Воскресенье, 24.09.2017, 22:23
Приветствую Вас Гость | RSS

Одни живут - чтобы играть.
Мы играем - чтобы понять, как выживали другие.


Главная | Форум | Регистрация | Вход
 
Навигация
Wargames
Global strategy
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Новое на форуме
  • Вопросы и ответы по WitE (1400)
  • Обсуждение игры War in the West (19)
  • Официальные Бета-патчи (229)
  • Harpoon 3 scenarios for the PlayersDB (43)
  • Заявки и поиск оппонента для игры в WitW (5)
  • Вопросы и ответы по игре WitW (28)
  • Патчи Close Combat (120)
  • Песочница 2 (160)
  • Gary Grigsby's War in the West (66)
  • Лучшие стихи великих поэтов (1)
  • Поиск
    Новые комментарии
    в верху под названием написано скачать с сервера

    Не согласен.

    C Днём Победы!
    Ролик у варгеев не очень, гайдзинчеги лучше сделали.



    Новые статьи
    [26.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 4 (0)
    [11.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 3 (0)
    [09.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 2 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 1 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Введение (0)
    Новые файлы
    [12.10.2011]
    Патч 1.3 для Виктория 2 (Victoria 2) (0)
    [07.10.2011]
    Таблица ТТХ юнитов War in the East (0)
    [04.09.2011]
    Патч 5.1 для Европа 3: Золотое Издание (Божественный ветер) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 4.1b для Europa Universalis 3: Heir to the Throne (Европа 3: Великие династии) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 2.04 для Hearts of Iron 3: Semper Fi (7)
    Наш опрос
    Оцените наш сайт
    Всего ответов: 368
    Наш баннер

    Код нашего баннера
    Rambler
    Счетчик
    Календарь
    «  Июль 2011  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031
    Главная » 2011 » Июль » 11 » Мольтке-старший и истоки оперативного уровня военных действий. Часть 2
    23:22
    Мольтке-старший и истоки оперативного уровня военных действий. Часть 2
    Мольтке-старший и истоки оперативного уровня военных действий

    Часть вторая

    Автор: Майкл Д. Краузе
    Michael D. Krause


    Это продолжение статьи об истоках немецкого оперативного искусства. Начало читайте в первой части.

    На пути к теории оперативных действий

    В 1871 Мольтке написал короткое теоретическое эссе "О стратегии", которое содержит его часто цитируемый пассаж о стратегии и оперативных действиях.

    Эссе "О стратегии"

    Политика прибегает к войне для достижения своих целей; она оказывает решительное действие на ее начало и ее конец и оставляет за собой право — повышать свои требования во время самого хода войны, или же довольствоваться меньшим результатом.

    При такой неопределенности, стратегия всегда может направлять свои стремления лишь на самую высокую цель, которую, вообще, только можно достигнуть при имеющихся средствах. Таким путем стратегия лучше всего работает в руку политики, для целей последней; в ведении своих действий стратегия остается вполне независимой от политики.

    Первой задачей стратегии является изготовка боевых средств, первое развертывание армий. При этом ей приходится учитывать многосторонние политические, географические и государственные соображения. Ошибка, допущенная в первоначальном сосредоточении армии, едва ли может быть исправлена в течение всей кампании. Однако, относящиеся к нему проекты могут быть обдуманы заранее и, при предпосылке своевременной мобилизации и организованности перевозок, должны безошибочно приводить к намеченным результатам.

    Иначе обстоит дело с дальнейшими задачами стратегии: с использованием на войне подготовленных средств — с операциями.

    Здесь наша воля очень скоро встречается с независимой от нас волей противника. Правда, мы можем последнюю поставить в известные рамки, если мы готовы и решились захватить инициативу, но сломить ее мы можем не иначе, как при помощи средств тактики.

    Материальные и моральные последствия всякого более, или менее значительного боя имеют столь широкий захват, что в большинстве случаев создают совершенно изменившуюся обстановку, являющуюся новой базой для новых мероприятий. Ни один оперативный план не может хотя бы с некоторой достоверностью простираться за пределы первого столкновения с главными силами противника. Только профан может полагать, что ход кампании представляет логическое осуществление заранее очерченной, детально проработанной и до конца удерживаемой первоначальной идеи.

    Конечно, полководец никогда не упускает из вида своей главной цели, несмотря на всю изменчивость обстоятельств, но пути, по которым он надеется ее достигнуть, никогда не могут быть с уверенностью установлены далеко вперед. Он обречен в течение всей кампании принимать целый ряд решений, вытекающих из обстановок, которых нельзя было заранее предвидеть. Таким образом, все следующие друг за другом акты войны не являются выполнением заранее обдуманного, а актами выявления воли, руководимой военным тактом. Дело заключается в том, чтобы в каждом частном случае провидеть скрытое в тумане неизвестности положение вещей, правильно оценить имеющиеся данные, разгадать неизвестные, быстро принять решение и затем энергичнее и безошибочно приводить его в исполнение.

    В задаче с одной известной и одной неизвестной величиной собственной волей и волей противника — выдвигаются еще факторы третьего порядка, которых совершенно невозможно заранее предусмотреть: погода, болезни и железнодорожные катастрофы, недоразумения и ошибки, одним словом, все явления, которые именуют случайностью, роком, или предопределением свыше, но которые человек не создает и на которые его власть не распространяется. И тем не менее, ведение войны не находится во власти слепого произвола. Теория вероятности могла бы подсчитать, что в конечном счете все эти случайности столь же часто идут во вред или на пользу как одной, так и другой стороне, и полководец, который в каждом частном случае отдает, если не наилучшие, то все же разумные распоряжения, всегда имеет шансы достигнуть цели.

    Ясно, как на ладони, что для этого недостаточно теоретических знаний; здесь для свободного проявления на практике, для творчества в искусстве открывается простор свойствам духа и характера, вышколенным, правда, военной подготовкой и руководимым опытом, будь последний почерпан из военной истории или из самой жизни.

    Репутацию полководца, прежде всего, конечно, устанавливает успех. Но какую роль в нем играют его действительные заслуги определить необычайно трудно. Перед непреодолимой силой обстоятельств сгибаются даже лучшие люди, и столь же часто обстоятельства возносят и посредственность. Но, преимущественно, продолжительное счастье выпадает дельным людям.

    Если, таким образом, на войне с началом операций все становится неопределенным, за исключением той воли и той энергии, которые заключает в себе полководец, то общие принципы, вытекающие из них правила и построенные на них системы не могут иметь практической ценности для стратегии.

    Правда, эрцгерцог Карл признает стратегию наукой, а тактику искусством. Он считает, что наука верховного полководца определяет ход военных предприятий, искусство же должно лишь осуществить планы стратегии.

    Генерал фон-Клаузевиц, напротив, говорит: "Стратегия есть применение боя в целях войны"; стратегия, действительно, дает тактике средства, чтобы драться, и создает вероятность победы посредством руководства армиями и их сосредоточения на полях сражений. С другой стороны, она присваивает себе и результат каждого боя и строит на нем далее. Перед тактической победой смолкают требования стратегии, и она приспособливается к вновь создавшемуся положению вещей.

    Стратегия-это система подпорок. Стратегия-это больше, чем наука; это-перенос знания в практическую жизнь, дальнейшее развитие первоначальной руководящей мысли в соответствии с постоянно меняющимися обстоятельствами; стратегия — это искусство действия под гнетом труднейших условий.


    В этом эссе находится ядро теории Мольтке об оперативном руководстве. Воля, образование, планирование, и целеустремленность - вот, по мнению Мольтке, основные столпы оперативных действий.

    "Теоретическое знание не ведет, само по себе, к победе, но не должно быть забыто", говорил Мольтке, цитируя немецкого военного теоретика Виллисона. Он продолжал: "От практического знания к действию всего шаг, но огромная пропасть отделяет действие от знания теоретического. Лучшие уроки человек извлекает из собственного опыта, но поскольку собственного опыта часто недостаточно, мы должны изучать исторический опыт других". Мольтке не писал теоретических работ, и "О стратегии" исключение из правил. Оно не раз публиковалось в разных источниках и было одним из средств Мольтке для выражения своих мыслей.

    Мольтке видел себя самого как учителя и руководителя образования всех прусско-германских кадров. Среди его функций было развитие программы обучения в Военной Академии, где нужно было соблюдать тонкий баланс между теорией и практикой. Программа включала военную историю, практические занятия и теорию. Этот всесторонний подход опирался на метод "Обучение через практическое применение", который, однако, был основан на сильном теоретическом фундаменте. Мольтке расширил этот метод не только в Военной Академии, но и в генштабе. Все офицеры генштаба постоянно принимали участие в различных выездах на места боевых действий для изучения влияния местности и погоды для понимания действий командующих обеих сторон и т.д. Мольтке лично совершал такие выезды с выпускниками Военной Академии. По окончанию этих выездов, он давал свой личный обзор, который позже публиковался. Офицеры обучались командованию всеми родами войск, и от них ожидалось умение планировать маневры соединений до корпуса.

    Таким образом, офицеры, обученные в Военной Академии, продолжали принимать участие в образовательной программе Мольтке. Как начальник генштаба, он проводил ежегодные выезды на места сражений для старших офицеров. В каждом таком выезде ставилась оперативная проблема или реально-исторического характера, или же исходя из текущей прусско-германской оборонительной доктрины. В дополнение, и исторические, и оборонительные проблемы проверялись прямо на местах сражений, чтобы сосредоточить внимание участников на общем замысле и контексте битвы и операции. Такие выезды делали особый упор на проработку и исполнение планов. Мольтке культивировал среди участников дух инициативы и умения принимать своевременные решения. Крайне редко - если вообще когда-либо - Мольтке давал утвержденное им решение.

    Ещё одним педагогическим инструментом, использовавшимся Мольтке, были тактические учения. Они проводились как на карте, так и на реальной местности, ставя перед участником исторические или текущие проблемы. Целью их было как обучение участников, так и проверка доктрины. Мольтке использовал собственные исторические исследования. Целью этих учений было не просто преподать участникам какой-то исторический урок, но и понять, какие проблемы ставит перед военным делом будущее. Мольтке верил в то, что проблемы современности все же важнее проблем военной истории. Он изменил приоритет в преподавании военной истории с более исторического на более современный. Мольтке сам написал части историй войн 1859, 1864, и 1870-1871 гг. В дополнение к этому, Мольтке требовал, чтобы и зарубежные войны, включая Русско-Турецкую войну 1878-1879 гг. изучались внимательно. Также он оживил военно-исторический отдел генштаба особыми историческими исследованиями и другими видами деятельности для записи и анализа военных кампаний самых разных типов.



    Немецкий генеральный штаб. В центре нижнего ряда можно разглядеть чисто выбритого Мольтке. Фотография 1870 года

    И, возможно, самое главное: он отделил планирование кампаний (другими словами: представление будущей войны) от других областей военной специализации. Такие планы были основаны на анализе чужого опыта, совмещенного с требованиями современности с расчетом на будущую войну. Мольтке учил составлять такие планы и других офицеров, применяя свой метод обучения. Он по отдельности рассматривал каждый аспект плана кампании, чтобы, в итоге, оценить общий замысел, постепенно вырабатывая собственную теорию причин и способов ведения войны. После смерти Мольтке в 1891 году, Германский Генштаб выпустил эти теоретические размышления в трех томах. Первый том, "Военные исследования", содержал главы о:
    •    военной политике в мирное и военное время,
    •    ролях стратегии и политики,
    •    отношении между целью войны и оперативной целью,
    •    оперативном планировании,
    •    высшем командовании,
    •    операционном базисе,
    •    фланговых позициях,
    •    крепостях,
    •    телеграфе,
    •    логистике,
    а также главы с примерами из современной ему военной истории Европы. Второй том, "Тактическая подготовка к сражению" описывал боевой состав войск, передачу приказов, охрану и разведку, марши, концентрацию, окончание сражения и снова исторические примеры. В последнем томе "Сражение" было переработанное эссе "О стратегии", и главы, посвященные сражению, его особенностям, выходу из боя, отступлению и преследованию, удачных и неудачных командирах и исторические примеры.

    Мольтке всегда различал цели войны и цели операции. В большинстве случаев, в оперативных целях значился разгром противника, тогда как целью войны мог быть захват столицы врага или более умеренные цели.

    Планы Мольтке постоянно учитывали погоду и прочие случайности войны. Как пример учета таких случайностей, он приводил кампанию 1870 года, которую пришлось изменить с самого начала. Области концентрации трех армий должны были быть близко к границе, но, из-за быстрой мобилизации французов, Мольтке передвинул эти области назад, к Рейну. Это означало передвижение Первой армии к Саарлуиз-Мерцигу, Второй армии - к Фёльклингу, Саарбрюккену и Сааргемюнду, а Третьей армии - к Ландау и Карлсруэ. Требовалось сделать много изменений, но Мольтке держал в уме общий замысел - разделение французской армии оттеснением её на север, дальше от Парижа. Именно эти изменения заставили Мольтке впервые сказать: "Ни один план не переживет первого столкновения с врагом".

    Мольтке использовал любую удачную возможность, которую предоставляла обстановка. Он концентрировался на самых общих замыслах, при этом будучи достаточно гибким для быстрого реагирования на изменяющуюся обстановку. Но Мольтке не рассчитывал лишь на изменчивую Фортуну. Он больше полагался на "большие батальоны". К примеру, ещё зимой 1868-1869 гг. в своем оперативном плане он подсчитал, что немецким войскам будут противостоять около 250 тысяч человек, тогда как его силы будут в это же время равняться 330 тысячам, а к июлю 1870 он сможет мобилизовать ещё 70 тысяч.

    Как планировщик кампаний, Мольтке не оставлял у себя резервов, считая, что все войска в театре военных действий должны использоваться максимально. К примеру, в кампании 1866 года на стратегическом уровне он держал немного войск на западных границах Пруссии (с Францией), чтобы помешать вмешательству Франции, а в 1870 году он разместил значительные силы на границе с Австрией, чтобы помешать уже им. Хотя эти войска и не участвовали в боях в основной операции, в их применении был стратегический смысл. Мольтке считал, что резерв ему не нужен потому, что когда вражеские намерения и способности уже определены, а собственные действия проанализированы и рассчитаны, надобность в резерве отпадает. На стратегическом уровне, для него не было разницы между способностью мобилизовывать, восстанавливать войска и наличием резерва. На оперативном уровне он использовал все доступные силы.

    Однако он всегда отмечал, что:
    "Конечно, оперативный командующий должен всегда держать свою основную цель в голове. Обстоятельства будут меняться - это мы знаем точно. Командующему придется столкнуться с переменившимися обстоятельствами войны и продумать их последствия для достижения своей цели. Все действия в войне происходят не по строго намеченному плану, а скорее по спонтанным действиям, направленным военными знаниями и навыками.

    Необходимо уметь видеть сквозь туманную неопределенность, уметь распознать реальную ситуацию, принять быстрые решения в условиях недостатка информации, а приняв их - с рвением и целеустремленностью исполнить".



    Мольтке


    Метод обучения, применявшийся Мольтке, был следствием его внимания к оперативному замыслу. Он был убежден, что ошибка в плане концентрации войск не может быть исправлена в течение всей оставшейся кампании. Но с надлежащим планированием, все элементы кампании соединятся вместе, и она увенчается успехом.

    Мольтке любил повторять, что никогда не планирует дальше первого сражения, однако командир должен иметь оперативные планы на случай любого исхода сражения.

    "Врозь идти и вместе драться" говорил Мольтке. Что он имел в виду? Наполеоновские корпуса маршировали порознь, и собирались перед битвой. Фридрих Великий не разделял свою армию. Для Мольтке концентрация огромной армии должна была вести к выполнению определенной цели. Если концентрация была бессмысленной, она равнялась катастрофе. Во времена Мольтке размеры армий сильно увеличились, а время для мобилизации и развертывания - уменьшились. Теперь массирование войск имело четкую цель - сражение.

    Отмечая, что оборона является более эффективным видом боя, Мольтке считал, что увеличившаяся огневая мощь современного оружия делала тактическую атаку слишком "дорогой" в людях - лучше было позволить противнику атаковать самому, проредить его порядки и контратаковать. Мобильность на стратегическом уровне настолько увеличилась, что оценка Клаузевицем обороны, как более эффективного способа войны снова оказалась подтвержденной. Мольтке оценивал оперативный уровень, как вынуждающий к наступательным действиям, другими словами, и в стратегии и в тактике оборона была сильнее наступления. Его максима о раздельном марше и объединении на поле боя обращала внимание на разрыв между тактикой и стратегией. Оперативный уровень военный действий создавал новый баланс между наступлением и обороной - это и было его уникальной характеристикой.

    Мольтке верил в ценность фланкирующих позиций. В виду неэффективности фронтальной атаки он повсюду искал фланкирующие позиции. Его планы кампаний, выезды на места сражений и исторические примеры создавали ситуации с открытыми флангами. Мольтке понял, что при проведении операций необходимо пользоваться преимуществом во времени для атаки флангов. Мольтке использовал ж\д для более быстрого концентрирования, нежели его противники, за счет чего и выигрывал столь ценное время.

    Таким образом, фраза "врозь идти и вместе драться" вкратце означает стремление к одновременному удару во фронт и фланги противника. Это достигалось едиными усилиями на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях.

    Концепция оперативного управления

    После катастрофы у Йены в 1806 году, в Пруссии был сформирован Генштаб, как одна из форм защиты против некомпетентности королевских командующих. С военными планировщиками советовались командиры во время исполнения операций. Генштаб неоднократно называли "мозгом армии", и заслуженно. Его представители в армейских, корпусных и дивизионных штабах знали и понимали цель операции, а также, благодаря системе кадровых ротаций между штабами, обладали достаточными знаниями об оперативном управлении. В таком ключе Мольтке воспитал и подготовил целое поколение офицеров.



    Король Вильгельм и Генштаб. Судя по всему, Мольтке на белом коне в левой части картины. Ни дата, ни художник мне не известны

    Штаб Мольтке изумлял иностранных экспертов своей малочисленностью - 15 человек в самом генштабе, и не более 70 в роли представителей генштаба в войсках. Благодаря небольшому кол-ву штабных офицеров каждый из них лично знал как Мольтке, так и замысел и цель операции, и мог доходчиво доносить смысл приказов до армейских и корпусных командиров. Отношения между высшим комсоставом и генштабистами не было ни формальным, ни жестко структурированными. Каждый член штаба мог выполнять различные функции, и все они обладали одной точкой зрения на оперативное управление, что и позволяло штабу действовать как единому организму.

    Оперативное управление является методологией командования, призванной выполнять стратегические цели. Оно стремится сломать волю вражеского командующего путем уничтожения его армии. Концепция оперативного управления Мольтке может быть проиллюстрирована метафорой коня и наездника. "Свободные поводья" используются, когда нужно лишь общо управлять армией, когда же необходимы точные и продуманные маневры, используются "натянутые вожжи". После определенного времени, проведенного вместе, и лошадь, и всадник привыкают друг к другу, и их взаимопонимание улучшается. И "свободные" и "натянутые" вожжи используются в тех же случаях, но теперь у подчиненных улучшено понимание смысла и цели приказов.

    Во время кампании 1866 года командиры Первой и Второй армий не понимали замысла операции. Мольтке крайне дотошно управлял маневрами обеих армий, но и тогда ему приходилось постоянно осаждать командира Первой армии и подгонять командира Второй. В 1870 году оба они прекрасно понимали намерения Мольтке и действовали соответственно.

    Метод отдачи приказов также наложил соответствующий отпечаток на стиль отдачи приказов Мольтке. Краткий, телеграфный стиль их изложения и использование самого телеграфа сильно ускоряли реагирование командующих подразделениями. Важнейшие приказы Мольтке дополнительно излагал в письменной форме и отсылал курьерами.

    Как правило, Мольтке использовал "свободные вожжи", "натягивая" их лишь тогда, когда ожидался серьезный успех, и нельзя было полагаться на нижестоящих командиров. В 1870 процедура перехода границы была оставлена на усмотрения командиров армий. Но как только были встречены крупные французские силы, он немедленно начал тщательно координировать свои войска вплоть до корпусного уровня: вожжи сильно "натянулись". Но как только начиналось само сражение, оперативных приказов Мольтке уже не отдавал.

    Мольтке прекрасно осознавал разницу между "свободными" и "натянутыми" вожжами и таким образом описывал отношения между командующими:
    "Несчастнейший из командиров тот, кем жестко управляют. Каждый день, каждый час он должен объяснять вышестоящим свои замыслы, планы, намерения, ежесекундно его одергивают по телеграфу. В таких условиях командир теряет уверенность в себе, инициативу, решительность и храбрость. Он уже не может вести войну. Дерзкое решение можно принять только в одиночку"



    Слева направо: Отто фон Бисмарк, Альбрехт фон Роон, Гельмут Мольтке-старший. Дата фотографии – 1860-е

    К счастью, в отношениях Мольтке с королем Вильгельмом, канцлером Бисмарком и военным министром фон Рооном не было и следа такого управления. Его отношения с ними были крайне здоровыми - в войнах 1866 и 1870 гг. они были вместе большую часть кампании, и в оперативное управление Мольтке никто не вмешивался. Пожалуй, единственной трещиной в их отношениях был артобстрел Парижа – Мольтке был против него. Данная здоровая атмосфера среди руководителей Пруссии являлась немаловажным вкладом в успешность Мольтке как начальника Генштаба.

    Мольтке всегда требовал, чтобы должность оперативного командующего обладала одновременно независимостью действий и гибкостью. Выбор человека на эту позицию крайне важен, ибо, как говорил сам Мольтке: "он отвечает не только перед политическим руководством, но и перед своей совестью, и всеми его людьми... Король является лучшим высшим командующим, ибо он все ставит на карту, и единолично командует подчиненными".

    Также Мольтке заметил, что: "Оперативный командующий должен получить лишь общие инструкции от короля. Эти инструкции должны включать не военную, но политическую цель. Невозможно создать план операции, который не изменится во время кампании, которая может поменять сам замысел операции. Нам противостоят командиры, обладающие столь же сильной волей, как и наша. Случится тысяча случайностей, а одна выигранная или проигранная битва повлияет на весь ход войны".

    Мольтке заметил, что в Датской войне на оперативного командующего были наложены ограничения, а когда эти ограничения, наконец, были сняты, оперативная свобода сообщила успех. "Политическое руководство должно давать оперативную свободу действий и лишь временами отмечать опасность, сопутствующую операции". Таким образом, оперативное управление означает отделение от политического руководства, и от высшего военного руководства, а доверие, гибкость и свобода действий являются обязательными для достижения военных целей. В понимании Мольтке это также означало применение "свободных" и "натянутых" вожжей, и четкое разделение трех различных уровней военных действий.

    Итоги и выводы

    Более ста лет назад изменилось лицо войны. Мольтке понял эту перемену. Последняя кампания, которую он провел, закончилась капитуляцией Франции. Хотя французская армия была разгромлена у Седана, война продолжалась, ибо французская нация отказалась признать поражение. Были собраны новые армии для противостояния прусским войскам, были попытки снять осаду с Парижа. Спор между Мольтке и Бисмарком о том нужно ли бомбить город, или нет, вылился в цитату Мольтке письма Клаузевица Мюффлингу: "Задачей стратегии является предотвращение требований политики о выполнении действий, которые противоречат природе войны, ибо из-за незнания военного организма, эти требования принесут провал при их выполнении".

    Мольтке заявил, что требования Бисмарка о бомбардировке Парижа требуют от военных того, чего они достигнуть не могут. Он негодовал, что канцлер вмешивается в оперативные дела, но король поддержал Бисмарка, и отдал приказ об обстреле города. Но даже после окончания обстрела война продолжилась - артиллерия не сломила дух французов и капитуляции не состоялось. Тогда Мольтке отдал приказ о формировании 100 новых батальонов для продолжения военных действий. К счастью, необученные французские рекруты были разгромлены перед тем, как столь же необученные немецкие рекруты вступили в бой, и вскоре было заключено перемирие, а затем - мир на условиях немцев.



    Фотография членов Консервативной Партии. Третий слева – Мольтке. Фотография 1889 года

    Маршал осознал, что столкнулся с новой формой ведения войны - войной тотальной. Всю оставшуюся жизнь он посвятил усилению Германской армии. В мае 1890, уже приближаясь к концу своей жизни, Мольтке писал: "Время малых войн (Kabinettskriege) прошло. Теперь любая война станет войной народной. Если война разразиться сейчас, её исход и продолжительность не смогут быть предсказаны. В неё вступят сильнейшие страны Европы, вооруженные как никогда прежде. Ни одной из этих стран не может быть нанесено быстрое поражение в течение одной-двух кампаний. Даже если они проиграют войну, и будут вынуждены заключить мир, через год война продолжится. Господа, это может быть война и семи, и тридцати лет - и горе тому, кто бросит факел в пороховую бочку и сожжет Европу - тогда предстоят огромные жертвы. Сотни тысяч жизней на кону. Финансовые соображения должны быть второстепенны. Безопасности можно достичь, только опираясь на себя".

    Понимая, что граница между тактикой и стратегией лежала именно в проведении операции, Мольтке сконцентрировал свою теорию на простой идее раздельного марша, и соединения на поле битвы. Это было действие, требующее постоянного управления и координации, планирования и взаимопонимания, гибкости и доверия. Чем ближе подходил Мольтке к принятию концепции оперативного управления, тем успешнее достигал стратегических целей кампаний. Мольтке отделил стратегические цели от достижения оперативных целей. Всю жизнь он обучал себя и других для реализации этого.

    Инстинктивно Мольтке понимал всю значимость нового, оперативного, уровня боевых действий. Осознавая его особенности и сообразным образом изменяя свои планы, он усилил военный потенциал Пруссии на стратегическом уровне. Мольтке соглашался с Клаузевицем в том, что защита является сильнее наступления. Вопрос был в том, как же побеждать наступающему? Ответ заключался в оперативном уровне.

    Технологические достижения способствовали Мольтке: ж\д увеличивала мобильность его сил, телеграф помогал координировать войска, увеличившаяся огневая мощь способствовала тактической защите. Оперативные действия Мольтке использовали тактическую защиту в связке с оперативным наступлением и фланговыми атаками. Местность, погода и удача - всё это было фактором в планировании маршала. Обучение и тренировка занимали ключевое место в подготовке к действиям на оперативном уровне. Мольтке четко понимал, что стратегия является политической по содержанию, а оперативный уровень является чисто военным.

    Обсудить на форуме

    ©Статью подготовил Konrad_Novak. Специально для war-game.org. 2011
    ©Запрещается любая перепечатка и копирование без согласия war-game.org



    Категория: Исторические перспективы оперативного искусства | Просмотров: 1789 | Добавил: Konrad_Novak | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright war-game © 2009-2017 | Сайт управляется системой uCoz