-Я, друзья мои, хочу поделиться с вами своими намерениями, но только после того, как я услышу хороший отсчет о положении дел в стране. Так, барон фон Штейн тут? Милейший, доложите о состоянии торговли и инфраструктуры, в развитие чего мы вкладываем свои деньги?
Голос короля, считавшегося трусливым и мягкотелым, звучал как никогда грозно. Человек преклонного возраста с густыми седыми усами встал и начал перебирать бумаги.
-Ваше Величество, - грубым голосом заговорил барон, - к сожалению, об инфраструктуре даже говорить противно. Всего две провинции связаны железными дорогами, а простые дороги в стране оставляют желать лучшего. Сейчас мы не располагаем достаточным умением для прокладки рельсовых путей, но если вы согласитесь финансировать развитие наших технологий, то в скором будущее, если позволит бюджет, мы будем иметь отличный потенциал для развития промышленности в целом, а так же сократим время, требующиеся для передвижения по стране. Основными экспортируемыми товарами являются руда, которая добывается в приграничных с Францией регионов, оттуда я бы и посоветовал в первую очередь проложить железную дорогу, фрукты и мясо. В стране функционирует пять фабрик, но наши капиталисты уже имеют планы на постройку новых, а так же модернизацию старых. Наш Военно – промышленный исследовательский комплекс сейчас простаивает, ожидая приказа вашего высочество, вам надо только сказать что исследовать. Средний уровень образованности граждан сейчас 60%, что довольно хорошо, в сравнении с другими странами.
Вытерши пот с лица, барон сел.

-Благодарю вас, барон, хотя я надеялся что дела обстоят лучше. Немедленно прикажите начать исследования железных дорог, а когда академия сообщит об успехе, начинайте строить пути по всей стране, главное следите за бюджетом. Теперь ваша очередь высказаться, граф Гаденберг. Какую вы даете оценку качеству управления в стране, а так же подробнее о самом населении страны.
Гладковыбритый рослый мужчина, у которого уже успела посидеть голова, поднялся прокашлялся и начал доклад.
-Ваше величество, уровень управления в стране отвечает всем стандартам, чиновники работают на высшем уровне везде… кхм… кроме Восточной Пруссии. Наше государство ни в какой степени не является многонациональным, почти все население – северный германцы, и лишь небольшой процент – поляки, которые ничего не имеют против вашего высочества. Рабочая сила это основном крестьяне, ремесленники и кустари, которыми легко управлять. Больше половины нашей страны – протестанты, а остальные – католики. Больше всего людей волнует какую военную политику вы выберете, примерно равное в нашей стране количество милитаристов и антимилитаристов…кхм… Пожалуй вс…

Не успел граф Гаденберг договорить, как в дверь распахнул фельдмаршал Гейзенау, бесцеремонно игнорирую всех министров он подошел к королю и с самодовольным видом заявил:
-Ваше величество, все идет, как вам бы и хотелось! Гольштейнская армия разбита под их столицей, армия датчан позорно сбежала, понеся огромнейшие потери от наших славных войск. Мы начинаем оккупацию Дании, скоро наши исконные территории вновь станут частью королевства.

-Хоть ты то принес мне отличную, я бы сказал даже безупречную новость, Гайзенау! Граф, всячески стимулируйте чиновников в Восточной Пруссии, поднимете налоги и пошлины, нам нужна полная казна, для осуществления моих планах, в которые я вас сейчас посвящу. Фельдмаршал, после победы в Дании, верните ваши войска сюда, пусть восстанавливаются, грядет великая битва.
Барон фон Штейн, обеспокоенный настроением короля, робко поднялся:
-Ваше Величество, не забывайте, вас ждут послы.
-Да, я помню, пусть еще подождут, мне не до них. Поговорим об Австрии. Как вы знаете авторитет Меттерниха в последнее время все падает, его убеждения о равновесии и незыблемости Европейских государств никому не интересны более, напротив они начинаю казаться абсурдными, я уверен что грядут великие войны, войны, которые принесут славу королевству, нашему Королевству! Первое что мы должны сделать, это показать Австрии кто главный в Германии. Все северные курфюрсты поддержат нас, но Саксония, Бавария, Баден и Вюртемберг на их стороне, а также несколько итальянских стран. Мне наплевать какой, но мы должны поставить Австрияков на свое место, пусть вся Европа содрогнется от топота прусских коней. Тот из вас, кто попытается оспорить это решение будет объявлен врагом государства.
На этом громком высказывании Король закончил свое выступление, первым поднялся фельдмаршал.
-Ваше величество, я готов идти за вами куда угодно! Да здравствует Пруссия!
Все министры повставали со своих кресел и принялись громко аплодировать, хотя никто из них полностью не одобрял идею короля. Все они боялись за свои шкуры, но никто не осмеливался это сказать.
-Ладно, хватит! – король сделал жест рукой, что бы все расходились, - Шарнхорст, останься.
Теперь в кабинете, осталось только двое – король и черноволосый человек в черном плаще.

-Шарнхорст, как ты оцениваешь расстановку сил в Европе?
-Вполне благоприятно для нашего государства, ваше величество. Франция уже не та, что была при Наполеоне, этот идиот-банкир Луи сделал из великой державы государство менял и продажной аристократии. Наши воины без труда разобьют их. Великобритания хорошо укрепилась за счет своих колониальных владений и наблюдает за происходящих в Европе со своих островов. Россия сейчас для нас самая большая угроза, хоть наши армии намного лучше обучены и дисциплинированы, они задавят нас количеством. Австрия сейчас не представляет для нас большой угрозы, но в тихом омуте черти водятся. Про Швецию я вообще молчу…
-Ну что ж, действительно неплохо. - Король встал и похлопав Шарнхорста по плечу, сказал, - Ну что же, пошли к послам, а то они заждались.
Король, в делах забывший даже принять трапезу, зашел в просторный зал, где ждали послы.

После долгих бесед и подписания многочисленных союзов с германскими курфюрстами, Швецией, Королевством Обеих Сицилий, Грецией, Бельгией и Бразилией (!) король удалился что бы принять свой “скромный завтрак”, состоящий из пюре с гренками, тарелки супа, фазана… Король сидел напротив настежь распахнутого окна, наблюдая за безмятежностью садов Сан-Суси…
 
BrainДата: Пятница, 13.05.2011, 16:54 | Сообщение # 2


Рядовой состав
Сообщений: 40

Репутация: 4
Замечания: 0%
В строю с 10.05.2011
Статус: Offline
Гегемония или кто в Германии хозяин?

Равновесие Европы уже готово пошатнутся, над Австрией нависла угроза, о которой никто еще не подозревает, прусские войска, вернувшиеся победителями после оккупации материковой части Дании, уже полностью восстановились и жаждут веселья – войны.
За решетками Сан-Суси, в тихом саду, где круглый день летает запах благоухающих цветов, где садовники кропотливо подстригают все веточки деревьев, делая их одной длины, с довольным видом обедал король. Почему с довольным? Да потому – что все шло как по маслу, военно – промышленный исследовательский корпус не подкачал, и инвестиции, вложенные государем принесли плоды. Сейчас по всей стране строились железные дороги – начало развития промышленности. Капиталисты тоже не теряли времени даром, появлялись новые фабрики, а соответственно выпуск производимой продукции возрастал.

Так же были вложены новые деньги для модернизации солдатских ружей. Глава академии клятвенно заверял что это принесет должные результаты, а его сотрудники попытаются закончить исследование в кратчайшие сроки.

Вдруг вдалеке появилась фигурка человека, медленно приближавшаяся к месту трапезы. Вскоре король смог разглядеть своего верного фельдмаршала – Гайзенау, который спустя мгновение уже стоял возле стола.
-Присаживайся, мой верный подданный.
-Спасибо, ваше величество! Я рад сообщить что войска, вернувшиеся из Дании полностью, восстановились, и ждут только ваших указаний, что прикажете делать? – отчеканил бывалый солдат.
-Прикажу изучать карты Богемии и Моравии, - с улыбкой сказал король, - день Блицкрига уже близок.
- Фельдмаршал, так и не пожелавший присесть, кивнул головой и удалился прочь, оставив короля спокойно завершить трапезу.
Вы, наверное, спросите что такое Блицкриг? Это тактика молниеносного нападения, которую впервые применил Прусский император Фридрих II Великий, а позднее использовал Гитлер со своим генералитетом. Это тактику, используемую для опережающего нападению, использую и я, а точнее Фридрих Вильгельм III.
Ничего не предвещало войны, не было особого накала отношений между сторонами, не одна из стран не наносила оскорблений, не вербовала рекрутов, не пересекала границу, все шло, как и должно было идти, до того самого дня. Дня, когда на стол правительству всех стран, имеющих какое-то отношении к любой из сторон конфликта, образовавшегося из-за жажды господства попали бумаги, свидетельствующие о начале войны.
Кто же был задействован в войне, спросите вы. Это конечно же Австрия и Пруссия – главы альянсов, а так же Бавария, Вюртемберг, Краков, Швеция, Баден, кучка итальянских стран ( на стороне императора) и Бразилия, Бельгия и несчетное множество курфюрстов ( на стороне короля).

Такие бесчестные страны как Великобритания, Грецию и Королевство Обеих Сицилий бросили Пруссию, видимо уверенные в поражении короля. Еще чего захотели! Этого они не дождутся, нет армии славнее Прусской., о который мы сейчас и будем говорить.
Первое что было сделана – объявление мобилизации в стране, каждый должен воевать за свою отчизну, а воевать пришлось на много фронтов, но самый главный был Австрийский, соответственно туда и была брошена большая часть прусской армии. Каждый солдат был ценен, и гарнизон с русской и французской границ были уведены.
В тот жаркий день, во время трапезы в садах своего дворца, король не даром сказал про карты Моравии и Богемии, ведь именно эти регионы стали центром ведения боевых действий. Пройдя через Саксонию, войско короля начало оккупацию Австрийских земель, в то время как объединенные армии курфюрстов сражались с Баварией, Баденом и Вюртембергом., Сражались, хочу заметить, не очень удачно. Первая масштабная битва состоялась в непроходимых Богемских лесах, где превосходящие количеством силы Пруссии одержали сокрушительную победу. Бежавшие австрийцы присоединились к основной части своих войск и на время скрылись из виду короля, а тем временем…

Прусская армия вошла в Богемию с севера тремя колонами, сметая все на своем пути, австрийцы бежали, бросая магазины, полные добра, оставляя толпы дезертиров и беженцев. Пруссаки сбрасывали телеги со скарбом на обочины, освобождая шоссе для своих храбрых легионов. Наконец армия Фридриха предстала перед древними башнями Праги, поодаль сверкали в покое чаши рыбных прудов, синеватые овсы скорбно шелестели на древних чешских полянах…
Генерал Шарнхорст, тот самый, который оценивал расстановку сил в Европе для короля, сейчас сидел с картой и изредка, поднимая глаза, оглядывался по сторонам.
-Вон там цветут овсы, по овсам можно пустить пехоту. Ведите огонь из пушек по городу. Не жалейте снарядов, король приказал во что бы то не стало укрепиться в Праге. Паскаль фон Кнорр, командир гусарских полков, подошел к изучавшему карту генералу:
- Герр Шарнхорст, мои разведчики обнаружили приближающиеся армии австрийцев, прикажете отступить? Они намного превосходят наши силы.
Шарннхорст окинул взглядом бородатого низкого человека с кривыми ногами, пристально смотревшего прямо в душу генералу, в ожидании ответа.
-Отступать? Отступать?! Нет, об этом не может быть даже речи! Воевать числом каждый может, а мы одерживаем верх за счет тактики. К тому же король скоро прибудет сюда с большим подкреплениям. Мы дадим бой австрийцам, а потом будем разбивать их маленькие, спасающиеся от смерти, отряды.
В голосе бывалого вояки не проскакивало не нотки страха, это воодушевило Паскаля:
-Можете рассчитывать на меня, мой командир! Гусары атакуют по вашему сигналу.
-Я рассчитываю на вас. А знаете что, мы атакуем первыми, это ошеломит австрийцев, а нам даст огромнейшей преимущество, ведь тот кто напал, уже наполовину победил.
Вот с таким бравым настроем пруссаки готовились в внезапной атаке, направленной на ошеломление противника, а тем временем король, завершивший оккупацию Австрийской провинции , спешил в Прагу.
Австрийцы разбили лагерь неподалеку от Праги и ждали момента, что бы нанести удар, а если точнее они планировали атаковать тогда, когда пруссаки будут изнеможенны от осады. Вдруг на холм, окутанный легким туманцем, выехал молодой прусак. Австрийцы с удивлением смотрели на него, он держался так, как будто все армии мира ему нипочем! Он медленно достал пистолет и выстрелил в небо, а сразу после этого из-за холма показалась Прусская армия, принявшаяся палить по австрийцам, а затем и со штыками наперевес ринувшаяся в бой. Быстрым, напористым наступлением они опрокинули почти три полка. Вот так гибло для австрийцев и началась битва под Прагой, решающая битва в этой войне.
Ржали напуганные кони, слышалась отборная брань, скрипели телеги, летели головы и шапки, битва превратилась в резню, когда Паскаль фон Кнорр во главе своих бравых гусаров ринулся в бой с криком: “Разотрем австрияков в грязь!” Кавалерия дружно обрушилась на левый фланг, бесподобно круша воинов. Битва уже была выиграна, когда подошла королевская армия. Австрийцы с криками ринулись куда глаза глядели, получив при этом неплохую дозу пуль. Вся остальная война с Австрией заключалась в погонях за дезертирами и оккупациях регионов.

В это время Бразильцы воевали в Швеции (!), правда не очень удачно. Курфюрсту были поражены армиями Баварии, которая являлась третьим по величине немецким государством.

Вот уже были оккупированы Моравия, Богемия и другие Австрийские территории, когда пала Вена. 4683 солдата прошли по Вене с победными песнями, был водружен прусский флаг на крыше парламента, а Франц II, император Австрийский, позорно бежал из столицы, впопыхах забыв забрать свою четвертую жену, дочь Вильгельма Вюртембергского, Каролину – Августу.
К этому славному дню был заключен мир со Швецией и отвергнуты многочисленные послы Австрии, пытавшиеся убедить короля подписать белы мир.
Король, пожелавший вести войну с Австрией еще и в Италии, где Император начал набирать новые войска, подозвал к себе адмирала Карла Циттена, командовавшего в то время всем незначительным флотом королевства. И вот он зашел в королевский шатер, уже продырявленный от шальной пули.
-Ваше величество, зачем вы меня звали?
-Скажи, Циттен, в порядке ли эскадр мой содержишь?
-Не в обиду вам сказано будет, ваше величество, - ничуть не робея начал говорить адмирал, - но не флот у вас а груда плавучего хлама. Кильсоны в течи, брандкугелей нехватка, рангоут погнил, такелаж размочалился…
-Хватит, хватит, - прервал король Цитенна, только что пристыдившего его, - я морской баталии не смыслю, так что можешь дальше не объяснять. Мне твой флот если честно для битв и не нужен, ты перевези солдат девять тысяч в северную Италию и будь свободен, а после войны я корабли отремонтирую и новые построю.
-Э нет, если нам австрияки на пути попадутся, то несдобровать никому.
-Это приказ, адмирал, а приказы не обсуждаются!
Нехотя, но принялся исполнять королевский приказ Карл Циттен. Под Сицилией Прусский флот наткнулся на австрийскую эскадру. Вышел адмирал к матросам.
-Увы, господа, скажу я мало, ведь не ради слов война началась жестокая. Не робейте, ведь знали вы на что шли, когда моряками становились! Теперь прошу всех наверх – по декам, по батареям, по мачтам…
Два корабля, свистя обтяжкою такелажа, рванули через прибой, прямо в горло залива. Розовые от солнца башни итальянского города, который в этот день наблюдал ужасную картину и содрогался от выстрелов пушек, виднелись вдалеке. В батарейных деках было сизо от чада, корабли палили друг по другу из всех пушек. В этот роковой день очень много людей затонуло близ Сицилии.

Но не смотря не на что прусская армия продвигалась все глубже и глубже, а дойдя до северной Италии встретилась с Баварско – Тосканской армией, сильно превосходившей числом королевское войско. Не успела битва под Инсбруком начаться, как воинов остановил отряд гонцов, трубивших о подписании мира между Пруссией и всеми странами, вставшими на защиту Австрии. Что заставило их сделать это в один момент мне неизвестно, но это сильно облегчило победу.

Австрия осталась одна, почти полностью оккупированная, у них не оставалась выбора. Была признана прусская гегемония, и Австрия лишилась влияния на все германские страны, передав первенство Пруссии.

Через день после подписания мира, в Сан-Суси, на ряду с другими послами , прибыл дипломат партии янычаров, который предложил королю заключить союз с блистательной Портой. Фридрих не раздумывая согласился, ведь в дальнейших войнах с Австрией он будет очень кстати.

Пока шла война, дела в государстве не стояли на месте. Теперь все города Пруссии были соединены железными дорогами, чиновники в Восточной Пруссии, стимулированные непревзойденным бароном фон Штейном, теперь работали на максимуме, был принят указ, утвержденный королем, об строгом ограничении рабочего времени для детей, а военно – промышленная исследовательская академия разработала новые дульнозарядные ружья, что дало большое преимущество нашим солдатам на поле боя, не зная не сна, не отдыха исследователи сейчас ищут способы повышения стратегической мобильности армии. Было пару незначительных протестов либералов против власти, но они были подавлены и забыты, а сведения о них затерялись в пыльных архивах.
 
BrainДата: Пятница, 13.05.2011, 16:55 | Сообщение # 3


Рядовой состав
Сообщений: 40

Репутация: 4
Замечания: 0%
В строю с 10.05.2011
Статус: Offline
Король – романтик.

Вот уже и закончили греметь пушки на Австрийских землях. Послы курфюрстов, разочаровавшихся в силе Австрийской империи, толпились во дворце, пытаясь пробиться к королю, который развлекался на балу, устроенном в честь блистательной победы. Виднейшие люди страны были приглашены на это празднества, а самые зажиточные из них признавали, что Пруссия давно не видела такого буйства роскоши. Король приказал в этот день пускать всех желающих ко дворцу, будь то знатный офицер или простой мужик.

В Австрии же был траур, репутация императора падала с каждым днем, но не будем говорить об этом, ведь рассказ повествует о Пруссии.
-Замолчите все, - прозвучал в зале голос короля, который уже успел изрядно подвыпить, - тишина! – в огромном зале стихли музыканты, замерли кавалеры и министры, все слушали короля, - Я хочу поздравить нашу великую страну, но знайте, победа над Австрией - король поднял бокал, - это только на…
Неожиданно король замолчал, не успев договорить слова, а дорогой фарфор выпал из его руки и в дребезги разбился об пол. Не в состоянии проговорить и слова, Фридрих схватился за сердце и так и стоял, выпучив на гостей глаза.
-Доктора, - прогремел на весь зал голос фельдмаршала, привыкшего командовать солдатами на поле боя, - доктора королю!
Спустя несколько минут король лежал в своих покоях, а доктора летали вокруг него, как мотыльки вокруг фонаря. Ну а бал продолжался, инцидент с королем стал лишь поводом для обсуждения, а не поводом для прекращения торжества.
Через несколько дней врачи объявили, что королю не жить больше, а еще через время их диагноз был подтвержден.
В этот день люди со всей страны стекались в Берлин, что бы поглазеть на бывшего кронпринца и нынешнего короля Фридриха Вильгельма IV из рода Гогенцоллнеров. На государственной карете, украшенной гербами королевства, привезли новоиспеченного монарха к аббатству на Унтер ден Линден, где в младенчестве своем был крещен Фридрих. Толпа встречала нового государя с его свитой сумасшедшими рукоплесканиями. В аббатстве был проведена церемония помазания, в конце которого Фридрих был объявлен помазанником божьим, а его власть над страной была узаконена Папой Римским и самим господом.

После церемонии карета сделала круг по Берлину, что бы все могли полюбоваться королем.
Еще долго продолжались гуляния, ну а юный монарх уже сидел на кресле, некогда принадлежащем его, ныне погребенному, отцу и рассматривал советников, изредка постукивая пальцами по столу.

-Итак, господа, - неожиданно заговорил он, - мой отец, под конец своей достойной жизни, перешел на агрессивную политику. Я не спорю, что она принесла свои плоды, ведь теперь курфюрсты понимают с кем надо считаться, но я не намерен её продолжать в ближайшем будущем. Пришлом время сменить шпагу и мундир на перо и фрак дипломата! Сейчас нам невыгодно, мы не можем ручаться за надежность немецких графов, нам надо как-то централизовать власть в Германии, для начала на севере. Сейчас наша главная задача получить доверию Ганновера, Саксонии и Гольдштейна. Что скажете?
Фельдмаршал Гайзенау наклонился и прошептал на ухо генералу Щарнхорсту:
-Так я и знал, что этот любитель искусства променяет задор битв на скуку переговоров. Нечего нам, воякам, делать в таком государстве.
К сожалению для фельдмаршала, его басистый голос в тихом помещении тяжело было не услышать, но барон фон Штейн вовремя встал для высказывания своего мнения, тем самым не дав королю вступить в перепалку с командующим прусской армии.
-Король, я очень уважаю ваше стремление заполучить земли для вашего государства, но ваш план неосуществим. Да, если мы вышлем хороших дипломатов, мастеров своего дела, в Ганновер, то у нас может получиться расширить на них свое влияние, но Саксония и Гольдштейн не за что не примут нас, ведь раны, нанесенные во время войны, еще не затянулись…
-Время лечит раны, -лениво произнес король, - я думаю что через пару лет они встретят наших послов, как своих самых близких и любимых родственников. Ну а пока мы будем накапливать силы, следить за Австрией и бороться с другими великими державами на дипломатическом поприще!
Вот так начиналось правление Фридриха, оно начиналось открытием тайной войны, войны дипломатов!
 
BrainДата: Пятница, 13.05.2011, 16:56 | Сообщение # 4


Рядовой состав
Сообщений: 40

Репутация: 4
Замечания: 0%
В строю с 10.05.2011
Статус: Offline
Войны слова и пера!

Король сидел в своем кресле, выслушивая придворных, когда сквозь эту гудящую толпу протиснулся относительно красивый мужчина, он стоял во фраке и смотрел на короля.
-А ну ка все вышли! – король подождал пока закончится шум, создаваемый толпой подхалимов, - А теперь отвечай, почему я так давно не видел своего друга?!
Этим странным гостем, нагрянувшем, как гром среди ясного неба, оказался Жан-Пьер Фредерик Ансийон, второй воспитатель юного кронпринца, человек высокого ума.

-Жан, мне сейчас очень нужна твоя помощь, я хочу централизировать власть на севере Германии, а для этого мне нужно лишь расположение трех курфюрстов.
-Чем же вам может помочь такой скромный человек как я?
-Только не надо сейчас этого театра, ты сам прекрасно знаешь, что порой образованность и умение воспользоваться своими знаниями не заменимо.
-Простите, конечно я всегда готов помочь вам, ваше величество.
-Сейчас ты отправишься к Гановерскому двору, и попытаешься показать им там, что единственный выход для них – сидеть под крылом у Пруссии. В Гольдштейн и Саксонию пока рано ехать, барон фон Штейн сказал что раны их еще не затянулись.
-А что если Австрия нападет и попытается отбить у нас уважения курфюрстов, или даже земли?
-Австрия очень слаба, об этом позаботился ямой покойный отец. Их нападение будет сравнимо с укусом клопа, а Пруссия раздавит клопа.
-Будут какие-то указания, как себя вести?
-Я тебя умоляю, Жан, мы же тебя не в Петербург и не в Версаль отправляем, веди себя как знаешь.
-Будет сделана, ваше величество.
Жан-Пьер поклонился и удалился, закрыв за собой двери и оставив короля наедине с его планами.
* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
Карета тронулась, из свиты Жан-Пьер взял лишь своего адъютанта, молодого человека по имени Карл фон Финкенштейн. Экипаж был не богатый, Жан не любил роскошь, но зато он любил интриги. Не останавливаясь в Магдебурге, карета пересекла границу с Брауншвейгом, которой-то почти и не существовало, лишь два старых стражника спросили кто едет. К концу дня экипаж уже прибыл в славный город Ганновер.

Как гибкие ящерицы, среди древних камней извивались улицы в старинном городе, повидавшем многое на своей истории. Если бы гонец, отправленный предусмотрительным королем, не предупредил правительство, то нашему послу было бы нелегко ориентироваться тут в первый день. Как только Жан-Пьер въехал в город, его встретил человек из посольства, именуемый Гансом Шверином.
-Вот вы и здесь, а я вас тут уже очень долго жду, - начал приветливый Ганс, - как только гонец прибыл, я разу сюда. Все равно у нас тут работы почти нет, её отобрали подлые Британцы, тутошние правительство их так идеализировало, что у Пруссии мало шансов.
-Ничего, я попробую. Сейчас мне надо выспаться, ну а завтра сразу пойдем к курфюрсту.
-Помилуйте, вы собрались плыть в Британию? Разве вы не знали, что этот напыщенный Вильгельм IV тут никогда не бывает, он постоянно в Британии!
-А кто же тогда контролирует государство, - удивленно спросил Жан.
-Генерал-штатгальтер Адольф Фредерик, который так же является герцогом Кембриджским, но тут уже 9 лет его называют вице-королем, а вскоре, если Вильгельм не вернется, то его и вовсе королем нарекут.
-Ну что ж, поговорим значит с этим Адольфом.
Мгла окутала город и наш посол, который на самом деле не являлся послом, заснул, а в это время король дал еще один бал в честь своей коронации.
На утро, Жан-Пьер со своим адъютантом вошли в королевский дворец, хотя “королевский дворец” это громко сказано. Не было короля, не было и дворца. Внезапно Жан остановился и повернулся к Гансу, который вел их в кабинет генерала – штатгальтера.
-Постой ка, а этот Адольф случайно не сын Георга III?
-Да, он самый, - озадаченно ответил Ганс.
-А не он ли в 1801 году добивался у ныне покойного короля отмены решения об оккупации Ганновера?
-Да, он, - все так же непонимающе отвечал Ганс.
-Просто чудесно, выходит это мой старый друг. Как-то нехорошо вышло, что я не знал где он сейчас. Ну что же, будем врать, ведь ложь – лучшее дипломатическое оружие.
Адольф Фредерик сидел за столом и читал важный рапорт, когда дверь распахнулась и перед ним предстал довольный Жан-Пьер Фредерик Ансийон.

-Ну здравствуй, Адольф, - с улыбкой сказал посол, - король Пруссии хотел отправить к вам дипломата, что бы улучшить и без того хорошие отношения, но я услышав об этом, умолял что бы послали меня, ведь я очень давно хочу повидаться с тобой.
“Как же искусно врет” – подумали Карл и Ганс, а тем временем старые друзья уже обнимались, и обсуждали перемены в своей жизни, за бокалом вина.
С каждым днем дружба, мастерки подмазывающегося, Жана и, без памяти любящего своего друга, Адольфа росло, а вместе с ней росли и отношения Ганновера с Пруссией, и вот, настало время разговора.
-Ты знаешь, Адольф, мне жалко Ганновер, и жалко тебя. Британия использует вашу маленькую, работящую страну, как базу на материке, а в случае опасности они просто от вас откажутся, ведь защитить не смогут. Они сильны, но их сила в колониях, а не в Европе. Совсем другое дело Пруссия, они сильны, они раздавили Австрию, как давят насекомых, Франция тоже нипочем королю. Подумай, я бы на твоем месте…
-Действительно, - вскочил со стула Адольф, - как это я раньше не подумал. Великобритания никак мне не помогает, никаких денег, а когда я просил воинов для охраны границ, получил лишь отказ…
В этот же день гонец выехал в Берлин с письмом от Жана, в котором тот сообщал об успехе, но просил задержаться тут, что бы не вызвать подозрений у Адольфа. Действительно выглядело бы странно: лучший друг, после разговора, в котором переманивает тебя на сторону своего монарха, сразу уезжает…

Король одобрил эту просьбу и в Гольдштейн, который, по мнению короля, уже готов был принимать дипломатов Пруссии, выехал граф Фон Грец, с огромной свитой, окружаемый роскошью….
 
BrainДата: Пятница, 13.05.2011, 16:57 | Сообщение # 5


Рядовой состав
Сообщений: 40

Репутация: 4
Замечания: 0%
В строю с 10.05.2011
Статус: Offline
Дипломатический провал

Стоя на холмах близ Берлина, видишь это ужасную громаду домов, церквей, соборов, лавок… Прекрасная картина, даже не верится, что все это построил человек. Обычно солнечные лучи озаряют город светом, но нынче день выдался хмурым и пасмурным, всюду была грязь и лужи, ну как в такую погоду можно думать о чем то хорошем?

А тем временем в ворота дворца Сан-Суси вомчался всадник в черном плаще, не церемонясь с гвардейцами – охранниками, отталкивая их, он прошагал к кабинету короля, оставляя за собой следы от грязных ботфортов. Без стука залетел он в дверь кабинета, где сидел, развалившись в кресле и вертя в руках какую-то монету, король.
- О, Шарнхорст, вы запыхались? – начал разговор ничуть не удивившийся визиту генерала король.
-Ваше величество, я скакал сюда от самой датской границы, лишь изредка меняя лошадей! – переводя дыхание, ответил Герхард Иоганн Давид ( так звучит полное имя генерала – военного реформатора Шарнхорста).
-Ну и зачем, - как бы издеваясь сказал король, а затем кинул военному монету, - вот, посмотрите.
В руках генерала оказалась новоотчеканенная монета с портретом Фридриха на одной стороне и с одноглавым орлом на другой.

-Прекрасно, ваше величество, прекрасно, но позвольте мне объяснить суть моего столь скорого приезда!
-Тебе кто-то запретил это делать? – нахмурил брови король, - конечно говори.
-Датчане совсем обнаглели, - с каждым словом лицо генерала менялось на более озлобленное, - вы себе даже представить не сможете, что они сделали! Арестовали одного из наших граждан, якобы за шпионаж, на нашей же территории! Это в голове не укладывается, начальник местной полиции сейчас разбирается в этом происшествии, но негодяи должны поплатиться! Во первых, за то, что залезли без разрешения на нашу территорию, а во вторых, за то, что побеспокоили наших граждан. Мой король, позвольте мне ввести войска и прогнать этих датчан подальше от наших земель.

- Да, Действительно, это неплохой повод для войны, но я запрещаю. Вы прекрасно знаете, что я сейчас веду мирную политику и совсем недавно в Гольдштейн выехал граф Фон Грец , мы же не хотим подставить его, не забывайте, что Гольдштейн находится в подчинении у короля Дании, объявление войны одному из них, влечет неизбежную войну с другим…
*******************************************************************************
Посреди главной площади Гольдштейна сверкали кавалерские кареты, это прибыл граф Фон Грец со своим пышным эскортом. Выйдя из корты он важно прошагал в посольство Пруссии. Представитель Пруссии проводил графа к королю, но стоило лишь немного горе – дипломату прикоснутся к делам королевского двора, как его сразу же не возлюбили, а через пару дней помчались гонцы в Сан-Суси, неся с собой жалобы непутевого графа, а во всех письмах, были примерно такие просьбы. “Ваше величество, прошу прислать мне хорошего, вышколенного кавалера, для дипломатических интриг пригодного, слишком серьезны прихоти двора Гольштейнского, не разобраться мне одному.”
“Как же одному? У него же 80 кавалеров, неужто ему их мало или сказать он хочет, что один новый все исправит? Сам виноват, надо было свиту внимательнее выбирать” – думал о письме король, подписывая документ об отправлении Прусской экспедиции в провинцию Палмерстон.

А 31 мая король Гольштейнский вызвал Фон Греца к себе в кабинет, помимо них там стоял русский посол, находившийся время с королем. За довольно продолжительное нахождение при дворе, он успел зарекомендовать себя, как лучшего друга корона, как датской, так и Гольштейнской. Конечно, непутевому графу не был дан даже шанс, ибо посол России узрел в нем конкурента, серьезного конкурента. Под давлением великой страны, король вынужден был закрыть Прусское посольство, а граф Фон Грец поехал с позором на родину.

А пока, не подозревая о провале, спокойно прогуливался по зоологическому саду, недавно открытому во славу Пруссии, король, в сопровождении главы военно-промышленного исследовательского комплекса .
-Ну что друг мой, как продвижения в науке? – спросил король, заинтересовано разглядывая причудливые творения природы.
-До сегодняшнего дня, мой король, - хриплым голосом отвечал ученный, - мы занимались разработкой новых военных технологий, а так же модернизацией старых, но теперь, из-за недостатка идей, мы принялись за машиностроение, это позволит значительно увеличить объем товара, производимый на наших, к сожалению не многочисленных заводах. В этом нам помогает очень талантливый человек - Готтхильф Генрих Людвиг Хаген, который построил гавань в Пиллау… - король прервал говорившего.
-Это все очень прекрасно, друг мой, продолжайте в том же духе, ну а сейчас насладитесь красотой этого сада, ведь таких всего 3 в мире…
 
BrainДата: Пятница, 13.05.2011, 16:58 | Сообщение # 6


Рядовой состав
Сообщений: 40

Репутация: 4
Замечания: 0%
В строю с 10.05.2011
Статус: Offline
Давление Либералов и прочие внутригосударственные дела

В кабинете министров царил разлад, все больше усиливался напор либералов, желающих жить в свободной от абсолютизма и феодализма стране, недовольство в народе росли, и все больше людей покидало консерваторский лагерь. Именно эти обстоятельства и заставили короля провозгласить Пруссию конституционной монархией, однако избирательный ценз оставался очень высоким, в выборах участвовали лишь крупные землевладельцы.

Однако, несмотря на столь серьезной изменение в политике государства , 20 сентября в 11 областях Пруссии вспыхнули вооруженные восстания якобинцев. Одно из них было тут же жестоко придушено, находившемся в Берлине, гусарским отрядом Паскаля фон Кнорра, после чего он отправился в Штеттин. Прусские армии, стоящие на границах были сняты оттуда и отправлены на подавление мятежей, а в это время в кабинете министров продолжали бушевать споры, на этот раз про чрезмерные затраты Пруссии и высокий избирательный ценз.

Сейчас в кабинеты слышались только выкрики либералов и спокойные ответы короля.
-Народ в Пруссии нечего есть, они одеваются в тряпье, а король спускает кучу денег на какую-то там экспедицию.
-Да, господа, народ живет, конечно, хуже чем мы. Под словом “мы” я подразумеваю и вас тоже. А экспедицию принесет Пруссии славу, пойдет на пользу культуре и науке, пополнит зоологические музеи новыми экспонатами.
-Что можно найти хорошего в том богом забытом месте?!
-Неужели пара красивых цветочков стоит тех денег!?
-Да, господа, стоит! Я не могу понять ваше невежественное отношении к развитию.
Раздался стук в дверь, а спустя мгновение в неё вошел секретарь короля:
-Ваше величество, вам письмо от экспедиции.
-Вот это да, как раз вовремя, - обрадовался король и принялся открывать конверт. – вот сейчас, господа, вы увидите, что экспедиция оправдана. Король быстро пробежался глазами по письму, и начал радостно читать вслух:
“… таким образом, наша экспедиция открыла 20 ранее неизвестных видов растительности. За последние два месяца мы потеряли несколько человек из-за малярии и кишечных инфекций, но несмотря на потерю товарищей мораль отряда высока. С уважением…”
Король закончил чтение и взглядом обвел кабинет.
-Правительство не отказывается от своих целей, начал говорить правитель, - мы вышлем поддержку нашим ученным, их старания и наши затраты окупятся вполне! А на счет высокого ценза… Не все сразу, друзья мои, я ал вам конституцию, и этого хватает с головой, если есть еще вопросы, то я у себя в кабинете. Заседание закрыто! Все свободны.

Когда король подошел к кабинету, он увидел ждущего его фельдмаршала Гайзенау.
-Добрый день, ваше величество. – поздоровался фельдмаршал, - сегодня генералы Шарнхорст и Паскаль фон Кнорр подавили восстание, но в четырех областях Пруссии вспыхнуло новое.
Король с пожилым Гайзенау вошли в кабинет и уселись на кресла, фельдмаршал продолжил.
-Наши армии сейчас движутся по направлению к бунтовщикам, сейчас их намного меньше, чем в прошлый раз и что бы уничтожить баррикады нам понадобится совсем мало времени. Можно считать, что эта либеральная революция уже в прошлом, мы пережили бурю.
-Все-таки не могу я понять этих людей, - задумчиво произнес король, - только даешь им то, что просят, как у них появляются новые желания…
 
BrainДата: Пятница, 13.05.2011, 16:59 | Сообщение # 7


Рядовой состав
Сообщений: 40

Репутация: 4
Замечания: 0%
В строю с 10.05.2011
Статус: Offline
Централизация власти

Срок, по которому прусским послам запрещено было появляться при Гольштейнском дворе, истек и на этот раз туда был отправлен прекрасный дипломат Георг Хенсель, ему были выданы инструкции от самого короля, на него были возложены очень большие надежды. Проводивший все время в глуби интриг двора, но избегавший пышности и высоких титулов, лукавый и знакомый с правилами дворцового этикета Георг Хенсель выехал в Гольдштейн. Он имел сложнейшую задачу: заменить влияния России влиянием Пруссии. Впрочем, не все было так плохо, отношения с русскими были испорчены Французами, так что теперь никто из великих мира сего не имел полного влияние на монарха маленького королевства Гольдштейн.
Без свиты и пышности, одинокий всадник с прусским гербом на плаще въехал в пригород Гольдштейна, в котором и располагалось посольство Пруссии. Быстро влившись в курс дела, Георг отправился на знакомство с министрами.
На следующий же день он был приглашен на пир, устраиваемый королем. На праздництве присутствовало бесчисленное количество мелких князей, министров, послов разных стран. Спустя некоторое время король удалился, оставив полупьяную компанию гулять дальше. Русский посол начал хвалится величием своей родины, мельком так же проскочила фраза ”Не то что это крохотная Пруссия, да было бы желание мы бы раздавили их как муху.”, на такое заявления пьяного посла Георг ответил:
-Глупости, русские то воевать толком не умеют.
-Несносная жертва природы, - разошелся русский, - где твое мужество, только и способен, что говорить в уголке всякий вздор, боясь выйти и ответить как мужчина.
-Давайте, уважаемы друг, - Хенсель вынул свою шпагу и вытянул ёё над столом , - продемонстрируйте нам, искусство боя. Хоть послу и не пристало отвечать агрессией на дерзость пьяницы, вы сами так захотели.
На встречу Хенселю шагнул грубый, грузный русский посол, который тоже вынул шпагу. Три трезвых графа быстренько распихали по углам столы.

Русский переминался с ноги на ногу перед Георгом, топорща густые усы.
-Я смотрю вы не спешите умирать, - с улыбкой произнес посол Пруссии и две шпаги, лязгнув, скрестились. Ловким ударом снизу Георг выбил оружие из рук противника, - поднимите же свое оружие, с которым вы столь неумело обращаетесь, - как только русский посол поднял свою шпагу, его настигло губительное острие, это Хенсель вонзил свой клинок прямо в посла, рана была не смертельна, но русского тут же забрали доктора.- Я хочу что бы все помнили это, и знали, как я отвечаю на оскорбление своей родины.
Случай на пиру, как и предполагалось, мигом долетел до короля, и гнев, уместный в этой ситуации вдруг обернулся милостью. Русские начали проводить активную завоевательную политику севера, все больше и больше они углублялись в Швецию, и все меньше и меньше становилось доверие датчан и гольштинцов к ним. Королю же нравилась Прусская оппозиция великой империи.
Вскоре уже Хенсель ни на минуту не отходил от короля, а русские попали в немилость. Когда же дипломат решил что Гольдштейн полностью под влиянием Пруссии, он отправил положительные отчет королю, который тот ждал уже довольно долго.

Пока Георг завоевывал утраченное графом Фон Грецом, в Саксонию, разочаровавшуюся в силе Австрийской империи была отправлена очередная делегация дипломатов, которое быстр завоевало там доверие, ведь Саксонцы не забыли демонстрацию силы Пруссии в 1839 году.

Ну а когда в Прицвальке боролись с эпидемией холеры, во Франкфурте заседала ассамблея, на которой было признано доминирующие положение Пруссии на севере Германии. Все мелкие княжества были уничтожены, а король Фридриху IV получил власть в новом государстве –Северогерманском союзе.


Сообщение отредактировал Brain - Пятница, 13.05.2011, 17:00
 
BrainДата: Пятница, 13.05.2011, 17:01 | Сообщение # 8


Рядовой состав
Сообщений: 40

Репутация: 4
Замечания: 0%
В строю с 10.05.2011
Статус: Offline
Добить умирающего

Вот на дворе и Февраль месяц. По дорогам , заваленным снегом, лениво тащатся возчики и торговцы, бесчеловечно гоня лошадей, желая поскорее приехать к теплому очагу. Последние отряды мятежников были разбиты под Мюнстером, а в стране проводятся рекрутские наборы, ведется подготовка к войне. К какой войне, вероятно спросите вы? Ну что вернемся во времени на месяц назад и перенесемся в зал заседаний заснеженного дворца Сан-Суси, где король планировал добить умирающую империю – Австрийскую империю.
Заседание, как обычно, начиналось с доклада о состоянии дел в стране, но когда министры закончили свою монотонную речь, король, вместо того, что бы закрыть собрание, попросил всех задержатся.
- Северогерманский союз окружен врагами, - начал он, - сильными врагами, которые в любую минуту могут нанести удар по нашей маленькой, работящей стране. Когда мой отец, великий человек, нанес удар по Австрийской империи, он нанес его так умело, что та до сих пор не смогла оправиться. Австрия отошла на задний план, а её авторитет в мире сильно упал. Сейчас при императорском дворе бушуют войны, войны дипломатов. Все гиганты, а в первую очередь Россия, пытаются расширить на умирающую страну своё влияние. Мы не должны доставить им такого удовольствия, однако я не хочу отправлять своих послов, не быть нам с ними друзьями. Остается один выход – война. Добьем умирающего, не дадим их народу быть порабощенным иноязычными захватчиками. Шарнхорст, подойди ближе, бери тридцать тысяч солдат и ступай в Каттовиц, там сиди и жди приказа.

- Но мой король, - перебил государя один из умелых генералов – Эдуард фон Ройтер, - у нас нет повода для войны, о нас будут думать, как о бесчестных негодяях.
- Повод, - нахмурил брови Фриц, - а помните, генералы, как Фридрих II Великий, оторвал Силезию от Австрии, в самом начале своего правления, аргументировав это наличностью постоянно готовой к делу армии. Выходит, что если ты имеешь армию, то и повод для войны имеется, а у нас армия есть, а если мировым гигантам это не понравится, попробуем сфабриковать претензии. Поймите же, сейчас некогда искать законный повод, вот – вот русский медведь затащит Австрию к себе в берлогу, а оттуда нет пути назад, так что, пока у нас есть время, мы должны успеть оторвать от, в прошлом великой, империи кусочек на память. Это не обговаривается! Отзовите Альберта Кодермана с русской границы, в этой войне должны быть задействованы все наши силы.
- Вы намекаете на мобилизацию, - нахмурил густые седые брови фельдмаршал, - это ни к чему, ем более страна будет истощена.
- Нет, мобилизацию проводить не стоит. Все свободны, заседание окончено, - король устало плюхнулся в кресло и подозвал своего адъютанта, - неплохо было бы посетить консерваторию, как ты считаешь?
- Да, Ваше Величество, вам надо отдохнуть, только и делаете, что работаете.
Теперь, когда вы знаете о какой войне шла речь, снова можно продолжить рассказ. На дворе 28 мая, день когда император Австрийский затрясся от страха, узнав о начале войны. В Австрии была объявлена полная мобилизация войск.
Первыми, как ни странно, нанесли удар австрийцы, вторгнувшись своей двадцатитысячное армией на территорию Силезии, где и встретил генерал Шарнхорст, объединившийся в Каттовице с гусарским корпусом. Битва была недолгой, Австрийцы несли огромные потери, в армии появились дезертиры. Генерал Шарнхорст усеял Лигницские леса шестью тысячами трупов солдат Австрийской армии, а те вынуждены были отступить на территорию империи. Талантливый генерал конечно же пустился в преследование.

Пока одни потом и кровью платят за тяжелые победы, другие беспрепятственно захватывают города. Так поступил и Альберт Кодерман, один из жесточайших генералов, получивший прозвище мясник, до войны охранявший границы с Россией. Получив приказ от короля не трогать города на территории Богемии, он старался поскорее прорваться за границы области, что бы там вдоволь награбить. Путь к заветной мечте ему преградили две австрийские армии, так что он был вынужден ждать подкрепления из страны.
А пока Йохан Готтлиб Галле, открывший последнюю планету солнечной системы – Нептун, принимал поздравления от короля, по улицам Берлина двигалась огромная армия под предводительством самого фельдмаршала Гайзенау. Седой старик ехал на белом жеребце, а за ним, медленной рысью, скакали гусары, за которыми тянулась длинная река из пехоты. Все это торжественное зрелище было открыто для любого жителя города, женщины и дети провожали солдат, военную мощь страны, на войну, украшая их оружие цветами.

Пока армия фельдмаршала двигалась по направлению к Австрии, часть Богемии была уже оккупирована, а армия Альберта Кодермана готовилась дать отпор сорокатысячной армии империи под предводительством генерала Эстергази. Армии встретились под городком Карлсбад, очень известным своими термальными водами, иное название этого города – Карловы Вары.
Австрийцы первыми открыли огонь из пушек, немцы несли большие потери, но с позиций не отступили. Когда канонада утихла, Альберт закричал:
- Пушки – все что у них есть, их воины – мобилизированые крестьяне! Убитых быстро заместить из резервов! – после этих слов бравые отмуштрованые солдаты немецкой армии стали на позиции, сверкая оружием.
Австрийцы бросили свои войска в атаку, но они были отбиты, легко отбиты, словной солдаты Кодермана сделали это играючись. Следующая атака – снова получили по зубам. Эстергази осатанев от такого расклад событий стал бросать свои батальоны один за другим, словно в мясорубку. Туда они уходили, но обратно уже не возвращались. Альберт убрал трубку и оперся на трость.
- Я думал Эстергази умный, а он глупым оказался. Таких бить, даже удовольствия не доставляет. Бросьте на них конницу, пусть почувствуют на себе мощь нашей кавалерии.
Но на помощь Австрийцам внезапно подоспела другая армия, это были уже не мобилизированые крестьяне, а регулярные солдаты. Артилерия сразу открыла огонь. Деревья теряли свои вершины, тучи на небе, от грохота орудий распались, ядра врезались в колоны, прорывая в рядах коридоры. Кавалерия, упрямо пробивая себе путь, дошла до зловещих орудий и выстрелы сразу умолкли. Бой был жесток, солдаты с обеих сторон рубились беспощадно, все уже смешалось, казалось что бой проигран, но всего за несколькими холмами, вздымая пыль, летела драгунская кавалерия под предводительством Паскаля фон Кнорра , безжалостного генерала, привыкшего исполнять не раздумывая. Спустя мгновения подкрепления показалось из-за холма. Все взгляды устремились на всадников в бедых плащах, почти неслышно, словно подъятые над землей; они были ужасны в своем движении, будто плыли по воздуху, как нечистая сила, боевую дух австрийцев сразу упал.
- Станем же для них всадниками апокалипсиса, вестниками ада! – прогремел голос бывалого генерала, потрясавшего своим палашом. – мы будем биться до конца, когда стемнеет, мы подожжем деревни!
Как призраки смерти, пронеслись драгуны через врагов, прорубая себе дорогу лезвиями палашей.
-Руби их!
Настал кровавый праздник холодного оружия, австрийская армия была разбита, а главнокомандующих стаи поздравлять с победой. После недолгого торжества, армии пустились догонять дезертирующих врагов. Под Брно были разбиты остатки Австрийской армии, а Северогерманские войска продвигались вглубь империи, оставляя отряды для оккупации земель. Когда фельдмаршал Гайзенау прибыл на территорию ведения боевых действий, было уже не с кем воевать, побурчав, он направился в Вену. Город превратился в настоящий ад. Солдаты, ожидавшие войны, но не пропустившие её, складывали костры из мебели, разбивали посуду, рубили все в щепки, а все деньги, которые только могли найти, забирали с собой.
Когда армии Северогерманского союза вторглись в венгерские земли, император Австрийский согласился передать Богемию. Война была закончена, увенчана победой, народ гордится своим королем, а в западной Пруссии один любовная интрижка одного из политиков была выставлена на всеобщее посмешище, напечатана на первых страничках газет, ну и черт с ним. “Газета не будет закрыта, ведь у нас либеральное государство, пускай свобода слова восторжествует.” – так заявил король на очередном заседании кабинета министров.
 
BrainДата: Пятница, 13.05.2011, 17:02 | Сообщение # 9


Рядовой состав
Сообщений: 40

Репутация: 4
Замечания: 0%
В строю с 10.05.2011
Статус: Offline
Hail Deutschland!

1847 год. 35 первых китайских эмигрантов достигли территории США, Лев Николаевич Толстой начал вести свой дневник, который будет занимать 13 томов к концу его жизни, Белинский пишет знаменитое открытое письмо Гоголю, в Швейцарии почти закончено строительство первой железной дороги, а великая и непобедимая немецкая армия уже вернулась на родину из Австрийской кампании 1846 года.
В один, ничем не примечательный, день король, как обычно, сидел в зале заседаний кабинета министров и внимательно читал письмо. Все взгляды были устремлены на него, каждому в этом зале было интересно содержание письма, ведь оно пришло аж из США, и было адресовано лично королю.
Наконец-то король поднял глаза и с недоумевающим видом спросил:
-Кто его вообще туда послал?
Один из графов, именуемый Вольфганг фон Шлее, поднялся и тактично поинтересовался о ком сейчас идет речь.
-А, - опомнился король, - я думал, вы знаете. Какой- то наш посол в США, который неизвестно каким образом там оказался, жалуется на тамошние правительство. Заверяет, что ему постоянно отказывают в аудиенции с крупными лицами державы, а вместо этого подсовывают мелких чиновников. Но я хочу знать, как он туда попал?!

Барон фон Штейн поднялся и с видом виноватого ребенка, хотя он на самом деле не был ни в чем виноват, начал объяснять королю.
-Понимаете, еще ваш покойный отец послал этого посла в правительство Штатов. Тогда была угроза войны с Великобританией, и наш покойный государь решил заручиться поддержкой заокеанского великана. Вышли некоторые проблемы с транспортом и посол прибыл с огромной задержкой…
-В таком случае все понятно, - перебил барона король и откинул в сторону письмо, - поблагодарите президента, или кто у них там, за потраченное время и отзывайте нашего дипломата. Граф Гаденберг, - неожиданно обратился король, - а что там у нас техническим прогрессом?
-Ваше величество, - подскочил граф, - на земле, в прошлом принадлежавшей курфюрстам, сейчас строятся железные дороги, окончить работы планируется через два года. Наш военно-промышленный исследовательский комплекс сейчас занят изучением передовых способов обжига руды, а после планируется взяться за изучение основ химии. Благодаря нашим ученым была улучшена продуктивность машинного производства.

Граф Гаденберг сел, а вместо него из-за кресла поднялся король.
-Что ж, не для кого из вас не секрет, - начал государь, - что с самого начала своего правления, я поставил перед собой цель, и эта цель – объединить Германию! Сейчас нам надо направить дипломатов, лучших дипломатов, в южно-германские курфюршества, а именно в Баварию, в Вюртемберг и в Баден. Пошлите самых лучших, барон фон Штейн, я поручаю это вам, ну а пока поговорим о войне. Войне, которая неизбежна. Как вы знаете, один французский регион, именуемый Альзас-Леран, является нашей исконной землей. Большая часть его населения – южные германцы. Мы просто обязаны освободить эти земли, ведь они – неотъемлемая часть империи, которую мы мечтаем создать. Я знаю, что наши воины устали, но надо сделать последний рывок. Франция истощена, не только потому, что до недавнего времени ей правили банкиры. Мои шпионы сообщают, что часть французской армии сейчас в египетских походах, а другая часть воюет на Пиренейском полуострове.
-Позвольте, мой король, - начал один из генералов. - Испания и Египет как клопы для Франции, а клопа раздавить – не проблема.
- Да, - согласился король, - но пока Франция будет давить клопов, наша страна, как волк, вцепится ей в шею железной хваткой. Я даю вам год, фельдмаршал, подготовьте мои войска к новой кампании. В 1848 году мы нападем! Заседание окончено…
Через день, после заседания, барон Фон Штейн принялся тщательно отбирать дипломатов. Он был рад порученной ему миссии, ведь если он выполнит её, то получит еще большее доверие и уважение короля. По каким же критериям он отбирал посланников мира? В этом деле он руководствовался цитатой, сказанной великим французским дипломатом – Франсуа де Кальером. “Дипломат должен иметь спокойный характер, чтобы добродушно переносить общество дураков, не предаваться пьянству, азартным играм, увлечению женщинами, вспышкам раздражительности… Хороший повар часто способствует заключению мира.”
Мир, в данном случае, барону был не нужен, ему нужно было влияние. “Чтобы расширить на кого-либо влияние, - думал он, - надо показать свое могущество, свое богатство, показать, что ты именно тот, кто может защитить, тот, кто может помочь.”
Руководствуясь мыслями де Кальера и фон Штейна, были высланы в три страны дипломаты Северогерманского союза. Основной упор делался на Баварию, самую большую из трех. Дипломаты все были отобраны яркие, со знанием придворных нравов, обладающие хитростью и пронырливостью. По приезду в столицы государств, дипломаты начинали, по инструкциям барона, швырять деньги направо и налево. Ослепляли кучеров и нищих, простых работяг и священников… Вскоре состоялись встречи с издателями местных газет, на которых дипломаты заявляли, что пришли дать защиту, а курфюрсты будут за их страной .как за каменной стеной.
Впрочем, дипломатическая миссия не составила ни малейшего труда. Курфюрсты, разочаровавшиеся в величии Австрии и убедившиеся в могуществе Пруссии (ныне Северогерманского союза), охотно согласились на защиты короля Фридриха IV.
Пока дипломаты сорили деньгами и вели переговоры, велась подготовка к войне, а 1848 год незаметно подкрадывался…
Хоть король и уверял своих советников в беспомощности Франции ,сам он побаивался её, так что принял решение в самом начале войны провести общую военную мобилизацию сил, а так же привлечь к военной кампании страны, которые обещал защищать. Наступил уже декабрь 1848 года, а война все не начиналась. Чтобы не заслужить репутацию короля, бросающего слова на ветер, была объявлена война. Франция действительно была поглощена египетскими и испанскими походами, но на атаку немцев прореагировала быстро, была проведена мобилизация. Первое большое сражение случилось моментально под Верденом. Французская армия превосходила числом, но это были вооруженные крестьяне. Они атаковали 21 тысячу немецких солдат под командованием Вольфганга фон Мекленбургского , но на помощь ему подоспел Николаус фон Циттен. Вдвоем они выступили против 54 тысячи французов.
Французы окружили славную армии со всех сторон, но генералы были невозмутимы. Были разбиты лагеря на ночь, а рано утром генерал Вольфганг приказал бить тривогу. Французы в это время, праздновали победу, которую еще не одержали. Они свято верили что Северогерманская армия сейчас в безвыходном положении.
- Не робейте воины, - кричал в немецком лагере Вольфганг, - быстро! Смело! Решительно! Вперед! Колоны тронулись. Французы не верили своим глазам ,все поле разом покрылось гвардейскими шапками. Кавалерия Циттена , таясь за холлами, вышла во фланг французам. Услышав пальбу Николаус отдал приказ атаковать, на полном беге коней, кавалерия клином врубилась в строй противника. Теперь никем не прикрытая с фланга, пехота французов приняла на себя весь удар. Армия французов, отступила, потеряв много воинов и полностью пав духом.

Под Шалоном они получили подкрепление, но на помощь немцам подоспел Людвиг фон Шварцбург. Французскую армию гоняли по всей стране, пока окончательно не разбили. В это время соединенные армии курфюрстов оккупировали регион, из-за которого и началась война, а король провел обещанную мобилизацию.
В то время дорого Германии представляли ужасное зрелище. По ним двигалась несметная орда крестьян и ремесленников, которые еще вчера сидели у себя в мастерских или зарабатывали на хлеб в поле. Они шли бодрые и веселые с оружием в руках, они шли, предвкушая грабеж земель. Фридрих спустил с цепи огромную силу, ведь на войну пошло аж 225 000 человек!
Пока эта армия двигалась к Франции, регулярные солдаты уже расчистили ми путь. Началась оккупация и грабеж земель. Они вскрывали дома, магазины, грабили путников, разоряли города…
Пока все это творилось на землях Франции, король получил просьбу о помощи в войне с Россией от своего союзника – великого султана.
-О нет! Только не сейчас, как же не вовремя! Я не могу убрать армии из Франции, ведь за это придется дорого поплатиться! Передайте султану мои огромные извинения. – оправдывался король перед послом блистательной Порты.

Последняя восемнадцатитысячная армия Франции, изнеможенная от египетских походов ,вернулась на родину, и тут же была разбита под Труа превосходящими силами противника, которыми командовал Эрик Луденрофф.

Все больше земель Франции становились оккупированными и разоренными. Благо для парижан, что в город вошла регулярная армия Циттена а не крестьяне – грабители. Страшно подумать ,что творилось бы на улицах города. 8 октября 1849 года король Франции, в которой сейчас бушевали восстания, согласился отдать Альзас-Леран, который тут же был торжественно переименован королем в Эльзас-Лотарингию.

1850 год – великий год в истории всех немецких земель. 1 января, король торжественно провозгласил Северогерманский союз, Баварию, Баден и Вюртемберг одним единым и неделимым государством – Германией!
 
nozernДата: Среда, 18.05.2011, 23:19 | Сообщение # 10

Подпоручик



Помощник начальника штаба
Сообщений: 689


Репутация: 24
Замечания: 0%
В строю с 13.09.2009
Статус: Offline
Brain, хорошо, очень хорошо. Если Вы помните сложность, на которой играли, то прошу внести и её.
 
ДжоДата: Четверг, 20.10.2011, 17:11 | Сообщение # 11


Ополчение
Сообщений: 2

Репутация: 0
Замечания: 0%
В строю с 18.10.2011
Статус: Offline
Супер побольше бы таки ААР biggrin
 
PrisonerДата: Среда, 08.04.2015, 09:45 | Сообщение # 12


Ополчение
Сообщений: 3

Репутация: 0
Замечания: 0%
В строю с 06.04.2015
Статус: Offline
Краткая история Германии
Автор: Дирльмайер А.У.
Издательство: СПб.: Евразия
Год издания: 2008
Страницы: 542

http://history-library.com/index.php?id1=3&category=istoriya-germany&author=dirlmaer-au&book=2008
 
Форум » Victoria » AAR-ы по Victoria » История Объединения Германии (AAR Виктория II версия 1.2. Сложность 3/3)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright war-game © 2009-2019 | Сайт управляется системой uCoz