Среда, 16.10.2019, 15:12
Приветствую Вас Гость | RSS

Одни живут - чтобы играть.
Мы играем - чтобы понять, как выживали другие.


Главная | Форум | Регистрация | Вход
 
[ Новые сообщения · Личный состав · Боевой устав · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Zero  
Форум » Исторический клуб » Под покровом истории » Операция "Фаустпатрон" (Захват Цитадели в Будапеште.)
Операция "Фаустпатрон"
NashorNДата: Среда, 19.01.2011, 05:30 | Сообщение # 1

Лейтенант



Помощник начальника штаба
Сообщений: 1200

Репутация: 46
Замечания: 0%
В строю с 11.03.2010
Статус: Offline
Операция "Фаустпатрон"

Данная операция, проводилась 16 октября 1944 с целью недопущения выхода из войны Венгрии. Операция проводилась под руководством О. Скорценни. Ниже представлена глава из его мемуаров, описывающая данную операцию.


Будапештская Цитадель

Около 14.00 началась трансляция обращения регента, адмирала Хорти, к венгерскому народу. Мы были готовы к любому повороту событий, но испытали естественную брезгливость любого нормального человека, сталкивающегося с чем-то нечистоплотным. Нарушив свой союзнический долг, Хорти объявил, что Венгрия заключила сепаратный мир с Россией. Теперь все окончательно стало на свои места, и нам следовало немедленно предпринимать контрмеры.

Стали поступать многочисленные приказы о срочном начале операции “Фаустпатрон”. Преждевременное выступление могло испортить все дело. Я настаивал на том, чтобы операция была отложена как минимум на несколько часов, и для начала нужно окружить Цитадель непроницаемым кордоном германских войск. Это было бы нашим первым адекватным ответом на акт неприкрытой враждебности венгерских властей. К моему удивлению со мной согласились, и 22 дивизия Ваффен СС блокировала крепость. Без серьезных инцидентов германские войска захватили железнодорожные станции, аэропорты, речной вокзал и другие объекты.

По приказу Ставки генерал Венк срочно вылетел в Карпаты. Хотя генерал и опоздал — командующий венгерской армией, генерал М., вместе с группой приближенных офицеров уже перешел на сторону русских — мы очень рассчитывали на порядочность венгерского офицерского корпуса и на верность солдатской присяге, наконец. С Карпатского фронта поступали обнадеживающие донесения о том, что предательство политического руководства страны внешне пока ничего не изменило в Действующей армии. Германскому правительству следовало задействовать все имеющиеся резервы и употребить все свое влияние на венгерский генералитет, чтобы подавить даже намек на пораженческие и капитулянтские настроения в недрах Министерства обороны Венгрии.

Начало операции “Фаустпатрон” было назначено на утро 16 октября. Меня вполне устраивала эта небольшая отсрочка, и я намеревался с пользой распорядиться несколькими драгоценными часами. Я считал, что нашим главным союзником должен стать фактор внезапности, поэтому назначил час “X” на 6.00 утра. Последнюю ночь перед операцией мы с Фелкерсамом провели над составленной им картой Цитадели. В целом план уже приобрел свои очертания. Нам следовало навести глянец и, так сказать, нанести последние характерные мазки!


Командующий операцией Отто Скорцени, во время ее подготовки.

Мы решили атаковать Цитадель с трех направлений одновременно. Главный удар наносился по центру венгерской линии обороны, со стороны Венского шоссе. Используя фактор внезапности, мы рассчитывали ворваться в крепость через Венские ворота без лишнего шума. Стремительная атака позволяла нам не только подавить центр венгерского сопротивления, но и избежать ненужного кровопролития не только с нашей, но и с венгерской стороны.

Ставка выделила нам 2 танковые роты. Если “Пантеры”, превосходящие и русские Т-34, и английские “Черчилль”, и американские “Шерман”, были хорошо известны в войсках, то на “Голиаф” смотрели еще как на диковинку. Эти радиоуправляемые бронемашины на гусеничном ходу только поступили в германские бронетанковые войска. В каждый такой танк помещался огромной мощности заряд взрывчатки. Это было незаменимое оружие для прорыва баррикад или взрыва крепостных ворот. Каждой атакующей группе были приданы танки. Мы поставили перед каждым отрядом конкретную задачу и еще раз проинструктировали командиров батальонов.


Немекие танки во время операции

Сложную задачу предстояло решить батальону кадетов. На южном склоне Цитадели венгры оборудовали долговременные пулеметные точки, установили зенитные батареи. Сложная система противотанковых рвов, траншей и окопов превращали крепость в серьезное фортификационное укрепление. Перед батальоном ставилась задача преодолеть глубоко эшелонированную оборону, подавить сопротивление противника и захватить южные пределы крепости.

Взвод батальона “Центр”, усиленный двумя “Пантерами”, атаковал Западные ворота. Взвод парашютистов 600-го батальона СС должен был проникнуть в подземные галереи, очистить переходы от противника, пробраться во вражеский тыл через старинный подземный ход и, наконец, блокировать Министерство обороны и Министерство внутренних дел, расположенные в правительственном квартале. Парашютисты Люфтваффе остались в резерве на случай непредвиденных осложнений, а все остальные люди плюс 6 “Пантер” и рота “Голиафов” поступили в мое распоряжение.

Примерно к полуночи мы провели последний инструктаж, и 3 ударные группы сосредоточились в тылу позиций 22-й дивизии СС, плотным кольцом окружившей район крепости.

Улицы Будапешта жили своей обычной ночной жизнью. Казалось, что гражданскому населению нет ни малейшего дела до активности как германских, так и венгерских военных. Несмотря на поздний час, скверы и площади были заполнены фланирующей публикой, а кафе и рестораны переполнены!

Венгерская армия в свою очередь не предпринимала никаких попыток препятствовать следованию наших грузовых эшелонов к линии фронта. В общем ситуация была вполне обнадеживающая.

Я получил донесение, что поздно вечером в штаб оккупационных сил прибыл старший офицер венгерского Министерства обороны. Осталось неизвестным, как ему удалось миновать кордон эсэсовцев, но не это суть важно! От имени министра обороны он предложил генералу Клеману вступить в переговоры. Наш ответ был прост — до тех пор пока регент не аннулирует сепаратный мир с русскими и не будут освобождены насильственно удерживаемые в Цитадели сотрудники германского посольства и других учреждений, не может быть и речи ни о каких переговорах. Венгры получили ультиматум: до 6.00 разминировать Венское шоссе и разобрать баррикады перед зданием посольства. Никто не собирался объяснять венгерской стороне истинные причины последних ультимативных требований, а мне открывался “зеленый свет” до самой Цитадели!

Около 3 утра я прибыл на командный пункт у подножия Цитадели и собрал на совещание всех офицеров. К этому часу они провели рекогносцировку на местности, и мы сверили свои карты при тусклом свете карманных фонариков. Мой заместитель сварил крепкий кофе — перед началом такой операции было не лишним хорошенько взбодриться!

Итак, мой дерзкий план окончательно оформился: мы спокойно начинаем движение колонны грузовиков к Цитадели, как если бы это была обычная передислокация резерва. Было бы лучше всего, если бы венгры приняли нас за случайно проезжающий по этим улицам конвой. Солдаты ни в коем случае не должны покидать свои грузовики; должен соблюдаться полный режим радиомолчания и, конечно, ни одного выстрела. Я полностью отдавал себе отчет в том, что это в высшей степени рискованный план: в случае внезапного нападения мои люди окажутся практически беззащитными. К сожалению, у меня не было иного способа решить задачу, как рискнуть, но зато быстро и без потерь закончить бой. В случае, если нам повезет, мы могли рассчитывать на быструю помощь парашютистов СС, которые к этому времени уже должны были занять позиции внутри Цитадели согласно плану нашей операции.

Я установил порядок следования и напомнил командирам, что сразу же после Венских ворот наша колонна разделяется и движется по параллельным улицам к крепости. Ротные и взводные командиры получили строжайший приказ ни в коем случае не стрелять и не отвечать на случайные и одиночные выстрелы в нашем направлении. Пароль: “Венгры нам не враги!”

В 5.30 начало светать. Мой грузовик возглавил колонну, за мной следовали 2 “Пантеры”, взвод “Голиафов” и остальные машины. Мои автоматчики поставили автоматы на предохранители и безмятежно досыпали в машинах — редкий подарок бывалым воякам урвать минутку сна перед боем!

Я отправил своего заместителя в штаб корпуса уточнить обстановку — изменений не было, час “X” был подтвержден. В моем грузовике сидели Фелкерсам, Остафель и 5 унтерофицеров, участвовавших в рейде на Гран-Сассо. Я называл их “персональной группой захвата”! У каждого в руке автомат, к поясу прицеплено по несколько ручных гранат. Мы взяли с собой новое оружие — противотанковые реактивные гранатометы. Если бы этот довод показался малоубедительным, то наши “Пантеры” были готовы предъявить и более весомые аргументы венгерским танкистам!

Ровно в 5.59 я взмахнул рукой — “Заводи!”, потом еще несколько вертикальных отмашек — и колонна медленно двинулась в гору. Водители получили строгий приказ: двигаться колея в колею! Никаких маневров и обгонов, чтобы не подорваться на мине, не заблокировать трассу и не сорвать нашу операцию в самом начале. Венгры начали разбирать баррикады на Венском шоссе! Наш “хитрый” план удался — путь свободен! Мы миновали венгерскую заставу у Венских ворот. Часовые были удивлены, но не более того. У подножия холма я приказал водителю набирать скорость.

В предрассветных сумерках показались казармы “Гонведа”. Мы проехали мимо двух пулеметных точек за баррикадой из мешков с песком. “Сейчас как врежут с фланга”, — замогильным голосом изрек Фелкерсам. К счастью, ничего не произошло — только лязг гусеничных траков по брусчатке мостовой.

Мы свернули на боковую улицу, вправо. С хорошей скоростью, не разрывая дистанцию, мы шли в сторону германского посольства. 35—40 км/час — это не просто хорошая, а прекрасная скорость для грохочущих позади танков. Мы увидели смутные очертания крепостной громады примерно в 1000 метрах перед нами. Завершилась первая фаза операции “Фаустпатрон”. Слева показалось одиночное здание Министерства обороны. В этот миг вдали раздались два глухих взрыва — парашютисты СС прорвались в Цитадель через подземные галереи. Наступил критический момент всей операции. Мы промчались мимо Министерства и едва не столкнулись лоб в лоб с тремя венгерскими танками. Венгры не захотели принимать бой. Задрав башенное орудие, головной танк демонстрировал нам, что не собирается стрелять! На всякий случай “Пантеры” развернули башни и держали венгерские танки под прицелом до тех пор, пока мы не выехали из зоны прямого огня.

Из камней и разного строительного хлама венгры соорудили баррикаду перед въездом в Цитадель. Мой грузовик свернул в сторону и освободил место “Пантере”. Мы выпрыгнули из грузовиков и охватили баррикаду в полукольцо. Тем временем тридцатитонный стальной монстр нанес чудовищный удар по центру баррикады. Та рассыпалась, как если бы была сделана из песка! Натужно урча двигателями, танки перевалили через развалины баррикады и вкатились во внутренний двор крепости. Ворота прикрывали 6 противотанковых орудий. Хищные “Пантеры” нервно повели стволами башенных орудий, но батарея противника молчала. Перепрыгивая через камни и обломки крепостных ворот, мы первыми ворвались в Цитадель. Какой-то полковник, размахивая пистолетом, пытался преградить нам путь. Фон Фелкерсам достал его в прыжке и резким ударом выбил оружие из рук. Справа от нас парадный вход в правительственную резиденцию. На пороге я столкнулся и едва не сбил с ног офицера “Гонведа”: “Комендант? Где комендант крепости?” — закричал я прямо в ухо ошеломленному происходящим офицеру Офицер послушно развернулся “кругом” и повел нас к широкой лестнице в глубине холла. Перепрыгивая через покрытые кроваво-красной ковровой дорожкой ступеньки, мы взлетели на второй этаж.

Я оставил прикрытие на лестнице, а сам повернул налево по длинному коридору. Венгр показал нужную нам дверь. Мы ворвались в маленькую прихожую. К распахнутому окну был придвинут стол, на столе ручной пулемет и какой-то венгр поливал свинцом пустую площадку внутреннего двора. Хольцер, коренастый крепыш, подскочил к пулеметчику, вырвал из его рук пулемет и попросту вышвырнул его в окно. Потом последовала звонкая оплеуха, и венгр закатился под стол, по-моему, толком так и ничего не сообразив!

Справа дверь. Я вежливо постучал и вошел в кабинет. Из-за стола поднялся генерал-майор и сделал несколько неуверенных шагов в моем направлении Медленно отчетливо и жестко я произнес: “Если вы комендант, то немедленно прикажите гарнизону сложить оружие. С этой минуты на вас ложится вся ответственность за возможное кровопролитие. Времени на размышление у вас нет”. С площади донеслись одиночные выстрелы и перекрывающий их грохот автоматных очередей. Я продолжил свою речь: “Вы сами видите, что дальнейшее сопротивление бесполезно. Мои люди полностью контролируют крепость”. Я был уверен в том, что это не голословное утверждение — к этому моменту батальон “Центр” под руководством унтерштурмфюрера Хунке, не по годам мудрого и решительного командира, должен был захватить все стратегические узлы обороны Цитадели.

Было приятно иметь дело с разумным человеком. Генерал объявил о капитуляции гарнизона и приказал защитникам крепости прекратить бессмысленное сопротивление. Мы пожали друг другу руки и договорились, что два офицера, по одному с каждой стороны, сообщат о капитуляции солдатам, ведущим бой на южных подступах к Цитадели. Примерно через 10 минут смолкли последние выстрелы.

Я потребовал от коменданта офицера связи и переводчика. В сопровождении двух венгерских майоров я отправился на “экскурсию” по дворцу. Мы миновали помещения, примыкающие к покоям адмирала Хорти. Сам регент покинул дворец около 6.00 и находился в резиденции обергруппенфюрера СС Пфеффер-Вильденбруха. Накануне семья Хорти обратилась к папскому нунцию и получила убежище в посольстве Ватикана. Отсутствие регента не могло повлиять на наши планы. Операция не касалась его лично, а ограничивалась установлением контроля над венгерским правительством. Когда мы подошли к широкому окну, над головами просвистели пули, мгновением позже со стороны “Кровавого поля” донеслись звуки винтовочных выстрелов. Потом Хунке объяснил мне, что венгерский гарнизон со стороны Дуная не был оповещен о прекращении огня. Впрочем, мои парни нашли веские аргументы — несколько характерных залпов из реактивных гранатометов охладили боевой пыл венгров.

В целом вся операция не заняла более получаса. Тишина и спокойствие вновь воцарились в полусонных городских кварталах. А те, кому не надо было рано подниматься в это утро, перевернулись на другой бок и продолжали свой мирный сон. Когда я дозвонился до штаба корпуса, то буквально услышал вздох облегчения, вырвавшийся у генерала Клемана. Видимо, он не был до конца уверен в успехе рискованной операции.

Вскоре поступили донесения от командиров штурмовых подразделений. Как и следовало ожидать, венгры попытались организовать противодействие нашим отрядам в районе Министерства обороны и Министерства внутренних дел. Наши потери минимальны для операций такого масштаба: 12 человек ранено и 4 убито. Ожесточенное сопротивление венгры смогли оказать только на южном направлении нашей атаки — там завязался по-настоящему серьезный бой. Венгры потеряли 3 человек убитыми и 15 ранеными. Что же, как говорится— на войне как на войне! Я был очень доволен — нам почти что удалось избежать ненужного кровопролития.

Мои офицеры приступили к процедуре почетной сдачи оружия. Нижние чины разоружались во внутреннем дворе, и вскоре аккуратные ряды винтовочных пирамид выстроились у фасада правительственного дворца. Я разрешил офицерам сохранить личное оружие и пригласил их в конференц-зал. Я напомнил собравшимся, что многие века наши страны жили в мире и согласии. Германия всегда находила в лице венгерского государства своего верного боевого союзника. “Господа офицеры! Даже сейчас у нас с вами нет ни малейших причин для ссоры. Все, что мы хотим — это установление нового порядка в Европе, но Новая Европа не может быть построена, если не будет спасена сама Германия. Наши народы всегда сражались плечом к плечу против общего врага. Час испытания пробил!” — этими словами я закончил свое импровизированное выступление.

Австрийский акцент только усилил общее впечатление от моих слов. Об этом я судил по тому, как дружески пожимали мне руку венгерские офицеры во время прощания. Во второй половине дня они увели солдат в казармы, а на следующий день присягали на верность новому правительству в здании Министерства обороны. Главный штаб оккупационных войск временно назначил меня комендантом Цитадели.

Как комендант я получил приказ организовать несение гарнизонной и караульной службы силами вверенного мне подразделения и ожидать дальнейших распоряжений. Вечером я пригласил всех офицеров на дружеское застолье. Все гости были преисполнены энтузиазмом и шумно праздновали наш успех. Думаю, что больше всех радовался старый комендант Военной академии Вены — его “орлы” (как он любовно называл своих питомцев) прошли боевое крещение и не посрамили честь одной из старейших в Австрии военных школ.

На следующий день глава нового венгерского правительства нанес мне визит вежливости и поблагодарил меня от себя лично и от имени Кабинета министров. Я ответил, что считал своим долгом сохранить в неприкосновенности дворцовый ансамбль Цитадели. Я внутренне содрогнулся, когда вспомнил чудовищную мортиру безжалостного Бах-Зелевски и то, какие ужасные разрушения могли бы грозить великолепным архитектурным памятникам резиденции венгерских королей. Я согласился с предложением венгерской стороны похоронить павших венгерских и немецких солдат в братской могиле и с воинскими почестями. Организацию официальной церемонии погребения взяло на себя правительство Венгрии. На мой взгляд, это важное политическое мероприятие должно было положить конец возникшим разногласиям между двумя великими нациями.

Следующий визитер напомнил мне о старых добрых имперских временах. Пожилой господин, одетый в австрийский фельдмаршальский мундир начала века, твердым шагом вошел в мой кабинет: “Приветствую вас, молодой человек! Слышал, что вы венец. Очень рад. Так вот вы какой — освободитель Муссолини! Замечательно! Просто замечательно!” Фелкерсам шепнул мне, что это эрцгерцог Фридрих Габсбургский. Я предложил ему стул и поинтересовался, чем могу быть полезен. “О, конечно! — произнес старый фельдмаршал. — Знаете, я держал в дворцовой конюшне лошадей. Так вот, нельзя ли мне их здесь оставить?” Я ответил ему так изысканно и учтиво, как сумел: “Да, Ваше Сиятельство, конечно. Почту это за особую честь...”

Вечером 17 октября поступил приказ из ставки фюрера. Мне предписывалось обеспечить надлежащую охрану регента при сопровождении его в Верхнюю Баварию. Хорти получил официальный статус “гостя рейхсканцлера”. Рота батальона “Центр” охраняла специальный правительственный поезд на пути в замок Хиршберг, вблизи города Вайльхайм. Я хотел успеть вернуться в Будапешт на церемонию похорон, поэтому приказал экипажу моего личного самолета вылететь в Мюнхен и ждать меня в аэропорту Риеме.

18 октября я посетил штаб-квартиру генерала Пфеффер - Вильденбруха и был официально представлен адмиралу Хорти. Я сообщил ему, что буду отвечать за его безопасность в пути, и узнал, что регент намеревается взять с собой в Германию свою семью и двух венгерских генералов — Брунвика и Ваттаи.

Закончив все дела, я немедленно вернулся из Мюнхена в Будапешт. Рота осталась в Германии и повезла раненых во Фриденталь. Я едва успел на церемонию погребения в Будапешт.

20 октября 1944 года. В траурном убранстве Большой зал Цитадели. Две роты, германская и венгерская, несли почетный караул. Приспущены государственные флаги обеих стран, на орудийных лафетах, покрытых знаменами, цинковые гробы с телами погибших. Несколько позже прах немецких солдат был перевезен для перезахоронения в Германию.

Следующий раз я встретил адмирала, когда мы оба находились в американском плену. Хорти сидел в камере № 1 Дворца правосудия в Нюрнберге, в так называемом “свидетельском крыле”. В конце ноября 1945 года мне изменили режим содержания и решили перевести из одиночки в общую камеру Вначале эксрегент решительно возражал против моего “подселения”, но комендант тюрьмы, американский полковник Андрюс, после некоторого размышления все же санкционировал перевод. По просьбе генерал - фельдмаршала Кессельринга, старосты немецких военнопленных, Хорти дал согласие на встречу со мной. Наша беседа продолжалась свыше двух часов. Мне довелось познакомиться с выдающимся политиком и интереснейшим человеком. В дальнейшем мы стали добрыми друзьями. Я еще раз уверил адмирала в том, что операция “Фаустпатрон” не была направлена лично против него. В свою очередь Хорти поделился со мной внешнеполитическими секретами венгерской дипломатии: “Я всегда исповедовал миролюбивую и добрососедскую политику по отношению к рейху. Но ближе к концу войны испытывал противодействие со стороны определенных политических кругов, мне было все труднее держаться в русле политики мира и согласия”. Эта беседа напомнила мне старинную правовую сентенцию:

“Пусть будет выслушана и противоположная сторона”.

В тот же день 20 октября 1944 года фон Фелкерсам, Остафель и я вернулись на моем самолете в Берлин. За 5 недель нашего отсутствия накопилось очень много работы. Прямо в аэропорту я получил приказ явиться с докладом в ставку в течение дня. Экипаж самолета чрезвычайно обрадовался неожиданной передышке.

Сообщение отредактировал NashorN - Вторник, 25.01.2011, 18:17
 
ZeroДата: Среда, 19.01.2011, 07:22 | Сообщение # 2

Sottotenente



Помощник начальника штаба
Сообщений: 547

Репутация: 33
Замечания: 0%
В строю с 30.06.2010
Статус: Offline
В целом было бы лучше не просто скопировать воспоминания Скорцени, а составить сборку из двух-трех источников. Если уж решил этой темой заняться, советую больше внимания уделять информации на английском (ее обычно больше и она полнее). Ну и фотографии разумеется нужны. smile

 
NashorNДата: Среда, 19.01.2011, 09:37 | Сообщение # 3

Лейтенант



Помощник начальника штаба
Сообщений: 1200

Репутация: 46
Замечания: 0%
В строю с 11.03.2010
Статус: Offline
Quote (Zero)
Ну и фотографии разумеется нужны.

позже попробуем найти

p/s. статья в реставрации.

Сообщение отредактировал NashorN - Среда, 19.01.2011, 09:53
 
Форум » Исторический клуб » Под покровом истории » Операция "Фаустпатрон" (Захват Цитадели в Будапеште.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright war-game © 2009-2019 | Сайт управляется системой uCoz