Понедельник, 29.05.2017, 08:51
Приветствую Вас Гость | RSS

Одни живут - чтобы играть.
Мы играем - чтобы понять, как выживали другие.


Главная | Форум | Регистрация | Вход
 
Навигация
Wargames
Global strategy
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Новое на форуме
  • Песочница 2 (152)
  • Вопросы и ответы по WitE (1380)
  • Gary Grigsby's War in the West (64)
  • Обсуждение самой игры WitE, и все, что с ней связано (166)
  • Harpoon 3 scenarios for the PlayersDB (41)
  • Официальные Бета-патчи (224)
  • Перевод WITE на русский язык (72)
  • Заявки и поиск оппонента для игры в WitE (96)
  • Flashpoint Campaigns: Red Storm (125)
  • Заявки и поиск оппонента для игры в WitW (4)
  • Поиск
    Новые комментарии
    в верху под названием написано скачать с сервера

    Не согласен.

    C Днём Победы!
    Ролик у варгеев не очень, гайдзинчеги лучше сделали.



    Новые статьи
    [26.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 4 (0)
    [11.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 3 (0)
    [09.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 2 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 1 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Введение (0)
    Новые файлы
    [12.10.2011]
    Патч 1.3 для Виктория 2 (Victoria 2) (0)
    [07.10.2011]
    Таблица ТТХ юнитов War in the East (0)
    [04.09.2011]
    Патч 5.1 для Европа 3: Золотое Издание (Божественный ветер) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 4.1b для Europa Universalis 3: Heir to the Throne (Европа 3: Великие династии) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 2.04 для Hearts of Iron 3: Semper Fi (7)
    Наш опрос
    Оцените наш сайт
    Всего ответов: 365
    Наш баннер

    Код нашего баннера
    Rambler
    Счетчик
    Календарь
    «  Июнь 2011  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
      12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930
    Главная » 2011 » Июнь » 9 » Наполеон, оперативное искусство и Йенская кампания
    18:52
    Наполеон, оперативное искусство и Йенская кампания
    Предисловие переводчика. Данную статью я сократил где-то в полтора-два раза. Были сокращены многочисленные нюансы рабочего дня Наполеона, сжаты его огромные цитаты (кроме одной, важной), и прочая "вода" автора, влюбленного в наполеоновскую эпоху. В статье я представил несколько схем и карт: пользуйтесь ими и читайте статью неторопливо, для того, чтобы понять различие между тем, что было на самом деле, и домыслами командующих обеими армиями. Таким образом, читателю придется иметь дело иногда с 4-я расположениями войск: "что думал Наполеон", "что думали прусские командующие" и "что было на самом деле" и "планы командующих". Это вносит определенную сложность в чтение, но и придает статье огромный обучающий потенциал.

    Французское оперативное искусство (вступление)

    Одним из самых влиятельных полководцев является Наполеон, с его возможностью размещать и маневрировать большими независимыми силами одновременно, и концентрировать их в решающий момент битвы.

    После Франко-Прусской войны, Франция начала изменять военную доктрину. Однако маневры Первой Мировой Войны, за исключением "Чуда на Марне", оказались бесплодными. В конце войны подвижность была заменена подавляющей огневой мощью и наступлениями с ограниченными целями. "Застой победителей" убедил их в том, что следующая война будет такой же. Французы до конца так и не поняли разницы между тактикой и оперативным искусством, что и привело к потерям в Первой Мировой, и поражению во Второй Мировой войнах.

    Napoleon, Operational Art, and the Jena Campaign

    Автор:
    Дэвид Дж. Чандлер
    David G. Chandler

    Наполеон, оперативное искусство, и Йенская кампания

    Наполеон не имел бы никаких проблем с пониманием и применением современных концепций оперативного искусства. Его военная философия была простой. Он считал войну продолжением политики, что ставило на первое место цели политические, которые должны были достигаться военными средствами. Уже в 1787 молодой генерал Бонапарт заявил: "В отличие от других, я вижу только одно - основные силы противника, и хочу их сокрушить. Остальное второстепенно, и решится само собой".

    До конца своих дней, Наполеон отрицал, что при проведении операций он руководствовался какими-то жесткими правилами или принципами. У него есть две значительные для нашего контекста фразы:

    1. "Баланс целей и средств, усилий и препятствий" - экономия сил для достижения политических и военных целей. Нельзя поручать главным силам второстепенные цели. Необходимо назначать приоритеты.

    2. "Сделать войну настоящей наукой" - военные действия должны проходить в реалистичной, практичной и решительной манере. Нет места "полу-войне" - шахматным маневрам с целью избежать битвы. Стадия битвы лишь предваряет мобильную стадию, которая, в свою очередь, ведет к окончательному сокрушению военной мощи противника.

    Однако, как показали события дальнейших лет, Наполеон слишком централизовал свое управление - без него его маршалы были далеко не так эффективны в стратегии и политике, и проявляли недостаточно инициативы.

    Наполеон отлично понимал в военной географии, однако в Испании и России это понимание изменило ему. Выше всего он ценил время, понимая, что оно - ключ к военным победам. Его известными высказываниями были: "Потеря времени в войне непоправима", "Стратегия - это искусство пользоваться временем и пространством. Я больше ценю первое, нежели второе - пространство мы можем наверстать, время - никогда".

    Имперский Штаб Наполеона был разделен на военную часть, административную, и личный отдел. Функции личного отдела во время кампании были следующими:

    1. Управление и контроль движениями войск, снабжения, конвоев, как к фронту, так и к тылу.

    2. Добыча и оценка разведданных

    3. Управление военными действиями на 70-мильном фронте

    4.Передача и получение докладов в огромном районе, контролируя поток столь нужной информации

    Также был малый личный штаб с кавалерийской и артиллерийской охраной, который сопровождал Наполеона в ежедневных делах, когда он лично совершал разведку, или инспекцию войск.

    Наполеон имел крайне насыщенный рабочий день - де-факто он совмещал в себе одном те функции, которыми сегодня заведуют целые штабы. Каждый вечер он ложился спать в 20 часов, вставал в полночь, знакомился с изменившейся обстановкой, диктовал приказы и снова ложился спать на несколько часов. В 6 утра он уже был одет. После ещё одного ознакомления с обстановкой на карте, он принимал у себя генералов. Затем - готовил новые приказы, знакомился с докладами, разведданными. После этого, он отправлялся в войска, посещал подчиненных, и направлялся обратно в свой штаб, который, к тому времени, находился уже в другом месте. В 19 часов, если было времени, Наполеон отдыхал, и играл в карты со своими соратниками, после чего цикл повторялся.

    Также у Наполеона был целый штат храбрых и инициативных адъютантов, функции которых были не были строго обозначены и включали в себя все возможные действия – от приготовления ужина, до командования в бою резервами. У каждого из таких адъютантов были свои помощники, специально отобранные в войсках за храбрость, преданность, и острый ум. Они часто были курьерами приказов и сообщений Наполеона.

    В каждом корпусе был свой штаб, организованный по схожему методу (но, конечно же, значительно меньше по размеру). В дивизиях, в свою очередь, были свои штабы, ещё меньше. Такое большое кол-во офицеров можно объяснить тем, что никто из них не имел специального штабного образования - они выдвигались исключительно благодаря личным характеристикам.

    Упор в разработке планов Наполеона был сделан на расчет и планирование любых возможных исходов. Однако Наполеон понимал значение случайностей в войне, и был постоянно к ним готов. Самостоятельно проводя разведку, самостоятельно изучая местность, он сам и оценивал разведданные, сразу, иногда, отдавая соответствующие приказы.

    Огромное значение Наполеон придавал сокрытию своих намерений, дезинформации, используя французскую прессу, слухи, контрразведку. Задолго до начала кампании, опускался своеобразный "железный занавес". Пресса, подконтрольная императору, тщательно отслеживалась, и сообщала лишь ту информация - а часто и дезинформацию - которую хотел Наполеон. Также подключался корпус секретной полицию Фуше - границы закрывались для иностранцев.

    На марше армию охраняла легкая кавалерия и драгуны, которые пресекали возможность вражеской разведки, в свою очередь, постоянно беспокоя противника. Также кавалерия использовалась на "пустых" направлениях, стремясь дезинформировать противника, и "перегрузить" его ненужной информацией, а также охраняли тылы французов и их коммуникации.

    Наполеоновская армия была также знаменита быстрыми маршами, покрывающими огромное расстояние за поразительно малое (для тех времен, конечно) время. В первой итальянской кампании 1796 года, генерал Фиорелла с дивизией Ожеро прошел около 75 км. за 36 часов. В следующем году генерал Массена, после боя у Вероны совершил марш-бросок, чтобы присоединиться к Бонапарту у Риволи. Проведя день в сражении, он, без отдыха, повел свою дивизию к Ла Фаворите и принял участие в бою там. Всего он, со своей дивизией прошел около 80 километров за 120 часов, и принял участие в 3 сражениях. Мало кто был способен на такое. Сам Наполеон в 1805 году перебросил 210 тысяч человек от Рейна к Дунаю за промежуток за 25 дней, пройдя около 320 километров огромной массой солдат. Дивизия Фрианта прошла за 48 часов 140 километров, причем 35 часов занял сам марш. Примеры подобных марафонских переходов есть вплоть до 1814 года. Недаром сам Наполеон говорил, что "Марш это и есть война".

    Стандартным "кирпичиком" армии Наполеона на оперативном уровне был армейский корпус (corps d'armee) - отряд из 25-30 тыс. человек, включавший пехоту, кавалерию, артиллерию, снабженцев, докторов, и небольшой штаб. Это было подразделение, готовое к полностью самостоятельным действиям, в отрыве от основной армии. У корпуса могли изымать части, а могли и усиливать его в зависимости от конкретных задач. В целом, по мнению Наполеона, корпус мог сражаться до дня, и только потом ему требовалось подкрепление.

    Корпуса могли выполнять задачи отдельно от главных сил, что помогало Наполеону проводить охватывающие маневры и фланкирующие атаки. Эта гибкость была заметным оперативным преимуществом. Многие сравнивали армию Наполеона с осьминогом, роль щупальцев которого исполняли корпуса, рассредоточенные по местности театра военных действий. При необходимости, одно из таких "щупалец" сковывало противника, в то время как к сражению подтягивались остальные части армии.

    Для императора было аксиомой то, что в бою должно участвовать как можно больше солдат. Однако он считал "построение" войск перед битвой не менее важным, чем концентрация их в бою. Под "построением" Наполеон понимал такое размещение своих частей, чтобы они были достаточно далеко, чтобы не мешать друг другу, но достаточно близко, чтобы придти, при необходимости, "соседу" на помощь. Такое "построение" давало императору достаточную гибкость, совмещенную с управляемостью войск.



    Порядок "батальон-каре". Обратите внимание, что корпуса не должны были идти друг рядом с другом - их отделяло до суток марша

    Сильную роль в успехах Наполеона играют его многочисленные тщательно продуманные походные порядки. В начале кампании его корпуса располагались столь широким фронтом, что напоминали линию. В Йенской кампании (которой и посвящена статья), при проходе через Франконский лес, фронт Наполеона сжался с 200 до 45 км. Но как только препятствие было преодолено, фронт сразу расширился до 60 км. для наступления на север к Лейпцигу. Как только к западу от французов были обнаружены прусские войска, сразу был объявлен общий сбор. Широкий фронт, как мы видим, ничуть не мешал принципу концентрации войск - "щупальца" французской армии обвивали свою жертву, а сам осьминог готовился к решающей атаке. Скоординировав движение корпусов, Наполеон совершал последний рывок к противнику марш-броском (до 30 км), часто под прикрытием темноты. Таким образом, император Франции соединил маневр с битвой, а затем - с преследованием противника и в этом, пожалуй, его главнейшая заслуга перед оперативным искусством.

    Чтобы организовать и формализовать передвижение своих корпусов, Наполеон учредил несколько оперативных построений. Они включали в себя клин, по-эшелонное построение, или же построение с усиленным флангом - все в зависимости от условий и требований главного плана.

     Но любимым построением императора являлся батальон-каре (le bataillon carre). В этом построении, корпуса были расположены практически квадратом - углом к противнику. Перед авангардом, ближе к вражеской армии был кавалерийский заслон. Также были выдвинутые в стороны правый и левый фланги, в центре - штаб с Наполеоном, а сзади - резерв. Войска не были расположены близко друг к другу - их отделяло до суток (но не более!) марша. В идеале, расстояние между корпусами должно было позволить всей армии сконцентрироваться в одном месте за 48 часов. Учитывая, что корпуса обладали поразительной для тех времен автономностью, таким построением Наполеон обеспечивал крайне высокую операционную гибкость своей армии. На практике (как в Йенской кампании), он мог наступать в направлении противника, не имея о нем точных данных, и изменять направление наступления по необходимости. Ключами к успеху были самостоятельность корпусов и их взаимная поддержка.

    Прусская кампания Наполеона 1806 является блестящим образцом принципов его оперативного искусства. Следует, однако, помнить, что, несмотря на успех военной части кампании, Наполеон не смог достичь политических целей - желаемых условий мира. Также необходимо понимать, что и на солнце есть пятна - в этой кампании Наполеон совершил никак не меньше 6 серьезных ошибок при управлении, контроле, сообщении и анализе разведданных. Все эти ошибки будут рассмотрены в конце.



    Итак, после создания Конфедерации с французской гегемонией в 1806 году, Священная Римская Империя распалась, а амбиции Наполеона взлетели до небес. Пруссия, имеющая влиятельную "партию войны" во главе с королевой Луизой, это потерпеть не могла, и в августе 1807 года её королем было решено объявить войну.



    Офицеры прусской гвардии точать свои клинки о ступени французского посольства в 1806 году. Через несколько месяцев, они пройдут перед этим же посольством пленными

    Прусская армия и военные планы

    Пруссия могла выставить 171 тыс. солдат первой линии (включая 35 тыс. кавалерии и 550 пушек), плюс 83 тыс. в гарнизонах. Но Прусская армия уже не отвечала своей высокой репутации. Прусские офицеры отдавали предпочтение муштровке в ущерб моральному духу, точность исполнения приказов ставилась выше, чем гибкость мышления. Обоз армии был огромен, армия зависела от складов, а скорость передвижения была ужасающей - 16 км. считались пределом дневного перехода. Ружья были худшими в Европе, артиллеристы плохо обучены, кавалеристы, хоть и храбры и отлично экипированы - слишком консервативны. Однако мораль и храбрость были на высоком уровне.

    Худшим аспектом армии было её командование - 70-80-летние старики, цеплявшиеся за устаревшие принципы не могли составлять конкуренцию новатору Наполеону. Самому молодому из высшего командования - Блюхеру -  было 64 года. Было целых три начальника штаба (Генштаб пока не был учрежден, что тоже сказывалось), царил культ прошлого полувековой давности, а догматичная тактика подавляла инициативу. В целом, Пруссия (как армия, так и правительство) слишком много внимания уделяла успехам былых времен, не желая изменяться под давлением новой эпохи.

    Франция в южной Германии имела около 160 тыс. солдат и 300 орудий. Это были отличные и спаянные войска, только что победившие в Ульме и Аустерлице. Средний возраст маршалов составлял 36 лет. Однако слабостью её было то, что французские войска были распределены по областям от р. Мен до Вены, и от р. Дунай до предгорий Альп. На первый взгляд, она была слишком раздроблена, и фактор неожиданности действовал на прусскую армию. Их высшее командование ожидало генерального сражения за Заале или рекой Мен.

    Однако военное руководство Пруссии обладало единым мнением только по поводу раздробленности армии Наполеона. Никаких заранее составленных планов у них не было, и споры о предстоящей кампании продолжались целый месяц. Только в сентябре были сформированы 3 армии.

    1 - около Брауншвейга, под командованием герцога Брауншвейгского - 70 тыс. человек из Берлинского и Магдебургского округов. Должна была сформироваться между Лейпцигом и Наумбургом.

    2 - около Дрездена, под командованием Гогенлоэ - 50 тыс. человек, но скоро она должна была возрасти до 70-ти, после соединения с Саксонской армией.

    3 - из двух частей - под командованием Рюхеля около Мюлхаузена и Блюхера - около Готтингена.

    Армии были сформированы к 25 сентября.

    Было составлено не менее 5-ти Главных Планов.



    Планы Пруссии. В легенде карты, сверху вниз: план Шарнхорста(№1), план Гогенлоэ (№2), план герцога Брауншвейгского (№3 ч.1), поправка Гогенлоэ к плану герцога (№3 ч.2), план Массенбаха (№4), и реальная диспозиция войск перед началом войны

    1 (самый разумный) - Шарнхорст предложил ждать русскую армию. Если нужно, можно было планомерно отступить во Франконский лес, и, в крайнем случае, к Одеру. План был раскритикован как чересчур оборонительный – негоже было наследникам Фридриха Великого защищаться, и ждать союзников.

    2 - Ждать Наполеона около Эрфурта и Хофа, заняв позицию для удара по флангу французской армии. Также был отвергнут по той же причине

    3 – Герцог Брауншвейгский предложил идти одним кулаком через Эрфурт к Вюрцбургу и угрожать, таким образом, Штутгарту, в надежде или победить войска Наполеона по частям, или, хотя бы, нарушить их сообщение с Францией. Гогенлоэ предложил двигаться восточнее, через Хоф на Бамберг. Его вариант также был отвергнут из-за необходимости вытянуть три армии в 90-мильный фронт.

    4 - Массенбах предложил двинуть Силезскую армию (его собственную) через Хоф к Дунаю обратно в Саксонию.

    5 - Король предложил объединить планы герцога Брауншвейгского и Гогенлоэ - компромисс, не удовлетворивший никого.

    В итоге, сначала был принят королевский план, затем, после отдачи предварительных приказов, штаб изменил решение и принял план герцога Брауншвейгского. Такое метание и противоречивые приказы дезорганизовали пруссаков. Во время дезорганизации пришло донесение о том, что Наполеон уже близко, что привело к новым дебатам. Отступить за р. Зале, или всем трем армиям соединиться рядом с Лейпцигом?

    В конце концов, когда Наполеон уже перехватил инициативу, было принято решение массировать армии к западу от Заале, чтобы угрожать французскому западному флангу. Кавалерия должна была дезорганизовать коммуникации французов, Рюхель должен был сделать рейд по тылам Наполеона через Фульдскую брешь. Гогенлоэ должен был достичь Хохдорфа 9 октября. Небольшой отряд был оставлен наблюдать за Хофом. В целом, план был неплохим оборонительным, однако Гогенлоэ, не уведомив герцога Брауншвейгского, выдвинул свои части слишком далеко на юг к востоку от р. Заале, поставив их как раз на пути армии Наполеона.

    Оперативный план Наполеона

    В то время, как прусское руководство колебалось, Наполеон завершил свой мобилизационный план, собрав 30 тыс. резервистов и около 50 тыс. рекрутов. Он опасался совместных действий царя и Пруссии, поэтому пруссаков нужно было упредить и атаковать, поэтому в тот же день, когда закончилась мобилизация, вперед были отправлены инженеры для проверки дорог, по которым вскоре должна была пройти Великая Армия.  

    Наполеон не знал о прусских колебаниях, и не мог понять - почему они не защищают линию Эльбы? Почему они выдвинулись далеко вперед, а не отходят к русским войскам, стремясь с ними соединиться? У императора было три первоначальных плана действий.

    Планы французов. Синими жирными стрелками показаны три варианта, рассматренные в тексте ниже: Вариант 1 - на севере, вариант 2 - южнее, вариант 3 - примерно в центре карты - самая длинная стрелка.

    1. Прямой путь к Берлину лежал по линии Везел-Мюнстер-Гановер. Близость к Ла-Маншу и Северному морю позволяла быстро купировать возможную высадку английских войск. Недостатки - огромное время, которое требовалось для переброски армии, возможно Наполеон не успел бы до зимы, что позволило бы русским соединиться с пруссаками. Может быть даже Австрия захотела бы поквитаться за 1805 год, и присоединилась бы к войне. Также, вокруг Берлина находилось несколько рек, что улучшало положение его защитников. Также, отход к Берлину ускорил бы соединение Пруссии и России.

    2. Наступление из Майнца через Фульдскую брешь к Эйзенаху, откуда можно было бы наступать через Магдебург, Лейпциг или Дессау на Берлин и Потсдам. преимущество было в меньших временных затратах, и знакомстве с местностью Фульдской бреши. Но после неё местность становилась неудобной, надо было пересечь много рек, и прусский отход на восток позволил бы им соединиться с русскими. Снова возникал австрийский вопрос.

    3. С базой в Вюрцбурге и Бамберге наступать на северо-восток к Гере, Лейпцигу и Берлину. Достоинства:

    • с дипломатической точки зрения, Наполеон мог пропагандировать это наступление как помощь Саксонии против прусских оккупантов.
    • это был самый быстрый план, учитывая текущую дислокацию корпусов Бонапарта. Можно было прикрыть правый фланг р. Заале и р. Плайссе.
    • отрезание прусских сил от русских союзников.

    Недостатки:

    • необходимость прохода через густой Франконский Лес, где были только три подходящих дороги, а сообщение между дорогами было проблематичным. Однако император сомневался, что прусские войска смогут блокировать все три дороги, и свободная дорога позволит части армии атаковать защитников других проходов во фланг или тыл.
    • необходимость форсировать широкую Эльбу.
    • большое расстояние до  Ла-Манша, что вызывало необходимость в особых мерах для противодействия рейдам британцев. Особыми мерами необходимо было достигнуть видимости крупного франко-голландского наступления на северную Германию, разделив, таким образом, прусское внимание и ресурсы во время первого этапа основного наступления.

    К 15 сентября, Наполеону нужно было принимать решение. Он узнал, что прусские войска вошли в Саксонию, и лучший путь к Дрездену с Лейпцигом и Потсдаму с Берлином лежали через Бамберг. Бамберг находился близко от Франконского леса, который мог укрыть маневры французов от разведки пруссаков. Также, быстрое наступление к Берлину и Лейпцигу вынуждало прусское командование дать бой, чего и добивался Наполеон.

    18 сентября он решил следовать 3-ему плану. Вся армию пришла режим повышенной боеготовности, а сам император за 48 часов надиктовал 120 приказов. Имперская Гвардия немедленно покинула Париж, передвигаясь в особых фургонах, и должна была покрыть около 550 км., чтобы дойти до Майнца. Самым важным из приказов был «Общая диспозиция для сосредоточения Великой Армии», который сформировал базис начинающейся кампании. Он сделал упор на три важные даты. Ко 2-му октября 7 корпус Ожеро, 6 корпус Нея и 1 корпус Бернадотт, должны были сосредоточиться, соответственно, во Франкфурте, Нюрнбурге и Ансбахе. К 3 октября, 3 корпус Даву должен был дойти из Нердлингена до Бамберга и соединиться с Наполеоном, а 5 корпус Лефевра должен был дойти до Кенигсхофена. Обозы и артиллерия должны были находиться в Вюрцбурге. К 4 октября 4 корпус Сульта должен был дойти до Амберга (sic!), проделав длинный путь до реки Инн. «Диспозиция..,», переданная курьерам утром 12-ого, достигла Бертье четыре дня спустя в Мюнхене.




    Луи Бонапарту, правителю Голландии, были за две недели до этого посланы следующие инструкции. Ему следовало мобилизовать все свои войска, дабы обмануть прусское командования и иметь возможность оборонять свои границы, пока Наполеон будет атаковать центр Пруссии со своей армией, наступая на Берлин. 19 сентября инструкции были дополнены: император не собирался атаковать со стороны Голландии, но хотел, чтобы Луи начал собственную кампанию 1-ого октября, угрожая Пруссии. Для защиты правых флангов голландской армии, и для охраны складов в нижнем Рейне, Наполеон приказал маршалу Мортье сформировать 8 корпус в Майнце. В случае победы Франции, 8 корпус с Луи могли развить успех и оккупировать Кассель. Эта северная франко-голландская группировка должна была стать "наковальней" для "молота" главных сил Наполеона, если бы Пруссия все же заняла бы область между Бамбергом и Майнцем.

    Таким образом, оперативные требования к безопасности, дезинформации и использованию успеха были тщательно сбалансированы. Для полной гарантии успеха, Наполеон мобилизовал армию в Италии, чтобы приглядывать за Австрией. На случай атаки Британии, он надеялся на гарнизоны маршала Брюна, в общем, насчитывающие около 15 тысяч человек, и национальную гвардию, которые должны были мешать высадке и держаться до подхода Луи и 8 тысяч стратегического резерва с 2 тысячами кавалеристов.  

    25 сентября он направился к Майнцу через Верден, Саарбрюккен и Кайзерслаутерн. В Майнце была двухдневная пауза, после неё - во Франкфурт. 2 октября Наполеон прибыл в Вюрцбург, и принял командование у Бертье. 6-ого он подошел к Бамбергу, соединяясь с французскими силами.




    Маршруты схождения французских корпусов до 6 октября, т.е. до входа во Франконский лес

    24 сентября, как раз перед отъездом Бонапарта из Парижа, прусское правительство, наконец, составило ультиматум, который настиг императора только 7 октября уже в Бамберге. Будучи в Вюрцбурге, Наполеон писал маршалу Сульту:

     «Я приказал занять Вюрцбург, Форкхайм и Кронах, и создать там склады. Я собираюсь войти в Саксонию тремя колоннами. Вы должны быть во главе правой колонны, корпус маршала Нея будет в полудне марша за вами, 10 тысяч баварцев – в дне марша за ним. Таким образом, вместе вы составите более 50 тысяч человек. Маршал Бернадотт возглавляет центральную колонну, за ним следует корпус маршала Даву, большая часть резервной кавалерии, и Гвардия – вместе, более 70 тысяч человек. Он пойдет по маршруту Кронах-Лебенштейн-Шлайц. 5 корпус [под командованием Ланна – Лефевр взял командование над Гвардией] ведет [правую колонну] по маршруту Кобург-Гревенталь-Заальфельд, и составляет около 40 тысяч человек. Когда вы дойдете до Хофа, остальная армия уже займет соответствующую диспозицию. Я буду в центре.

    Учитывая, что такие огромные силы сконцентрированы на столь маленькой территории, вы понимаете, что я не  желаю доверяться случайностям, и могу напасть на любого врага, коли такой решиться преступить мне путь, с вдвойне превосходящими его силами…

    Если перед вами будет противник с силами, не превышающими 30 тысяч человек, вам следует сговориться с маршалом Неем и напасть на него... По достижению Хофа, первой вашей заботой должно стать сообщение между Лебенштейной, Эберсдорфом и Шляйцем... Исходя из данных, полученных сего числа [5 октября], похоже, что если противник предпримет какие-либо действия, они будут направлены против моего левого фланга, ибо большая часть его армии находится у Эрфурта… Я не могу передать, насколько важны для меня ваши постоянные донесения о любой информации, полученной вами со стороны Дрездена. В этой местности лучше всего передвигаться в формации «батальон-каре», состоящей из 200 тысяч войск. Однако это потребует немного [оперативного] искусства, и определенных событий»

    8 октября Наполеон вошел во Франконский лес, перейдя Саксонскую границу без сопротивления. Специально выделенная легкая кавалерия очистила все почтовые ящики и допросила каждого крестьянина на пути у армии. Император понимал, что рискует, и его знания о прусских маневрах неполны.

    Батальон-каре в действии



    Карта прохода армии Наполеона через Франконский (Тюрингский) лес, и последующих маневров. Предоставлена камрадом Char_Lo

    План Наполеона по прохождению Франконского леса, иллюстрирует его умение применять принципы гибкости, взаимной поддержки и достижения местного превосходства в одном или более выходов из леса. Бонапарт предполагал, что вражеские основные силы находятся или около Лейпцига к северу от него, или у Эрфурта к западу. Также, по его соображениям, могли возникнуть некоторые проблемы (подход русских) около Дрездена на северо-востоке. Он был и прав, и неправ. Гогенлоэ (с 35 тысячами человек), и правда находился около Эрфурта, но гораздо ближе к Заале и Йене, чем думал Наполеон. Основные прусские силы, в составе 60 тысяч герцога Брауншвейгского, и 15 тысяч Рюхеля, были далеко к западу от Заале, но могли поддержать Гогенлоэ. Сам же Гогенлоэ, не уведомив командование, разделил свою армию, поместив один отряд принца Фердинанда (одаренного молодого прусского полководца) из 8300 человек у Заальфельда. Другой отряд, из 9000 солдат (включая 3000 мобилизованных саксонцев) под командованием генерала Тауэнцина у Шляйца. Оба эти отряда были к востоку от реки Заале, и прямо на пути продвижения Наполеона. В отличие от предположений французского императора, у Лейпцига не было прусских войск (Наполеон считал, что они должны там были быть для обороны подходов к Эльбе, на которой и должны были разыграться основные события), за исключением резерва. Эти 13 тысяч человек, под командованием Ойгена Вюртембергского, выполняли сразу три роли: были готовы поддержать герцога Брауншвейгского у Наумбурга или Лейпцига, а также были заняты охраной крепости Магдебурга на Эльбе у себя в тылу. Наполеон, как мы видим, к 8-ому октября точно не знал, где находятся вражеские войска, и действовал в неведении.

    Несмотря на это, через три дня все силы перешли Франконский лес, а выстроились за ним. Первое серьезное столкновение было утром 9-ого, когда кавалерия Мюрата столкнулась с Тауэнцином недалеко от Шляйца. Пруссаки отступили, и это открыло дорогу центральной колонне французов к Ауме, и далекой Гере. К ночи, две боковые колонны дошли до Заальфельда (5 корпус Ланна) и Гофа (4 корпус Сульта). Также были наведены переправы через верхнее течение Заале.



    Маневры французских войск в период с 9 по 14 октября, т.е. с момента прохождения Франконского леса и до начала Йенской Битвы.

    В прусском штабе возникла неразбериха. Гогенлоэ, прослышав о французах у Шляйца, приказал своей армии пересечь среднее течение Заале, дойти до Аумы, а там поддержать Тауэнцина. Эти действия должен был прикрыть принц Фердинанд, которому надлежало сковать французов. Однако герцог Брауншвейгский, приказал Гогенлоэ продвигаться к Рудольштадту. Принцу Фердинанду было приказано отступать к тому же Рудольштадту и избегать битвы. Однако этот приказ достиг адресата слишком поздно. С утра 10-ого Ланн и прусский принц сражались у Заальфельда. Около 14 тысяч французов разгромили 7-тысячный отряд Фердинанда. Принц погиб в бою, сражаясь с квартирмейстером Гвиндетом, и его солдаты бежали с поля боя.



    "Смерть принца Фердинанда" Мирбаха

    Прусским генералам казалось, что Наполеон пробивается к Лейпцигу, угрожая их коммуникациям, и Гогенлоэ отошел к Кале, направляясь к Йене, тогда как две другие армии решили перебраться в Веймар. Бонапарту доложили, что гарнизон Плауэна бежал на север, и он считал, что битва будет дана пруссаками в Гере, с целью защитить Лейпциг. Император приказал трем колоннам наступать на север, чтобы задержать пруссаков. Даже сейчас у Наполеона не было точного знания о планах пруссаков, и вывод, к которому он пришел был неверен. В результате своих действий, он вклинился в Саксонию, оставив противника к западу от себя.

    Все эти дни легкая французская кавалерия постоянно вела разведывательные действия, ища информацию. 11 октября стало ясно, что противника нет ни около Геры, ни в р-не Лейпцига. Ночью Ланн доложил о прусских войсках к западу. Император сразу же пересмотрел свой оперативный план. Ожидая битвы у Эрфурта, около 16 октября, он выстроил свои войска в батальон-каре лицом на запад, не став продвигаться к Лейпцигу. Корпуса Ланна и Ожеро стали новым авангардом, Даву и Бернадотт – новым правым крылом, Гвардия и каврезерв были слева, а Сульт с Неем были резервом на востоке, в тылу батальона-каре. Аума стала новой базой, куда и стекалось снабжение и раненые. Даву следовало продвигаться на Наумбург, Ланну и Ожеро необходимо было подойти к Йене, и войти в соприкосновение с прусскими войсками. На этом этапе кампании, Наполеон рассчитывал, что его армия пересечет Заале 14 числа. Постоянно продолжалась разведка - император не был до конца уверен в действиях Пруссии, и оставлял для себя все возможности для маневра.

    Однако недостаток информации не являлся сверхважным фактором. Поразительная гибкость армии, составленной из корпусов, позволяла Наполеону справиться с любой ситуацией. Если бы, как в данный момент предполагал наполеон, прусское командование примет битву у Эрфурта (где, как думал Наполеон располагаются основные силы) 16 октября, тогда Ланн, Ожеро и Ней смогут напасть на врага с фронта. Сульт сможет подойти в нужное время, чтобы стать решающим резервом. Бернадотт и Даву смогут ударить со стороны Наумбурга на севере по левому флангу и тылу порядков Пруссии, перерезая их коммуникации с Халле. С другой стороны, если бы прусское руководство попыталось бы избежать битвы и направилось к Халле (где, предположительно, были их резервы), в попытке достичь Лейпцига или Эльбы, то задачи французских корпусов поменялись бы. 1 и 3 корпуса блокировали бы прусские пути к отступлению, пока основные силы из 5,6 и 7 корпусов (с 4 корпусом в резерве) не атаковали бы отходящих прусских солдат в их тыл. Теоретически, если бы русско-прусские силы внезапно появились с запада, Сульт с баварцами (а также Ней) мог бы сдерживать эти неожиданные подкрепления, пока основные французские силы расправлялись с прусской армией, перед подходом на помощь Сульту. Как мы видим, у Наполеона были способы решить почти все проблемы. Это с яркостью иллюстрирует оперативное построение французской Великой Армии  - она  могла приспособиться под любую задачу и под любые условия. И основой всего этого был «кирпичик» наполеоновской армии – самодостаточный и автономный армейский корпус.

    13 числа в прусском штабе проходило напряженное совещание. Гогенлоэ доложил, что его войска паниковали из-за конных разъездов французов. Также доложили, что 12 французы были в Наумбурге, что ставило под угрозу тыл армии. Большинство высказалось за отход к Лейпцигу через Ауэрштадт, Косен, Фрайбург и Мерзебург, забрав резерв из Халле для защиты коммуникаций. Наконец, после яростных споров, герцог Брауншвейгский вынес решение - части Гогенлоэ должны были занять Капеллендорф между Веймаром и Йеной, Рюхель должен был поддерживать их из Веймара, а основные части, под их прикрытием, должны были отойти на Ауэрштадт. Гогенлоэ же должен был быть командиром арьергарда. Приказ был утвержден 13 утром.

    Операционная кульминация

    Наполеон подошел к Гере около 8 вечера 12-ого. В 9 утра 13-ого была получена следующая информация:

    1. Доклад шпиона показал, что королева Пруссии была замечена в Эрфурте 11-ого, прусский понтонный обоз передвинулся на северо-запад 12-ого, и на дороге Фульда-Эрфурт-Наумбург замечены передвижения крупных масс войск

    2. Допросы пленных, дезертиров и местного населения, показали, что прусская армия находится между Веймаром и Эрфуртом, король Пруссии был в Эрфурте 11-ого, и прусских войск между Наумбургом и Лейпцигом нет

    3. Адъютант Ожеро сообщил, что прусские войска двигаются к Эрфурту через Веймар, стремясь соединиться со своими основными силами.

    Хотя от Ланна, находящимся с его 5-ым корпусом у Йены, известий пока не поступило, Наполеон счел, что он наконец-то понял намерения Пруссии. Отдав приказ Мюрату с Бернадоттом о выдвижении в Дорнбург (город на полпути между Наумбургом и Йеной), он направился в Йену сам. Противник оказался ближе, чем он думал.  Теперь Бонапарт отдал следующие приказы:

    1. Даву следовало продвигаться на запад из Наумбурга утром 13-ого, чтобы обойти прусские войска с севера, если бы маршал услышал звуки битвы с юга;

    2. Бернадотту следовало продолжать движение к Дорнбургу, будучи в готовности поддержать Ланна, если на того нападут. Если бы ни Ланн, ни Бернадотт не услышали бы звуков битвы, им следовало ожидать приказов перед переправой через Заале.

    3. Кавалерии Мюрата необходимо было спешно выдвинуться к Дорнбургу.

    4. 4 корпусу Сульта и 6 корпусу Нея следовало совершить марш-бросок к Йене.

    5. Лефевру  и пехотным соединениям Гвардии следовало соединиться с императоров как можно раньше.

    Достигнув штаба Ланна у Йены, Наполеон услышал доклад маршала: прусские войска близко, и, по оценке маршала, их около 40 тысяч человек. Также Ланн настаивал, что французам следует оставаться к заду от Заале. Наполеон одобрил это предположение, и приказал остаткам 5-ого корпуса и пехотной Гвардии подготовиться к переправе через Заале, как только они смогут воспользоваться для этого темнотой. Теперь император полностью уверился в том, что рядом находятся основные прусские силы.

    Развитие «картины разведданных» между 9 и 13 октября является отличным примером оперативного искусства Наполеона в действии. Хотя он совершил несколько серьезных просчетов, и три дня действовал без информации вовсе, армия Наполеона успешно справилась с недостатком информации, который вверг бы менее одаренное командование в хаос.

    Благодаря отличной работе штаба и близкому расположению своих сил, Наполеон смог за сутки перебросить 120 тысяч солдат к Йене, дополнив уже находящихся там 20 тысяч. Фронт армии был равен примерно 65 км. Наполеон, в это время, считал, что войска Гогенлоэ - основные прусские силы, и соответствующим образом усиливал нужный фланг.

    Планы битвы



    План Наполеона на Йенскую битву. Карта предоставлена камрадом Char_Lo

    Наполеон уже имел четкий план в голове. В 6 утра 14-ого Ланн должен был увеличить плацдарм у Заале, занимая максимум пространства на плато, и деревни Люцерода и Клозвиц. Это позволит занять достаточное пространство, чтобы прибывающим французским частям было, где разместиться. Около 10 утра, прямо к северу авангард корпуса Сульта расширит поле битвы на север, и "нащупает" левый фланг пруссаков. Одновременно с этим, корпус Ожеро, переправившись через ручей Мюльбах, и наступая с левого фланга французов "нащупает" правый фланг пруссаков. К середине дня, свежий 6 корпус Нея сменит уставшие дивизии Ланна, и будет усилен тяжелой кавалерией.

    Император был уверен, что этого хватит для победы, однако для полной уверенности необходимо было атаковать ещё и тыл противника. Первоначально, он хотел отправить корпус Даву для атаки с севера со стороны Наумбурга, а корпуса Бернадотта и Мюрата должны были атаковать через Заале ближе к Йене. Однако теперь счел, что ключ к прусским коммуникациям лежит в г. Апольде, к северо-востоку от Йены. Данный город мог быть достигнут из Наумбурга через Ауэрштадт, или же двигаясь к западу от Дорнбурга. Наступление сдвоенными корпусами было бы эффективнее наступления ими же, но поодиночке. Так он и поступил. Однако Бернадотт, командир одного из этих корпусов, ослушался приказа из-за неприязни к Даву, и занял Дорнбург. За это, после битвы, он чуть не был расстрелян.

    Таким образом, Наполеон рассчитал классический план на окружение. Гогенлоэ же и не предполагал, что ему противостоит вся французская армия - он считал их лишь фланговым охранением, которое было между ним и основными силами французов. Туман войны действовал на них обоих.

    Операционные соображения в битве. 14 октября 1806

    Битва при Йене началась около 4 утра, и продолжалась до 14 часов. Весь день Наполеон считал, что сражается с основными стотысячными прусскими силами, которые были бы в три раза сильнее одного Гогенлоэ (38 тысяч солдат), к которому вечером подошел Рюхель. К вечеру, пруссаки потеряли около 25 тысяч человек, включая 15 тысяч пленных. Французы потеряли около 5 тысяч убитыми.



    Битва при Йене

    Битва не совсем прошла по плану. Произошло 3 значительных события:

    1. Изначальная атака Ланна против прусского авангарда генерала Тауэнцина была встречена его  контратакой. Пруссаки не воспользовались её плодами лишь из-за давления на свои фланги. К 10 утра французы заняли большую часть плато.

    2. Ней, в нарушение приказа, атаковал со своей кавалерией слишком рано, вклинился слишком далеко в порядки пруссаков и был окружен. Чтобы спасти его, пришлось ввести в бой резервную кавалерию, что позволило нею прорваться к своим.

    3. Когда подошел запоздалый Рюхель, со своими 15 тысячами солдат, он, видя разгром Гогенлоэ, начал организованный отход. Однако новинка тех времен – массированное применение артиллерии превратило его отход в бегство. В будущие свои кампании, Наполеон будет массированно применять артиллерию во многих решающих битвах.

    Вечером, уже в своем штабе, император получил известия от Даву, который в одиночку, пусть и с трудом, победил основные силы пруссаков, которые превосходили французов 2:1.

    Военное чудо при Ауэрштадте

    Что же произошло с Даву? После отхода Бернадотта, следуя приказу императора, Даву вывел войска на запад от Наумбурга. Из-за тумана точно не было известно, что же за войска находятся перед ним. В 7 утра его авангард внезапно столкнулся с прусской кавалерией. В конце концов, он понял, что сражается со всей прусской армией, более чем вдвое его превосходящей. Используя все свои возможности, и все прусские ошибки, он полностью разгромил противника. Потери прусской армии составили 13 тысяч солдат, включая 3 тыс. пленных, а также 115 орудий, захваченных Даву. Потери французов – 7 тысяч солдат и офицеров. Прусский штаб весь день считал, что перед ними вся наполеоновская армия и лично Наполеон.



    Ситуация у Йены (снизу) и у Ауэрштедта (сверху) примерно на 10 утра 14 октября. Обратите внимание, что корпус Бернадотта расположен ровно между двумя битвами и бездействует.

    Как видно из этой битвы, под хорошим командованием, армейский корпус Наполеона мог на равных сражаться с любым врагом даже в одиночку - так велика была его самостоятельность и гибкость в применении. Успех Даву позволил исправить оперативные ошибки Наполеона. Судьба Бернадотта к моменту окончания битвы пока что не была известна. Как вскоре выяснилось, он весь день игнорировал послания Даву о помощи. В Апольду он прибыл около 16 часов, когда обе битвы были уже окончены.

    Этот инцидент заслуживает двух комментариев. Во-первых, несмотря на всю свою тщательную организованность, оперативное искусство Наполеона могло быть поставлено под удар неудачей одного корпусного командующей - сила цепи равна силе самого слабого звена. Ну, а во-вторых – человеческая сущность неизменна во все времена.

    Ввод оперативных резервов и преследование
    после битв у Йены и Ауэрштадта


    Эффективное преследование после сдвоенной битвы 14 октября вошло в историю как шедевр того, что мы сегодня называем «оперативным искусством». Своевременный ввод резервов на уровне выше тактического - важная тема этого исследования, и 1806 показал, ЧТО может быть сделано с побежденным противником, если его преследует опытный командир.

    Оперативное преследование не было начато сразу после битв из-за усталости Наполеона: он заснул в полночь прямо во время отдачи приказов, а также из-за неизвестности о судьбе Даву и Бернадотта. Усталость, буквально свалившая Наполеона с ног, показывает чисто человеческую сущность Бонапарта. Однако такое промедление не привело к неприятным последствиям, ибо в стане Пруссии царил хаос. Вдобавок, войска, утомленные битвой, безусловно приветствовали ночь отдыха.

    Хаос, царивший в отступающей прусской армии, не поддается описанию. Самым ярким его примером стал момент, когда войска Гогенлоэ и Рюхеля, отходящие от Йены на север и северо-запад, столкнулись с колоннами герцога Брауншвейгского, отходящими от Ауэрштадта на юг. Если бы Бернадотт подошел к Апольде немного раньше, или если бы он пришел на помощь Даву, прусская катастрофа была бы намного серьезнее.

    Утром 15-ого был отдан приказ о начале преследования. Корпуса Мюрата, Сульта и Нея должны были давить на прусские войска напрямую, а корпуса Ланна, Даву и Ожеро должны были обойти отступающих прусских солдат, и захватить Халле и Дессау, а затем – переправы через Эльбу.



    Общий ход оперативного преследования Наполеоном армии Пруссии.
    Перевод легенды сверху вниз: корпус Жерома, Мюрата, Сульта, Нея, Даву, Бернадотта, Ланна, Ожеро, Гвардия и штаб, пункты значительных прусских капитуляций


    Бездействие Бернадотта, в какой-то мере, сыграло на руку Наполеону, обеспечив его свежими войсками, способными к длительному преследованию, и желавшими делом восстановить свою запятнанную репутацию

    18-ого французские линии коммуникаций были перемещены из далекого Вюрцбурга в Эрфурт – новую оперативную базу Наполеона -  через Франкфурт, Эйзенах и Готу - за 160 миль.

    20-ого французы подошли к Эльбы широким фронтом. Того же числа прусский король оставил свою армию, и направился к реке Одер, и в восточную Пруссию, надеясь добраться до русских подкреплений. Гогенлоэ получил приказ остаться в Магдебурге с сильным гарнизоном. Вместо этого, он решил бежать в Берлин, а затем в Штеттин, опасаясь, что при других действиях, Наполеон догонит его. К западу, Блюхер отступал на север через город Брауншвейг с кавалерией, и сильно замедляющей его артиллерией.

    Даву первым переправился через Эльбу. Бернадотт был вторым. Таким образом, к 22-ому октября у Наполеона было два плацдарма на другом берегу Эльбы. Единственной проблемой французов было мародерство своих солдат.

    Наполеон успешно достиг Потсдама, и 24-ого французский авангард был уже в пригородах Берлина. Продолжавшееся преследование было приостановлено только для выделения охраны для р. Одер, чтобы не допустить русские силы в Германию. Гогенлоэ был настигнут в Пренцлау 28-ого, и сдался со своими 10 тысячами солдат и 64 пушками. Примеру Гогенлоэ последовали ещё несколько гарнизонов. Блюхер сдался Бернадотту в датском порту, так и не дождавшись переправы.

    Оперативное искусство в кампании 1806 года
     и некоторые выводы


    Подводя итоги данной кампании Наполеона, необходимо ещё раз повторить, что, несмотря на все достижения - включая уменьшение прусской армии с 171 тысяч до 35 тысяч за 33 дня, такая военная победа не принесла немедленных плодов. Король Пруссии отступил за Одер ждать русских сил. Благодаря влиянию "Партии войны", во главе с королевой Луизой, в Пруссии ещё были сильны воинственные настроения. Следствием этих настроений стали ещё три кампании Наполеона, приведшие к Тильзитскому миру только после последней из них. Таким образом, на уровне стратегии и политики, кампания 1806 года была бесплодной.

    Тонкость, которая делает наполеоновскую систему оперативного искусства столь любопытной, заключается в том, что она всегда прощала ошибки императора, и, тем не менее, приводила к победе. С т.з. оперативного искусства, во время кампании было несколько серьезных ошибок. Так, два корпуса получили приказы в самом начале, которые "перекрестили" их пути марша. Корпус Ожеро на три дня (7-10 октября) остался вообще без приказов и не смог сохранить связь с 5 корпусом. Да, Наполеон повел войска 8-ого "в неизвестность" - настолько малыми были данные о противнике. Только 13-ого у него появилась достаточно информации, да и та, частично, была понята неверно. Однако, система все же сработала.

    Наполеон совершил как минимум 6 ошибок:

    1. Он не осознал, что Гогенлоэ возглавлял лишь арьергард. Плохая разведка и туман войны, конечно, сыграли свою роль, но император своими глазами увидел армию Гогенлоэ. Он провел 2 разведки самостоятельно, но все равно был уверен в том, что перед ним - основные силы.

    2. Он не понял, что основные силы пруссаков движутся на север к Наумбургу, что сделало Ауэрштадт важнейшей битвой дня. Поскольку Наполеон считал, что главная битва состоится не раньше, чем 15-ого, он серьезно ошибся в оценке расположения и намерений прусских сил.

    3. Он не сообщил Бернадотту четкий и недвусмысленный приказ последовать за Даву, что позволило Бернадотту использовать букву, а не дух приказа, и. отойти к Дорнбургу и оставаться там в бездействии на протяжение важнейших событий того дня.

    4. Он не смог сохранить связь с корпусами Даву и Бернадотта во время битвы 14-ого. Да, он был занят битвой, однако должность оператора обязывает использовать все доступные средства, а не сосредотачиваться на тактической картине.

    5. До битвы один из корпусов не получил нужного приказа, и только одаренность его командира - Сульта, который прекрасно понял намерения Наполеона, позволили корпусу успешно участвовать в битве

    6. Он не смог установить нужный контроль над подчиненными в Йене - Ней атаковал в неподходящий момент, когда и половины его войск не было на поле боя, чем поставил под удар все сражение. Только дар импровизации позволил Наполеону выправить положение.

    Задним числом, конечно, можно спорить о том, что каждая из таких ошибок могла стоить битвы, а то и кампании. Но вне всякого сомнения, прусское командование было некомпетентным, и не могло эффективно такими ошибками воспользоваться. Универсальные же корпуса Наполеона позволили ему преодолеть последствия своих ошибок. Такой уникальный для того времени инструмент, в сочетании с гибкостью, одаренностью Наполеона, массовым применением артиллерии, и эффективным преследованием и привело французского  императора к победе.

    ©Статью подготовил Konrad_Novak. Специально для war-game.org. 2011
    ©Запрещается любая перепечатка и копирование без согласия war-game.org




    Категория: Исторические перспективы оперативного искусства | Просмотров: 1779 | Добавил: Konrad_Novak | Рейтинг: 3.5/2
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright war-game © 2009-2017 | Сайт управляется системой uCoz