Суббота, 19.08.2017, 08:35
Приветствую Вас Гость | RSS

Одни живут - чтобы играть.
Мы играем - чтобы понять, как выживали другие.


Главная | Форум | Регистрация | Вход
 
Навигация
Wargames
Global strategy
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Новое на форуме
  • Вопросы и ответы по игре WitW (7)
  • Gary Grigsby's War in the West (66)
  • Вопросы и ответы по WitE (1395)
  • Лучшие стихи великих поэтов (1)
  • Официальные Бета-патчи (228)
  • Обсуждение самой игры WitE, и все, что с ней связано (173)
  • Флуд (294)
  • Песочница 2 (159)
  • Заявки и поиск оппонента для игры в WitE (98)
  • Close Combat 3D: The Bloody First (2014) (9)
  • Поиск
    Новые комментарии
    в верху под названием написано скачать с сервера

    Не согласен.

    C Днём Победы!
    Ролик у варгеев не очень, гайдзинчеги лучше сделали.



    Новые статьи
    [26.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 4 (0)
    [11.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 3 (0)
    [09.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 2 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 1 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Введение (0)
    Новые файлы
    [12.10.2011]
    Патч 1.3 для Виктория 2 (Victoria 2) (0)
    [07.10.2011]
    Таблица ТТХ юнитов War in the East (0)
    [04.09.2011]
    Патч 5.1 для Европа 3: Золотое Издание (Божественный ветер) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 4.1b для Europa Universalis 3: Heir to the Throne (Европа 3: Великие династии) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 2.04 для Hearts of Iron 3: Semper Fi (7)
    Наш опрос
    Нужно ли расширять список игр, обозреваемых на сайте?
    Всего ответов: 345
    Наш баннер

    Код нашего баннера
    Rambler
    Счетчик
    Календарь
    «  Август 2011  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031
    Главная » 2011 » Август » 11 » Оперативная мысль от Шлиффена до Манштейна - первая часть
    20:12
    Оперативная мысль от Шлиффена до Манштейна - первая часть

    Оперативная мысль от Шлиффена до Манштейна

    Operational Thought from Schlieffen to Manstein

    Автор – бригадный генерал Гюнтер. Р. Рот

    Brig. Gen. Günter R. Roth

    Уроки истории

    Герхард фон Шарнхорст. Участник войн против Наполеона. Если бы его осторожный план действий перед Йенской кампанией был бы принят прусским командованием, то Наполеону противостояли бы ещё и русские войска

    Убеждение Шарнхорста, что история сама по себе способна дать человеку рассудительность и здравый смысл звучит достаточно современно, ведь в сущности она значит, что человек должен учиться не тому, что он должен думать, но тому как думать, способу мышления. Однако нельзя считать, что история, в частности, военная история, снабжает нас какими-то правилами. Имеется мнение, что история никогда не повторяет себя дословно, в ней нет абсолютных повторов. Клаузевиц по этому поводу писал: "Когда в 1806 году, прусские генералы... шагнули в пропасть, используя, по примеру Фридриха Великого косое построение, это был пример не просто определенной школы, ушедшей в прошлой, но образец самого скудного воображения, к которому когда-либо приводила рутина".


    Карл фон Клаузевиц



    Догматик окружения. Шлиффен и отношения между армией и политикой.

    Альфред Шлиффен никогда не страдал стремлением отнять власть у политиков - его влияние на немецкую политику является виной исключительно преемников Бисмарка, промотавших его наследство. Политика "железного канцлера", направленная на установление баланса сил в Европе, не было продолжена, и скоро Германский Рейх оказался окруженным со всех сторон и изолированным. Политики обанкротились.

    Генералы, считавшие, что опасность войны не два фронта реальна как никогда, пытались занять место бесплодных политиков. Шлиффен не мог предоставить Рейху политическое решение проблем, и сосредоточился на военном решении, которое, в конце концов, привело к ужасающим последствиям.

    В начале двадцатого века, план Шлиффена ограничивал политиков, стремящихся к дипломатическим решениям изоляции Германии. Сам же Шлиффен был убежден, что без нападения на Бельгию невозможно обойтись. Война с Бельгией автоматически означала войну с Британией, и Германия, в конце концов, получила именно ту войну, которой так не хотела - войны на два фронта с Францией, Россией и Британией - морской державой. Шлиффен де-факто пожертвовал стратегическими (сиречь, политическими) соображениями, ради весьма сомнительной оперативной выгоды.


    Альфред фон Шлиффен


    В июле 1914 года, Германские дипломатические круги были вынуждены приспосабливаться к военным требованиям, хотя разумнее было бы как раз наоборот - ещё Клаузевиц призывал к примату политических соображений над военными. Невозможно и предположить, чтобы тот же Бисмарк позволил бы оперативным планам диктовать условия политикам! Герхард Риттер, немецкий военный историк, ясно обрисовал тогдашнее положение:

    "Начало войны 1914 года - яснейший пример жалкой зависимости политического руководства от планов военных технократов. Историческая вина преемников Бисмарка состоит в том, что они приняли эту зависимость, что ни один голос не раздался против узурпации стратегического планирования военными".


    Шлиффеновская идея окружения


    "Фланговая атака является сутью всей истории войн". В этом предложении сосредоточилось всё военное мышление Шлиффена. Он собирался свести всё оперативное искусство и управление к единому правилу, единой формуле успеха. И формулой этой была фланговая атака. Исследовав битву при Каннах (216 до н.э.), он свято поверил, что все великие полководцы в истории, знали они это или нет, стремились добиться того же. Однако, как Шлиффен сам говорил: "За исключением Седана, не было вторых Канн". Для современного применения древних уроков, он сделал следующий вывод:

    "Бой на уничтожение может быть дан и ныне по плану Ганнибала, составленному в незапамятные времена. Неприятельский фронт не является объектом главной атаки. Существенно не сосредоточение главных сил и резервов против неприятельского фронта, а нажим на фланги. Фланговая атака должна быть направлена не только на одну крайнюю точку фронта, а должна захватывать всю глубину расположения противника. Уничтожение является законченным лишь после атаки неприятельского тыла".


    Битва при Каннах. Сверху вниз – 3 этапа сражения: Изначальное расположение сторон, начало битвы, и окружение римлян. Хорошо виден замысел Ганнибала – сковать основные силы пехоты римлян, разгромить их кавалерию, и атаковать республиканцев своей конницей с тыла. В 1914 году, роль конницы должно было играть правое крыло немцев.


    Шлиффен соединил этот тактико-оперативный маневр с двумя стратегическими соображениями. Первое - из-за своего центрального расположения, Германия могла столкнуться с войной на два фронта. Второе - в длительной войне, у немцев не было шансов на победу, если бы Англо-Французская морская блокада перерезала бы поставку сырья на континент.

    Шлиффен собирался разрешить эти проблемы молниеносной победной кампанией против Франции сразу же после начала войны. После этого можно было бросить все силы против России, которая медленнее проводила мобилизацию из-за своей огромной территории. Быстрая победа на Западе могла быть гарантирована полным окружением вражеских сил, "Каннами".

    После своей отставки, Шлиффен составил меморандум, который позже стал известен, как "План Шлиффена", и передал сей документ своему преемнику - Мольтке-младшему. Операция и в самом деле вырисовывалась дерзкая: в западной кампании была задействована почти вся Германская армия, которой нужно было пройти через Бельгию своим гиперусиленным правым флангом, обойти Париж, и дойти до швейцарской границы. Французская армия должна была оказаться в огромном "котле".


    План Шлиффена и План XVII французского командования. Зеленым показаны рубежи планируемого продвижения немецких войск по дням. Как видно, основной замысел Канн повторен – роль «слабого прогибающегося центра» играет южный фланг, а роль окружающей кавалерии – правый фланг.

    Марнская кампания 1914

    В августе 1914 года, немецкие армии начали наступление на запад с невиданной до этого скоростью. Операция проводилась с огромной точностью, и Германии удалось достичь стратегической внезапности, поскольку противник не был готов к столь неординарному плану. Французские войска были с легкостью отброшены могучим правым флангом немецких войск, и, казалось, только дни отделяют от создания огромного "котла".

    Однако, внезапно, между Первой и Второй армиями, возник разрыв, куда ударил Британский Экспедиционный Корпус (БЭК). Командиры двух немецких армий в спешке отступили за реку Марну. Это отступление полностью остановила германское продвижение, и началась длительная "траншейная война". Так было ли "Чудо на Марне", или же во всем оказался виноват "План Шлиффена"?

    http://www.carto1418.fr/anim-marne-mini.php На данном сайте можно ознакомиться с анимацией Марнского сражения. В верхней части карты – даты.

    http://www.carto1418.fr/target/anim-marne.html - а по этой ссылке более детализированная анимация, однако значительно больше по размеру – около 20 мегабайт. Будьте внимательны!

    Для французского главнокомандующего Жозефа Жоффра, все начало войны началось как кошмар. Его наступление в Лотарингии, которым он надеялся остановить немцев, захлебнулось через несколько дней, а теперь, казалось, было невозможно остановить немецкие армии от обхода французов, и удара им в тыл. Жоффр отвел несколько корпусов с французского восточного фронта, который был защищен мощными укреплениями, и перебросил их с правого, на левый фланг по железной дороге.

    Это было похоже на знаменитую "рокировку" Манштейна, предпринятую им на Днепре в 1943 году, которую мы рассмотрим ниже. Данный маневр позволил французам нанести ответный удар. Свежесформированная Шестая армия ударила с запада во фланг Первой немецкой армии. Последняя выдвинулась навстречу опасности, создавая, тем самым, разрыв между ней и Второй армией. В который и ударил БЭК.

    Теперь нервничать пришлось уже немецкому Генштабу. Если бы германские части продолжали продвижение на юг, была вероятность их окружения французами, которые могли опереться на Верден и Париж. Другими словами, в своей попытке окружить противника, немцы сами оказались на пороге окружения. Поэтому Первая и Вторая армия спешно отошли за Марну.


    Принцип кульминации


    Как же стало возможным, что за шаг до победы (а немецкие солдаты на западном фланге уже видели Эйфелеву башню) произошел крах? Он произошел ровно в тот момент, когда отсутствовали резервы. Таким образом, создалась ситуация, о которой Клаузевиц писал следующее:"...большинство [стратегических наступлений] доводило только до такого момента, когда сил как раз хватало на то, чтобы держаться в состоянии обороны и выжидать заключения мира. За этой точкой следует уже перелом, реакция. Сила такой реакции обычно значительно превосходит силу предшествовавшего ей удара. Этот переломный момент мы называем кульминационным пунктом наступления". Опыт всех прошлых завоеваний подтвердился - наступательная война требует и поглощает все возможные ресурсы, которые тают с той же скоростью, с которой они растут у стороны обороняющейся. Особенно это актуально для страны, изобилующей укреплениями.

    Вина Шлиффена лежит в недостаточном внимании к пропасти, лежащей между оперативными требованиями, и суровой логистической реальностью. Более того, у Шлиффена отсутствовало ясное видение Мольтке, касающееся технического прогресса, и использования его плодов в войне. Задним числом можно отметить, что немецкому Генштабу стоило бы больше сил приложить к моторизации системы снабжения - особенно той её части, которая должна была снабжать правый флаг. Однако последователи Шлиффена сделали ключевые ошибки в исполнении его плана.


    Мужество концентрации


    План Шлиффена ни в коей мере не являлся утопичным, во всяком случае, в момент его составления - в 1905 году, когда политическая ситуация была крайне выгодной для Германии: Россия только что понесла унизительное поражение, и была ослаблена внутренними конфликтами. Немецкий Рейх мог с полной уверенностью все силы направить против Франции, армия которой была, в то время, значительно слабее, нежели в 1914 году.


    Мольтке-младший. Полный тезка своего дяди – Мольтке-старшего. Из-за схожести своих имен и возникла такая путаница в военной истории.

     

    Когда план нужно было приводить в действие, его составитель уже был мертв. В то же время, его преемник - Мольтке-младший - прекрасно понимал, что политическая ситуация резко изменилась. У него было два варианта: выполнять план Шлиффена несмотря ни на что, и принять риск, или же составить полностью новый план.

    Как выяснилось позднее, правильной альтернативой была бы стратегическая оборона, с использованием контрударов. Французы, со своей стороны, планировали собственной наступление, рассчитывая дойти "До Берлина через Майнц", как требовал генерал Фош. Но над Мольтке-младшим постоянно висела тень его предшественника, и он не смог найти в себе силы отогнать её. Он принял половинчатое решение, что было однозначно неверным подходом. У переработанного плана Шлиффена-Мольтке уже не было четкой и ясной идеи, и он был, таким образом, полностью лишен оперативных преимуществ. Политические же недостатки - в частности, вторжение в Бельгию - оставались.

    Безусловно, принцип концентрации усилий на важнейшем направлении нигде и никогда не был так ясно выражен,  как в плане Шлиффена. Войска на мобильном правом фланге превосходили силы на своем же левом, статичном, 7-к-1. Между Метцом и Аахеном наступали 54 дивизии, Эльзас и Лотарингии были прикрыты только 8-ю. Перед войной, Мольтке-младший имел на руках дополнительно 8 новых дивизий. Ни одну из них он не направил на правый фланг, вместо этого, усилив левый. Таким образом, соотношение уменьшилось до 3-к-1.


    Отделение 29-ого полка ландвера на ж\д линии Кёльн-Эренфельд. На вагоне надпись: «На Париж!» 


    Когда германское наступление перешло свой кульминационный пункт на правом крыле, эти новые дивизии, которые (как будет объяснено ниже) не были нужны на левом фланге, могли бы составить второй эшелон, оперативный резерв, который мог бы быть введен в бой. На практике же у Мольтке-младшего не было никаких сил для закрытия разрыва между Первой и Второй армиями. Однако незадачливый начальник немецкого Генштаба нарушил ещё одно правило концентрирования. У Второй армии, бывшей "соседом" Первой, после победы на Самбре, были отняты два корпуса для усиления Восточного фронта, хотя его и так не нужно было усиливать. В своих мемуарах Мольтке признал, что это и было его наиглавнейшей ошибкой.


    Эффект "вращающейся двери"


    Британский историк Б. Лиддел-Гарт сравнил функциональный принцип Плана Шлиффена и Плана Манштейна с вращающейся дверью. В 1914 году ось вращения такой двери находилась в Диденхофе (Тьенвиле) к югу от Люксембурга. Чем сильнее наступали в Лотарингии французы тем сильнее в спину им била бы дверь со стороны Фландрии. В 1940 году вращение происходило в другую сторону - по часовой стрелке - чем дальше союзные войска входили в Бельгию в соответствии с планом "Диль", тем легче было немецким танковым дивизиям пробить себе путь к Ла-Маншу у них за спиной.

    В обоих случаях, основной проблемой было заманить противника в ловушку. Шлиффен настаивал, что идеальным Каннам нужны два человек - Ганнибал и Марк Теренций Варрон. В 1914 году, французский генерал Жоффр почти что сыграл роль последнего. Жоффр планировал наступление на северо-восток - прямо в ловушку. Французским войскам не терпелось вторгнуться и освободить Эльзас с Лотарингией. В 1914 году ситуация была схожей с 216 до н.э. Немецкие войска расположенные в Лотарингии играли бы ту же роль, что и пехота Ганнибала. В финале Канн, римские войска успешно оттеснили карфагенскую пехоту в центре строя, и вошли в создавшийся полукруг. Чем глубже в него заходили римляне, тем сложнее им было бы пробиваться назад, где им угрожала конницу Гасдрубала. В случае Шлиффена, роль конницы играл сверхусиленный правый фланг.

    План Шлиффена послужил основой для плана "Удар серпа", предложенный Манштейном. Сам Манштейн отзывался о раннем наступлении французов в 1914 как о "подарке немцам". По анализу Манштейна, Шлиффен принял риск изначальной задержки, и даже отступления в Эльзасе, и, вместе с тем, у него были все основания надеяться, что противник, своим наступлением в Лотарингии, поможет Германии с успехом завершить огромную операцию окружения.

    Полумеры Мольтке-младшего являются классическим примером неправильного применения "передовой обороны", т.е. отпором врагу на его же территории, без сдачи каких-либо позиций. Мольтке-младший не был готов подставить под удар левый фланг, и рисковать сдачей Эльзаса и Лотарингии. Сделай он это, и ему пришлось бы иметь дело с националистическими кругами в самой Германии, и с самим кайзером. Шлиффена же не занимали вопросы идеологии. Он даже заявил, что "стоит французом пересечь Рейн, как они столкнутся с сопротивлением в Шварцвальде". Также он был против строительства укреплений на западной границе, поскольку он считал, что наступление французов в Эльзас и Лотарингию было даже желательным.

    Кроме всего этого, немецкие генералы, как и французские, высказывались за неверный ход действий. Обе стороны оказались заложниками предвзятой наступательной философии, и не осознавали, что весы войны в то время благоволили обороняющимся. Войска, расположенные на левом крыле, даже если бы их было намного меньше, легко сумели бы остановить французское наступление. Умелое командование также могло бы и вовсе заманить французов в Эльзас и Лотарингию и длительное время сдерживать их там, нанося серьезные потери. Для французов же, тактический успех оказался бы оперативной Пирровой победой. Занятие Эльзаса и Лотарингии стоило бы им много жизней, и только тогда бы им пришлось иметь дело с правым крылом немцев, зашедшим им в тыл.

    Теперь Мольтке должен был заплатить за нежелание усиливать правый флаг. Французы стремились в пропасть Эльзаса и Лотарингии, немцы же всячески их от этой пропасти отталкивали. Но ситуация продолжала ухудшаться. Перейдя в контратаку, немецкие войска даже вытеснили французов со своей территории, и замерли перед французскими укреплениями на границе.

    http://www.carto1418.fr/anim-retraite-mini.php - на этом сайте представлена анимация приграничного сражения. В текущем контексте нас интересует ситуация на южном фланге. Обратите внимание, что немецкие армии на юге с 21 августа переходят в наступление, и отбрасывают противника назад, облегчая тем самым логистическую ситуацию французов.

    На оперативном уровне, эта тактическая победа обернулась поражением. Сам факт наступления на левом фланге противоречил оригинальному плану Шлиффена и принципу "вращающейся двери". Как теперь правое крыло должно было завершить операцию окружением в стиле Канн, когда французские части на востоке не только не завязли в боях, но и могли быть переброшены на запад, для контрнаступления?


    Опасность догматизма


    Современные исследователи пришли к выводу, что строго говоря нет никакого плана Шлиффена, лишь его меморандум. Один из историков считает, что "меморандум мог быть основой для немецкого сосредоточения на западе, однако он не являлся законченным мобилизационным, или же оперативным, планом. Это один из доводов против критики этого плана Герхардом Риттером. С другой стороны, возникает вопрос, что же конкретно критикует Риттер - сам план, или же миф, окружающий его".

    Очень точно - многие эпигоны были "более похожими на Шлиффена, чем сам Шлиффен". Строго говоря, план Шлиффена был в нескольких вариациях, а сам он никогда не настаивал, что обход Париж быль столь уж необходим. В этой связи есть интересный момент. Во время последних штабных учений, которые вел Шлиффен, в 1905 году, обсуждалось наступление французов в Лотарингию. Шлиффен отметил, что в данном конкретном случае "не нужно заходить глубоко во Францию до Лилля - необходимо резко повернуть налево, и окружить французов в Лотарингии".

    Именно такая ситуация сложилась в 1914 году. Почему Мольтке-младший не принял схожее со Шлиффеном решение? Его нерешимость особенно трудна для понимания, потому что он сам отстаивал такой маневр уже на "своих" штабных учениях. Израильский военный историк Иуда Валлач заявил, что "второй Мольтке" мог бы провести "вторую битву при Седане". В тот момент вполне быть создан прорыв на юг, где Мольтке-старший, дядя младшего, выиграл это знаменитое сражение. В любом случае, Мольтке-младший упустил данную реальную возможность окружения крупных французских сил. Да, это окружение не было бы огромными "Каннами", а скорее "Седаном в Лотарингии", Но в 1914 году, Мольтке-младший, а де-факто весь Генштаб, так сильно сосредоточился на основном плане, что не могли отступить от него, использовав выгодную возможность.

    Историки здесь сталкиваются с поразительным феноменом - оперативная идея, превратившаяся в столь сильную догму, сама, в свою очередь, превратилась в идеологию, в самоцель. Эпигоны Шлиффена заплатили жестокую цену за эту "манию окружения". Для Клаузевица и Мольтке-старшего, Канны были скорее результатом нескольких случайностей и крайне благоприятных для Ганнибала факторов, совпавших с ошибками римля. Последователи Шлиффена же верили, что полное окружение должно быть единственной целью операции. Генерал фон Зект горько отметил: "Канны - ни одно ещё слово не было для нас столь катастрофичным, как это".


    Манштейн как творческий военный мыслитель и его план "Удар серпа"


     

    Эрих фон Манштейн


    В 1939 году, германский Генштаб стоял перед такой же ситуацией, что и в 1914 году. Гитлер ошибочно считал, что сможет изолировать и разгромить Польшу в быстрой и ограниченной кампании. К его удивлению, Франция и Британия объявили Германии войну. Над Германией вновь замаячил призрак Первой Мировой. Нехватка сырья снова означала то, что длинную войну против западных морских держав не осилить. Необходима была молниеносная война («Блицкриг») для быстрого военного решения проблемы.

    Начальнику немецкого Генштаба приказали немедленно предоставить оперативный план кампании против Франции. Этот план, получивший название "Гельб" («Желтый»),  включал в себя три версии, датированные 19 октября и 29 октября 1939 года, а также 30 января 1940-ого года, и состоял в разгроме противника во фронтальном наступлении через Бельгию и Северную Францию. Фактически, это было второе издание плана Шлиффена. Основное различие с планом четвертьвековой давности заключалось в том, что теперь французы ожидали его. Манштейн отмел этот план, ибо он предпологал лишь частичный оперативный успех, без достижения стратегических целей. Его взгляд основывался на следующей оценке положения противника: деятельное и опытное военное руководство может избежать полного поражения в Бельгии. После этого, союзники создадут сильную оборонительную линию на нижней Сомме. К тому же, была оперативная опасность контратаки против левого фланга.


    Ранние планы Германского Генштаба. План, изначально предложенный Манштейном в левой нижней части. Обратите внимание, что там «центр тяжести» наступления смещен к югу. В итоге план Манштейна будет принят с поправками

     

    Оперативный подход Манштейна призывал к смещению направления главного удара от Группы Армий Б на севере, к Группе Армий А на юге. Основной удар должен был быть проведен через Арденны, р. Маас у Седана в направлении Ла-Манша. Таким образом, все вражеские войска, находящиеся в Бельгии, не атаковались в лоб, а отрезались от тыла.

    Более того, это означало, что вся операцию, которая должна была вести к поражению противника, должна была состоять из двух этапов, с двумя различными главными ударами. Таким образом, план "Удар серпа" состоял из двух связанных операций: прорыв французского фронта в Седане создавал разрыв для последующей операции на окружение. Однако в двойном охвате плана Манштейна прослеживалось фундаментальное отличие от линейного мышления Шлиффена. Шлиффен мыслил окружение лишь как полный поворот одного фланга. В своем воображении он представлял целые армии, которые должны были маршировать вокруг противника как на параде. Но у Манштейна была необычная идея танкового клина, действующего на оперативной глубину в тылу противника, и который не обращал внимание на свои открытые фланги.

    Этот новый план являлся для союзников неожиданностью оперативного уровня, ибо французское руководства мыслило немецкое наступление как слепое повторение плана Шлиффена. Ожидая основной германский удар через Фландрию, французы были достаточно реалистичны. Союзники предполагали, что линия Мажино защитит их правый фланг, тогда как в центре, Маас и Арденны составляли естественный двойной барьер. Было очевидно, что союзникам надо сосредотачивать войска на левом, более уязвимом, фланге. Дабы не оставить Бельгию беззащитной, французские и британские войска должны были дойти до т.н. "линии Диль", которая располагалась по одноименной реке от Антверпена до Намюра, и от него - по бельгийской реке Маас. Когда началось само наступление, основные союзные силы были не в том месте не в то время. К их величайшему удивлению, немцы сосредоточили 7 из 10 танковых дивизий там, где союзники их не ожидали. Германские войска пробились через Арденнский лес, который ошибочно считался непроходимым для танков, в направлении слабо защищенного Седана, на р. Маас. В результате этого маневра, франко-британские войска попали в ловушку - чем сильнее они давили на север, тем проще было действовать немцам в тылу. Как отмечал Лиддел-Гарт, направление охвата было противоположным относительно 1914 года - тогда охват был против часовой стрелки, в 1940 году, соответственно - по часовой.


    Диспозиция и планы сторон. Как мы видим, планы французов снова играют на руку немцам, которые, на этот раз, не упустят такую возможность. Также обратите внимание на заштрихованную синюю линию, протянувшуюся вдоль границы на юге – это «Линия Мажино»


    Лиддел-Гарт приводил и ещё одно, очень наглядное сравнение - на этот раз с корридой. Группа Армий Б на севере играла роль красного плаща матадора. Она провоцировала союзные войска на быстрое продвижение в Бельгию, что было подобно бегу быка на красную тряпку. Танковые дивизии Группы Армий Б на юге были подобны удару меча матадора в увлеченного быка.

    В 1940-ом году заманить союзников в ловушку было значительно сложнее, нежели в 1914. Поэтому, блестящие авиадесантные операции Германии в Голландии и северной Бельгии (к примеру, захват форта Эбен-Эмаель) были не столько тактическим средством для продвижения северной немецкой группировки. Скорее, это были бои оперативного значения, которые должны были убедить союзников, что основная угроза была на севере. Немецкая пропаганда раздувала даже малейшие успехи на северном крыле. Танковые же атаки через Арденнские горы и последующий выход мобильных соединений на оперативный простор оценивались СМИ более осторожно. Плюс к этому, устрашающие бомбардировщики и «Штуки» были изначально расположены далеко от южной группировки. Когда союзники оценили реальный размах немецкого прорыва у Седана, было уже слишком поздно. Они уже не могли отступить на юг, из-за того немцы выигрывали "Гонку к Ла-Маншу", и полностью их отрезали во время попытки спастись. Ловушка захлопнулась.


    Английские пленные в Дюнкерке. 1940 год


    Ещё одна причина такого успеха "Удара Серпом" была в витающем над французами призраке Шлиффена. Они верили, что "догматичные немцы" сейчас будут полностью соответствовать плану 1905 года, но на этот раз усилят правое крыло моторизованными и механизированными силами. Такова была ирония истории - план Шлиффена победил французов не в 1914, а в 1940 году.


    Продолжение статьи см. здесь

    Обсуждение на форуме см. здесь



    Категория: Исторические перспективы оперативного искусства | Просмотров: 2775 | Добавил: Konrad_Novak | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 1
    1  
    Спасибо, познавательно. Только вместо карты плана Шлиффена повторно выложена карта военных действий во Франции в 1940 году.

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright war-game © 2009-2017 | Сайт управляется системой uCoz