Понедельник, 29.05.2017, 08:47
Приветствую Вас Гость | RSS

Одни живут - чтобы играть.
Мы играем - чтобы понять, как выживали другие.


Главная | Форум | Регистрация | Вход
 
Навигация
Wargames
Global strategy
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
Spacebob
Новое на форуме
  • Песочница 2 (152)
  • Вопросы и ответы по WitE (1380)
  • Gary Grigsby's War in the West (64)
  • Обсуждение самой игры WitE, и все, что с ней связано (166)
  • Harpoon 3 scenarios for the PlayersDB (41)
  • Официальные Бета-патчи (224)
  • Перевод WITE на русский язык (72)
  • Заявки и поиск оппонента для игры в WitE (96)
  • Flashpoint Campaigns: Red Storm (125)
  • Заявки и поиск оппонента для игры в WitW (4)
  • Поиск
    Новые комментарии
    в верху под названием написано скачать с сервера

    Не согласен.

    C Днём Победы!
    Ролик у варгеев не очень, гайдзинчеги лучше сделали.



    Новые статьи
    [26.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 4 (0)
    [11.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 3 (0)
    [09.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 2 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 1 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Введение (0)
    Новые файлы
    [12.10.2011]
    Патч 1.3 для Виктория 2 (Victoria 2) (0)
    [07.10.2011]
    Таблица ТТХ юнитов War in the East (0)
    [04.09.2011]
    Патч 5.1 для Европа 3: Золотое Издание (Божественный ветер) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 4.1b для Europa Universalis 3: Heir to the Throne (Европа 3: Великие династии) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 2.04 для Hearts of Iron 3: Semper Fi (7)
    Наш опрос
    Оцените наш сайт
    Всего ответов: 365
    Наш баннер

    Код нашего баннера
    Rambler
    Счетчик
    Календарь
    «  Июнь 2011  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
      12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930
    Главная » 2011 » Июнь » 30 » Французское Оперативное Искусство 1888-1940. Часть 2
    12:50
    Французское Оперативное Искусство 1888-1940. Часть 2
    Французское Оперативное Искусство 1888-1940
    French Operational Art: 1888-1940

    Часть вторая

    Автор:

    Роберт. А. Доути
    Robert A. Doughty


    Это продолжение статьи о французском оперативном искусстве. Начало читайте в первой части.

    Модель Мондидье



    Битва при Амьене. Участок, где происходила битва при Мондидье – внизу карты – «Montdidier»

    Ни одна битва Первой Мировой Войны не была столь тщательно изучена во Франции, как битва при Мондидье. Она произошла в августе 1918, когда 1 ФА под командованием Дебени нанесла финальный, и один из самых важных, ударов по немецкой армии. Генерал Людендорф назвал эту операцию "черным днем" войны для немецкой армии. Битва стала поворотным пунктом для всего французского оперативного искусства, и привела к маневренной войне последних месяцев Первой Мировой.



    Мари Эжен Дебени


    Во время битвы, Дебени командовал 15 дивизиями (составлявшими 4 корпуса), при поддержке 1600 стволов артиллерии. Вместо первоначального плана широкого ограниченного наступления, Дебени решил атаковать всеми силами в узком месте на левом фланге, намереваясь захватить ключевой участок местности, который привел бы к краху всю систему обороны немцев. После этой атаки он планировал провести ещё одну в том же направлении, и заставить немцев усилить этот участок. Когда противник усилил бы свой правый фланг, он внезапно атаковал бы двумя корпусами на своем правом фланге. Используя последовательные операции, французы могли бы воспользоваться смещением резервов противника на участок первой атаки. Так и произошло.

    Эта битва вошла в учебники по оперативному искусству. Французы критиковали мясорубки 1914-1917, и восторгались контролируемым и подготовленным операциям при Мондидье, которые стали образцом централизованного управления, и эффективного планирования и применения.

    Анализ битвы, проведенный майором Дайе (Maj. Marius Daille), предупреждал студентов о том, что наполеоновские методы уже неприменимы к войнам 20-ого века. Бонапарт рассчитывал на подавляющее преимущество в ключевой точке, разрушая порядки противника, и уничтожая связность вражеских сил. В Первой Мировой, французы пытались использовать такие же методы, но понесли сильнейшие потери при Артуа, Шампани и Вердене, не достигнув прорыва. Чтобы объяснить это, Дайе утверждал, что, несмотря на первоначальный успех, атаки замедлялись, как только их направление и цель становилась понятной для противника, и он вводил резервы. Вместо своего расширения, прорыв сужался по мере продвижения, и этот "треугольник" попадал под фланкирующие удары. Повторные атаки приводили к вклинению в порядки противника, что создавало противнику удобные условия для фланкирующего артобстрела и контратак.



    Военный министр Жан Фабри и генерал Гамелен на учениях 1935 года


    Для Дайе, наступление при Мондидье продемонстрировало новый метод захвата организованной обороны без попыток прорыва. Он определял новый метод как совмещение нескольких сильных атак по сходящимся направлениям. Противник не мог усилить одно из направлений, не ослабляя другого, и не мог предотвратить продвижение противника. Хотя атака по широкому фронту может показаться линейной, по мнению Дайе это не так, ибо она состояла из концентрации войск на нескольких направлениях. Затем, одновременные, или совместные удары утверждали превосходство атакующего, и защитник не мог сконцентрировать силы для защиты.

    Хотя Дайе предпочитал разные и сильные атаки по сходящимся направлениям, он не отметал возможность атаки по одному направлению, каждая из которых продолжала дело другой, остановившейся. Сильный рывок вглубь мог быть использован в первые дни операции, перед тем, как дыру "закроют" резервы. Удар мог быть направлен в стык между подразделениями. Но главной темой исследования Дайе было то, что битва при Мондидье предоставляло-таки универсальную формулу для успеха: координированные и жестко управляемые атаки (одновременные или последовательные) по широкому фронту с концентрированными усилиями в ключевых точках.

    Маневр огнем

    Между двумя мировыми войнами, французы не предприняли серьезных изменений организации своих корпусов, полевых армий и групп армий, однако тщательно проанализировали возможные изменения в способе их использования. Учитывая очевидное увеличение количества и точности огня, они рассчитывали, что будущая война будет ещё более смертельной и всепоглощающей, и они не хотели оказаться к ней неготовыми. Несмотря на серьезные усилия, включавшие множество полевых учений, тестов и обсуждений, их оперативные методы в битвах 1940-ого были лишь немного изменены относительно прошлых, и доказали свою неэффективность против мобильной войны, которую вели немцы.



    Учебные артиллерийские стрельбы во Франции


    При развитии своей оперативной доктрины, французы придавали огромное значение огневой мощи, и сосредоточились на централизованным её контроле со стороны вышестоящего командования. Особенно это касалось артиллерии. Первую Мировую французы начали с доктриной, в которой мобильная артиллерия предоставляла быструю огневую поддержку во время атаки, а закончили с доктриной, которая детально описывала артподготовку до атаки, а артиллерию ставила под командование дивизионных и вышестоящих командиров. Такой контроль был, по мнению французов, необходим для маневра огнем, поскольку он давал возможность командиру концентрировать усилия артиллерии на ключевом участке. Ключевой участок же определялся вышестоящими командирами, и маневр рассматривался в рамках действий больших, нежели малых, подразделений. Другими словами, оперативный уровень заслонял тактический.

    Во время межвоенного периода, концепция маневрирования огнем стала ещё более важной. Генерал Герр заметил, что если командир децентрализует собственную артиллерию, он потеряет весь контроль над битвой и станет "безоружным". Передавая управление битвой нижестоящим, вышестоящий командир уже не мог маневрировать огнем, и битва распадалась на несвязные и бессмысленные локальные бои. В 1926 устав предупреждал, что передачи управления артиллерией нижестоящим чинам следует избегать.

    В то время, как французы понимали необходимость децентрализации войск во время наступления, военные лидеры предпочитали концентрировать крупные силы артиллерии в руках крупных командиров. В октябре 1922 Петен отозвался об артиллерии как о стратегическом резерве. Такая артиллерия предоставляла возможность высоким командирам оказывать сильное влияние на поле битвы, и играла роль готового резерва огневой мощи, который мог быть переброшен на другой участок. Требование к существованию такого резерва значило, что большая часть артиллерии должна была быть дальнобойной, и под контролем корпусных командиров и выше. Это был один из важных уроков Первой Мировой. Но такое использование артиллерии успешно могло использоваться только на стабильном поле битвы, но не на мобильном. Нечеткость определения тактической и оперативной мобильности ясно отображается в артиллерийском уставе 1926 года, где бронепоездной артиллерии дана самая высокая оценка, ибо она может «быстро занимать позицию, и перемещаться на другую».



    Маршал Фердинанд Фош


    Один из критиков организации французской артиллерии был маршал Фош. В 1926 году он заявил, что наиболее важна дивизионная артиллерия, затем - корпусная, затем - общие резервы. Французское командование придерживалось диаметрально противоположного взгляда. После Второй Мировой, генерал Гамелен отметил, что, в то время как Франция имела 56 артполков в общем резерве, у немцев и близко не было такого количества в их резерве. Не понимая нежелание немцев копить артрезерв, он не понимал и упор немцев на мобильность, прорыв и децентрализацию, упустив из-за этого огромную разницу между немецким и французским применением артиллерии. Французы не могли быстро и гибко отвечать на неожиданные действия противника, и не могли поддержать важные действия малых подразделений. В общем, они были неповоротливы, хоть и мощны.

    При окончательном анализе, французы упирали на централизацию, и их доктрина подчинения артиллерии размывала границы между тактическим и оперативным уровнями. Это размытие становится очевидным при перемене названия полевого устава Франции о крупных подразделениях. 1913 – «Руководство по вождению крупных соединений». 1936 – «Руководство по тактическому применению крупных соединений». Французские концепции оперативного уровня базировались на крайне непрочном фундаменте.

    Методичная битва

    В начале Второй Мировой Войны, центром оперативного мышления Франции была методичная битва, которая очень походила на битву Петена при Мальмезоне и Дебени - при Мондидье. Этим термином – «методичная битва» ("bataille méthodique") - французы определяли жестко управляемую операцию, в которой подразделения и огневые средства были тщательно расположены, и затем применены в бою. Такая битва должна была быть тщательно подготовлена, и выполнена шаг за шагом подразделениями, строго выполнявшими приказы, и следовавшими не менее строгим расписаниям, двигаясь к недалеким целям. Эти меры контроля помогали в управлении массами артиллерии, поддерживающей пехоту, в условиях недостатка радиосвязи, характерного для первой половины 20-ого века. По мнению французов, такие методы были необходимы для слаженного использования огромных масс людей и техники, столь свойственных современной войне. Также такая структура оставляла принятие решений на плечах высшего командования, и делало возможным строго централизованное управление для координации действий огромного количества подчиненных. Никакие оригинальные идеи, витавшие в головах Жоффра и Нивеля, не могли родиться в головах офицеров, приученных мыслить столь послушно.



    Тяжелая артиллерия французов


    Во время межвоенного периода, французские офицеры концентрировали свое внимание на методичной битве. В сентябре 1938 лектор в французском аналоге Академии Генштаба, описал операцию полевой армии, состоящей из 5 корпусов с 15 дивизиями, на фронте в 60 км. Его описание состояло из пошагового подхода к организации сил и координации их сил в бою. Главный удар должен был быть исполнен 6-ю дивизиями, каждая из которых имела фронт примерно в 22 км. Лектор также предложил сконцентрировать артподразделения, для массированной поддержки прорывающихся войск. Цель же операции не должна была быть дальше, чем половина прорываемого фронта - около 66 км.

    К несчастью для Франции, эта операция больше напоминала бои 1918, нежели 1940 г. Хотя французская доктрина обращала некоторое внимание на мобильность, методичная битва представляла лишь небольшое изменение относительно статических методов первой половины Первой Мировой, и атрофировала у французов чувство маневра. Одновременные или последовательные атаки, примененные у Мондидье, могли быть использованы, но их влияние на тактическую или оперативную мобильность было небольшим.

    Французская концепция методической битвы оказала сильный эффект на французские взгляды о глубине поля боя. Наполеоновские идеи о действиях по всей глубине позиций противника исчезли из умов офицеров, сосредоточившихся на 66-тикилометровом наступлении армией из 15 дивизий. В феврале 1939 французы составили устав "Использование Танковых Дивизий". Несмотря на увеличившуюся огневую мощь больших танковых подразделений, устав включал в себя концепции последовательного достижения целей, движения "перекатами", дистанция между которыми должны была составлять не более 3-4 км. Эта малая оперативная глубина не имела ничего общего с операциями немцев в мае 1940.



    Французские учения 1939 года


    Упор на методичную битву также повлиял на французскую оборонную доктрину. Она готовила войска к занятию глубокой обороны, но эта глубина была гораздо меньше, чем необходимо для современной войны. Оборона состояла из трех эшелонов - выдвинутые вперед позиции, основная линия обороны, и стоп-линия. Основная линия обороны была наиболее важным и защищаемым местом. Теоретически она должна была находиться на хорошей местности, с одним-двумя возможными путями подхода и хорошо пристрелянными секторами обстрела между возведенными или естественными препятствиями. Из-за требования к глубине, основная линия редко была "линией". Ближе к тылу была стоп-линия, у которой и должно было остановиться вражеское наступление.

    Если противник прорывал стоп-линию, наступала необходимость в "заполнении". Командир "заполнял" брешь резервами, постепенно останавливавшими наступление противника пехотой, танками и артиллерией. После этого следовала контратака, которая, однако, больше надежд возлагала на огонь артиллерии и пулеметов, нежели на броски пехоты и танков.

    Доктрина опиралась на то, что обороняющийся мог перебрасывать войска к угрожаемому участку быстрее, чем атакующий. По множеству сложных причин, французы считали, что темп и глубина наступлений не будут сильно отличаться от Первой Мировой. Однако бои при Седане скоро продемонстрировали ошибочность таких суждений.

    Битва при Седане



    Европейская кампания 1940. Планы сторон. Нас интересует Седан – он находится над синей надписью «Second», обозначающую Вторую Армию генерала Юнцера (Huntziger)


    Собственно, окрестности Седана. Карта предоставлена камрадом Char-Lo

    С началом Второй Мировой, французские военные лидеры подготовились к серии методичных битв (как и предписывала их доктрина). Заняв линию Мажино на северо-восточной границе и расположив минимум войск в Арденнах, Гамелен планировал, что французские войска переместятся в центральную и западную Бельгию. Французы считали, что направление главного удара Германии будет повторять основное направление наступления Шлиффена через разрыв Жамблу, который простирался через центральную Бельгию от Льежа, и далее - через Жамблу до Монса. Чтобы встретить ожидаемое там немецкое наступление, Гамелен сконцентрировал свои самые мобильные части у границы центральной и западной Бельгии, подготовив их к быстрому наступлению. После входа на территорию Бельгии, войска должны были избегать битвы, и закрепиться на заранее утвержденных позициях. После ослабления противника, и мобилизации союзных войск, Гамелен рассчитывал возобновить наступательные операции, и достичь победы.

    У Гамелена было несколько соображений по поводу конкретной глубины захода на бельгийскую территорию, и к маю 1940 он решил выдвинуть войска на линию реки Маас от Седана до Намура-Вавры, по реке Диль до Антверпена. Из возможных альтернатив защита линии Намур-Диль-Антверпен была бы на 70 км. короче. К маю французские и британские войска были готовы выполнить оперативный замысел союзников, и выдвинуться к линии Диль. Группа Армий 1 должна была занять район между Ла-Маншем и западной границей линии Мажино. Слева направо в группе армий 1: 7 ФА, БЭК, 1 ФА и 9 ФА готовились к занятию линии "Диль", тогда как 2 ФА (справа от 9 ФА) оставалась в Седанском районе.

    2 ФА была наиболее восточной в группе армий, и была ответственной за фронт от Седана до Лонгиона, "по прямой" - примерно 65 км, но из-за особенностей местности - 75 км.  Район её обороны включал части линии Мажино, и слабозащищенную в фортификационном плане область к западу от неё. Западный фланг армии служил опорой для 9 ФА, и других армий, приготовившихся к броску.

    В мае 1940 генерал Шарль Юнцер, командующий 2 ФА имел в её составе 2 корпуса и 5 пехотных дивизий. Для защиты своего сектора, он выбрал основную линию обороны, которая была к югу от Мааса в районе Седана, и стоп-линию, проходившую по высотам около Кассины-МонДью-Стонны, в 16 км. к югу от Седана. 2 ФА большую часть своих приготовлений сосредоточила на строительстве обороны переднего края основной линии обороны. Юнцер поместил 41-ую пехотную и 3-ю колониальную пехотные дивизии на правый фланг, а 3-ю североафриканскую и 55-ую пехотные дивизии на левый фланг. В резерве была 71-ая пехотная дивизия. Передовое охранение оборонительной линии состояло из кавбригады и двух легких кавдивизий. Юнцер усилил эти подразделения разведывательными эскадронами из остальных дивизий. 



    Шарль Юнцер, командующий Второй Армией


    При принятии решения о расположении своих дивизий, Юнцер прежде всего был обеспокоен возможным немецким ударом по французскому правому флангу, и последующему разворотом противника на юго-восток за линией Мажино. Держа это в уме, он и поместил сильнейшие дивизии на правый фланг, а слабейшие - на левый. 55-ая пехотная дивизия, которая была дивизия типа Б (т.е. в ней было меньше офицеров и солдат, чем в дивизиях типа А или активных дивизиях) была помещена на край левого фланга 2 ФА. Она защищала Седан, в район которого 13 мая вошли три дивизии из 19 Танкового Корпуса Германии.

    Когда немцы атаковали в 15 часов 13 мая, 55-ая дивизия защищала Седанский сектор двумя полками в оборонительных позициях по Маасу. 2-ая Танковая Дивизия (ТД) пересекла Доншери (область в 3 км к западу от Седана), 1-ая ТД была чуть к западу от Седана, а 10-ая ТД - чуть к востоку в Ваделенкурте. 1 и 10 ТД атаковали 147 полк, а 2-ая ТД - 331 полк (самый западный). Только 1-ая ТД смогла быстро прорваться через оборонительные порядки французов. Также, её 1-ый пехотный полк переправился к западу от Седана и достиг Шевежа вечером того же дня. 2-ая ТД не смогла успешно переправиться, пока части 1-ого пехотного полка не зачистили французские позиции напротив дивизии. Переправа 10-ой ТД также не увенчалась серьезным успехом. Из-за отпора, встреченного этими дивизиями, прорыв был крайне узким и очень уязвимым. Той ночью немецкие саперы беспрестанно трудились для наведения мостов через Маас, чтобы плацдарм мог быть расширен.



    Битва при Седане. Карта предоставлена камрадом Рус-зольдат


    Подкрепления Седанскому сектору обороны

    Перед тем, как немцы достигли Мааса, высшее командование французов предприняло серьезные шаги для усиления Седанского сектора. Ни генерал Жорж (командующий войсками на северной и северо-восточной границах), ни генерал Бийот (командующий Группой Армий 1, в которую и входила обороняющая Седанский сектор 2-ая дивизия) не верили, что немцы основной удар нанесут через Седанскую область. Оба, видимо, считали, что немецкие войска в Арденнах - лишь вспомогательные силы относительно основных сил, якобы нацеленных на разрыв Жамблу. Несмотря на это, вероятность удара, прорыва и последующего окружения французов была, и генералы решили переместить войска к Седану в классическом маневре "заполнения". Решение было принято вскоре после входа немцев в Бельгию.

    Генерал Юнцер, командующий 2 ФА, сообщил в 10 корпус ночью 11 мая, что 71-ая дивизия (бывшая в резерве армии) скоро будет передана в распоряжение корпуса. Большинство подразделений 71-ой дивизии занял позиции ночью 12-13 мая, и все ещё обосновывались, когда днем 13-ого немцы начал форсирование Мааса. Утром 12 мая 2 ФА передала под контроль 10 корпуса два артполка. Увеличение артподдержки угрожаемого сектора полностью соответствовало доктрине французов, ибо снабжало командование корпуса огневой мощью как для обороны, так и для контратаки. Однако ввод 71-ой дивизии в оборону почти не оставило у Юнцера резервов.



    Солдаты 55 дивизии выдвигаются на позиции


    Также 2 ФА начала ввод в Седанскую область дополнительной пехоты и танков, готовя контратаку этими силами в случае прорыва немцев. Утром 12 мая Юнцер официально передал приказ о подчинении двух танковых батальонов 10-ому корпусу. Батальоны подошли около 00:30 13 мая, за полчаса до форсирования немцами реки Маас. В ночь 10-11 мая, 10 корпус приказал 213 полку выдвинуться вперед, а вечером 11 мая такой же приказ получил 205 полк. К утру 13 мая оба полка занимали позиции к югу от Седана на высотах между МонДью и Стонной. Они были отлично расположены для обороны против возможного прорыва немцев.

    Также Высшим Французским Командованием были предприняты и другие шаги для усиления Седанской области. 21-ый корпус, состоявший в резерве Высшего Командования под командованием генерала Флавиньи, получил предупреждение о возможном своем выдвижении к 2 ФА. Поскольку в корпусе не было боевых дивизий, и он состоял только из штаба и частей поддержки, Флавиньи ожидал, что ему придадут 2-3 дивизии.


    13 мая. Перемещения немцев по часам на спутниковом снимке. Внимание - север находится ВНИЗУ. Изображение предоставлено камрадом Char-Lo


    В 8 часов 12 мая, генерал Жорж, командующий северной частью войск Франции, решил, что 21-ый корпус он оставит у себя. Хотя он решил, что передаст одну пехотную дивизию 9 ФА, а одну - 2 ФА, штаб 21-ого корпуса оставался в подчинении Жоржа. 13 мая штаб 2 ФА составил возможный план использования 21-ого корпуса в своих порядках. Этот план вводил в бой 3-ю Моторизованную дивизии, и "рано или поздно" - 3-ю Танковую Дивизию. 3-я моторизованная дивизия получила вечером 12 мая приказ о выдвижении в район Стонны. Часть дивизии отбыла ночью, а основная часть - 13-ого, полностью же дивизия была на месте 14-ого. Ночью 12-13 мая 2 ФА приказало 10-ому корпусу назначить позиции моторизованной дивизии, однако ограничило выбор, указав, что позиции должны находиться у Стонны и в лесах к востоку от оной. Это отражало обеспокоенность штаба 2 ФА о возможном развороте немцев на восток за линией Мажино.



    248-ой артполк у Седана в мае 1940


    3 танковая дивизия также начала выдвижение к позициям 2 ФА. Приказ о выдвижении был получен около 15 часов. Хотя вначале из дивизии в район Седана должны была выдвинуться лишь одна полубригада, скоро командующий дивизии получил приказ о переброске всей дивизии. Он не получил приказа о месте назначения до 17 часов, однако сразу начал выдвижение. И 3-я танковая, и 3-я моторизованная дивизии вскоре были переданы под командование 21-ого корпуса генерала Флавиньи.

    Перемещения французов в районе Седана 12-13 мая. Карта предоставлена камрадом Char-lo


    Таким образом, ещё до окончательного форсирования немцами реки Маас, были предприняты значительные шаги для усиления Седанской оборонительной области. С двумя пехотными полками и двумя танковыми батальонами, усиливающими 55 дивизию, а также переброской 6 дополнительных дивизий (включая 71-ую), двух артполков и корпусного штаба Флавиньи, французы выглядели достаточно подготовленными к немецкому удару по Седану. Однако значительные силы были потрачены на предотвращение охвата с запада Седана в юго-восточном направлении. С точки зрения Юнцера, угрозой был прорыв сквозь 2 ФА, а затем бросок или разворот на ЮВ в тыл линии Мажино. Он не думал, что немцы устремятся на запад, стремясь достичь Ла-Манша и отрезать Группу Армий 1 от оставшихся французских сил.



    Неудача в закрытии прорыва

    В ночь 13-14 мая, прорыв 1-ого немецкого пехотного полка оставался узким и небольшим, однако Гудериан, командир 19-ого Танкового Корпуса, перебросил через Маас дополнительные силы и начал расширение плацдарма. Той же ночью французы приняли меры для остановки немцов. Через 4 часа после начала форсирования реки, командир 10-ого корпуса Грансар передал 55-ой командиру 55-ой дивизии Лафонтэну 2 пехотных полка и 2 танковых батальона, и предложил провести ими контратаку.



    Французская пушка


    Несмотря на уязвимость плацдарма немцев, Лафонтэн отложил контратаку. Хотя ему предоставили дополнительные силы, он решил оставить пехоту в траншеях, и контратаковать артогнем. Полностью соответствуя военной доктрине французов, Лафонтэн не хотел атаковать пехотой для закрытия прорыва. Пехота пошла в атаку только через 9 часов, когда Лафонтэну недвусмысленно приказали атаковать. Около 6-30 14 мая, 55 дивизия контратаковала из Шемери в направлении Шехери и из Мезонселя в направлении Бульсона силами 213-ого пехотного полка и 7-ого танкового батальона. Эта контратака, как и последующая, была отражена немцами. Безынициативность Лафонтэна позволила немцам усилиться, и возможность быстро ликвидировать прорыв ускользнула.

    Той же ночью генерал Жорж приказал совершить массированный авианалет на немецкие переправы у Седана. Хотя род войск был другой, большие концентрации самолетов имели те же недостатки, что и концентрация артиллерии (см. выше).



    Немецкая переправа через Маас


    Налет начался с неудачной попытки 10 британских бомбардировщиков разрушить немецкие переправы у Седана. При своих налетах, французы понесли столь тяжелые потери от ПВО и истребителей, что отменили любые вылеты на этот день. Между 15 и 16 часами все британские бомбардировщики во Франции, поддержанные 27-ю французскими истребителями, ударили по мостам, однако из 72 вылетевших бомбардировщиков, вернулись только 40. Вечером тяжелые британские бомбардировщики нанесли ещё один удар, и, хотя немецких истребителей было уже меньше, британцы понесли 25% потерь. Согласно французским источником, в тот день у Седана собралось около 152 бомбардировщиков, и около 250 истребителей, налетавших около 550 часов. Немцы совершили более 800 вылетов для их перехвата. Несмотря на такую концентрацию авиации и относительно небольшой размер плацдарма, задержать германское продвижение с помощью авиации не удалось.

    Когда танковые дивизии расширяли свой плацдарм у Седана, французы ожидали, что они повернут на юг и юго-восток, в тыл линии Мажино. Однако 1 и 2 ТД неожиданно развернулись на запад, и пересекли р. Бар и Арденнский канал. В то же время, 10-ая ТД наступала на юг, для защиты фланга своего корпуса, нацелившегося на запад.

    Несмотря на шаткую позицию 19-ого Танкового корпуса, французский 21-ый корпус и 3-ей танковой и 3-ей моторизованной дивизиями не смог контратаковать в самую уязвимую часть немецкого прорыва. Большая часть 3-ей танковой дивизии была на позициях уже утром 14-ого, и, несмотря на то, что Флавиньи пытался повести их вперед, свежесформированной дивизии не хватило уверенности, оборудования связи и логистической поддержки. Поэтому она реагировала на приказы более вяло, чем 3-я моторизованная дивизия. Вместо решительного броска вперед, обе дивизии завязли в тяжелых боях за высоты МонДю. К вечеру 15-ого, после ввода подкреплений немцев, стало ясно, что ещё одна возможность упущена.

    Хотя генерал Жорж ещё не знал о результатах контратак 14-ого мая 10-ым корпусом (с двумя пехотными полками и 2-мя танковыми батальонами), а 15 мая - 21 корпусом (3-ей моторизованной и 3-ей танковой дивизиями), он, в ночь 13-14 мая, уже планировал свои действия на случай прорыва немцев между 2 и 9 ФА. Правый фланг 9 ФА был у Дом-ле-Мениль у Мааса (9 км. к западу от Седана), а левый фланг 2 ФА - у Омона (10 км к западу от Шемери). Между ними теперь существовал 12-тикилометровый разрыв. После ввода французских резервов (3-я моторизованная и 3-я пехотная дивизии) в район МонДю, кавалеристы 5 легкой кавдивизии и 3-ей бригады спагов попытались закрыть разрыв, но их явно не хватало.



    Марокканские спаги в мае 1940 года


    В ночь на 14 мая, генерал Тушон получил распоряжение встать во главе сводной полевой армии, которая должна была заполнить немецкий прорыв у Седана. Генерал Жорж поделился с Тушоном опасениями относительно возможного удара немцев на запад. Возможно, это осознание пришло из-за того, что немцы, форсировавшие Маас около Динанта, Монтерме, и Седана могли объединить свои усилия, и угрожать французского центру. Жорж также объяснил Тушону, что вклинение немцев расширялось тревожными темпами. Тушон должен был действовать незамедлительно, и помочь Юнцеру в закрытии прорыва.

    В 15 часов 14 мая, Тушон отбыл в Сенуку, где и встретился с Юнцером. Несмотря на все результаты немцев, ситуация скорее всего не казалась Тушону безвыходной - он принял командование над двумя корпусами (23 и 41), состоявших из штабов этих корпусов, 4 дивизий (включая 2-ую танковую), и дополнительных подразделений. Несмотря на быстрое продвижение немецких частей, весь опыт Первой Мировой говорил о том, что скоро их порыв иссякнет, и они остановятся. В той войне большие наступления редко длились дольше недели, а затем усталость, истощение запасов, растяжение линий снабжения брали свое. Поскольку немцы наступали уже 5-ый день, Тушон считал, что скоро они остановятся, и собрал свои силы для строительства новой линии обороны.

    Когда 19 танковый корпус повернул на запад, 2-ая танковая дивизия двигалась на запад параллельно Маас. 1-ая танковая дивизия, примерно в 10 км. южнее, двигалась в том же направлении. 1-ой ТД противостояла 5-ая легкая кавдивизия, и 1-ая кавбригада. После оттеснения этих частей, 1-ая ТД встретилась с подразделениями 14-ой и 53-ей пехотных дивизий. Французы успеха не имели, и немецкие танкисты обеих дивизий успешно продвигались на запад.

    Когда Тушон узнал о быстром продвижении немцев, он сделал вывод, что не сможет их удержать. В ночь 15-16, и последующее утра, он отвел остатки своей армии на юг, к реке Эне, и занял там оборону линией с запада на восток. Такой маневр полностью освободил дорогу немцам к Ла-Маншу, и в тыл Группе Армий 1. Попытки "заполнить" дыру в обороне силами 21 первого корпуса, и армии Тушона ни к чему не привели. Концепция "заполнения" оказалась неадекватным ответом на вызовы мобильной танковой войны.

    Итоги и выводы

    С конца 19-ого по середину 20-ого, французы сосредоточились на практических, а не на теоретических аспектах оперативного уровня военных действий. Несмотря на то, что они считали оперативный уровень всего лишь переходом от тактики к стратегии, они провели немало времени, анализируя и изучая применение корпусов, полевых армий и групп армий в бою. Они считали, что использование таких крупных сил в операциях и есть оперативное искусство. Однако мыслители Франции  не смогли определить четкие функции оперативного уровня, и четко различить оперативный и тактический уровни. Перед Первой Мировой, концепции оперативного уровня привносились на тактический уровень, а перед Второй Мировой наоборот - тактические концепции привносились на уровень оперативный. Неспособность разделить эти два уровня исказила французский взгляд на оперативный уровень военных действий, а также сильно повлияла эффективность французской армии в двух мировых войнах. В итоге, французский подход к оперативному уровню никогда не достиг совершенства оперативного искусства.

    После Франко-Прусской войны, французы применили важные институциональные реформы, которые отразили их приверженность наступательным операциям. К 1914 году Жоффр и другие генералы считали, что военные действия будут более смертоносными, однако использовали маневры полевыми армиями в наполеоновском стиле. Несмотря на свои сильные потери, именно благодаря решительному использованию маневров французы обеспечили "Чудо на Марне". Траншейная война после 1914 ограничило любые передвижения войск, однако французское командование не оставило надежд прорыва оборонительных позиций, используя огромные массы людей и техники. После провала Нивельского наступления в апреле 1917, Петен с успехом использовал ограниченные наступления, и продемонстрировал возможность достижения значительных результатов ограниченными силами. Дебени же продемонстрировал важность тщательного планирования в наступлении при Мондидье.

    Оперативные методы Дебени, которые опирались на тщательно контролируемые последовательные атаки по широкому фронту, резко отличались от тех, с которыми Франция начала войну, и именно методы Дебени стали образцом для подражания в межвоенный период. Хотя французское командование потратило немало сил и средств на улучшение своей операционной доктрины с 1919 по 1940, они не смогли добиться фундаментального улучшения методов Первой Мировой Войны. В 1940 году французы ожидали, что им предстоят методичные битвы а-ля Мондидье, в которых огромные концентрированные массы артиллерии обеспечат им успех. Также они ожидали, что поле боя будет неглубоким, и предполагали, что они смогут подвести резервы и заполнить прорывы в своих порядках. Такие методы работали против малоподвижного противника, который использовал схожие приемы. Однако такая доктрина оказалась неэффективной против высокомобильных немцев, глубоко вклинивающихся в оборону французов, и использующих артиллерию и авиацию по всей глубине такой обороны.

    Во время развития методов военных действий на оперативном уровне с 1888 по 1940, французы перешли из одной крайности в другую. На полях Первой Мировой Войны они ценили маневр, и не придавали значения огневой мощи. Хотя некоторые нескоординированные и недопланированные операции привели к огромным потерям, способность французских войск к маневру спасла Францию, и позволила Жоффру остановить немецкое продвижение к Парижу. Однако к маю 1940 французы передвинулись в другую крайность. Теперь они не придавали значения маневру, особенно контратакам, и огромное значение придавала огневой мощи. Хотя значительные французские войска были переброшены в район Седанского прорыва, и попытались его "заполнить", они не преуспели. Немцы смогли маневрировать гораздо быстрее и успешнее французов, чье чувство маневра давно было заслонено упором на огневую мощь.

    Прорыв у Седана. Карта предоставлена камрадом Char-Lo


    Хотя французское командование и изучало оперативный уровень военных действий с 1888 по 1940, их доктрина отражала неспособность осознать, что Германия может предпринять что-то неожиданное, в корне отличающееся от опыта Первой Мировой, и, соответственно, от методов французов. Французская доктрина могла казаться идеальной для учебного класса, но её недостатки мгновенно стали очевидными в реальном бою, и в неизбежном тумане войны. Французский пример показывает нам, почему военные действия на оперативном уровне называются оперативным ИСКУССТВОМ, а не оперативной НАУКОЙ.

    Обсудить на форуме

    ©Статью подготовил Konrad_Novak. Специально для war-game.org. 2011
    ©Запрещается любая перепечатка и копирование без согласия war-game.org



    Категория: Исторические перспективы оперативного искусства | Просмотров: 1663 | Добавил: Konrad_Novak | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright war-game © 2009-2017 | Сайт управляется системой uCoz