Среда, 22.11.2017, 10:24
Приветствую Вас Гость | RSS

Одни живут - чтобы играть.
Мы играем - чтобы понять, как выживали другие.


Главная | Форум | Регистрация | Вход
 
Навигация
Wargames
Global strategy
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Новое на форуме
  • Вопросы и ответы по WitE (1431)
  • Песочница 2 (165)
  • Обсуждение самой игры WitE, и все, что с ней связано (174)
  • Harpoon 3 scenarios for the PlayersDB (44)
  • Перевод WITE на русский язык (75)
  • Заявки и поиск оппонента для игры в WitE (99)
  • "БЕЛАЯ ЛИРА" (263)
  • Обсуждение игры War in the West (19)
  • Официальные Бета-патчи (229)
  • Заявки и поиск оппонента для игры в WitW (5)
  • Поиск
    Новые комментарии
    в верху под названием написано скачать с сервера

    Не согласен.

    C Днём Победы!
    Ролик у варгеев не очень, гайдзинчеги лучше сделали.



    Новые статьи
    [26.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 4 (0)
    [11.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 3 (0)
    [09.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 2 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 1 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Введение (0)
    Новые файлы
    [12.10.2011]
    Патч 1.3 для Виктория 2 (Victoria 2) (0)
    [07.10.2011]
    Таблица ТТХ юнитов War in the East (0)
    [04.09.2011]
    Патч 5.1 для Европа 3: Золотое Издание (Божественный ветер) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 4.1b для Europa Universalis 3: Heir to the Throne (Европа 3: Великие династии) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 2.04 для Hearts of Iron 3: Semper Fi (7)
    Наш опрос
    Нужно ли расширять список игр, обозреваемых на сайте?
    Всего ответов: 346
    Наш баннер

    Код нашего баннера
    Rambler
    Счетчик
    Календарь
    «  Август 2011  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031
    Главная » 2011 » Август » 13 » Befehlstaktik и опыт Красной Армии: Есть ли уроки для нас? - вторая часть
    18:01
    Befehlstaktik и опыт Красной Армии: Есть ли уроки для нас? - вторая часть

    Первая часть статьи - здесь


    Вторая Мировая - определяющий опыт


     «Если механизм должен действовать, винтик должен оставаться винтиком» - Крис Доннели. 

    Для целей анализа доктрины, в СССР обычно различают два этапа Великой Отечественной. Первый этап начинается с началом германского вторжения 22 июня 1941, и заканчивается в ноябре 1942, когда наступил переход от оборонительных операций к наступательным. Ранние месяцы ВОВ не показали наличие у СССР разработанной успешной доктрины тактического уровня. Один из немецких офицеров [фон Меллентин] заметил:
    "Младшие советские командиры неповоротливы, и неспособны принимать решения. Строгое обучение превратило младших командиров в начетчиков уставов и руководств, и лишило их инициативы и творческого подхода"

    Исследование ситуации, в которой оказался Советский Союз, показывает, что Красная Армия не следовала - да и не могла следовать - своей военной доктрине. Немецкое вторжение застало вооруженные силы СССР неподготовленными к войне технически и морально. В первые месяцы, советские командующие всех уровней демонстрировали полную некомпетентность. Они не могли построить связную оборону, и показывали тревожную склонность к плохо спланированным и кровавым контратакам, у которых не было ни единого шанса на успех. Вермахт сумел захватить и уничтожить большую часть советских сил. Дополнительной проблемой были колоссальные потери в людях и техники за время первых сражений. СССР уже просто не мог выставить огромные армии, требуемые, в свое время, Тухачевским.

    В конце концов, из-за растяжения немецких сил, огромной русской территории, грозной зимы и новоявленной стойкости советских солдат, у Красной Армии появилась передышка, столь необходимая ей для мобилизации и обучения войск. Медленно отступая, советское Высшее Командование накапливало свои самые ценные войска - механизированные и танковые, и, параллельно, отчаянно переобучало солдат. Пересматривая старые теории и приводя их в соответствие со свежим опытом войны, а также формируя новые виды подразделений, Красная Армия, в 1943 начала, постепенно, вырывать инициативу у Германии. Если в 1941 году, у Красной Армии было, в среднем, 0.8-1.0 батальонов на километр фронта, то к концу 1942, это число равнялось уже 2-4 батальонам. К 1944-45 гг., количество возросло до 6-8 батальонов, и до 240 орудий на километр. Две значительные операции, Ясско-Кишиневская в августе 1944, и Висло-Одерская в январе-феврале 1945, продемонстрировали, что при столь плотном применении тактических подразделений, жесткий контроль над подразделениями был важнее предоставления им свободы действий. Обе операции были основаны на научном подходе, тщательно скоординированы, отрепетированы на штабных учениях, и опирались на многочисленные разведданные.

    Ясско-Кишиневская операция августа 1944 года имела своей целью освобождение Балкан и южной Европы, особенно Румынии с её ценнейшими нефтяными месторождениями. Используя один из оперативных маневров - окружение - операция достигла всех своих целей и уничтожила две немецкие армии, и, практически целиком, захватила одну румынскую армию. В операции участвовало около 90 дивизий, распределенных на два фронта. Плотность построения по фронту составляла примерно 1 дивизия на 5-6 километров. На направлении главных ударов: одна маневренная дивизия [maneuver division], 15-20 танков и до 240 орудий на километр. В таких условиях для инициативы не было места. Другой проблемой, представшей перед СССР, было качество призывников. От четверти до половины из них были мобилизованы из деревень, после чего им была выдана форма, винтовка, и они были сразу направлены в стрелковые дивизии.

    Висло-Одерская операция продемонстрировала другую форму оперативного маневра - удары по фронту с разных направлений - и в ней принимало участие ещё больше сил с ещё большей плотностью: всего 106 дивизий. Оперативное превосходство было 7:1, а тактическое - 15:1. Плотность разнилась от половины дивизии на километр фронта до 8-10 батальонов на километр на направлениях основных ударов. Продвинувшись более, чем на 500 км, эти силы разгромили две немецкие армии, и два отдельных корпуса. Советские наступления продолжались до захвата Берлина и полного разгрома Третьего Рейха. 

    Важность опыта Второй Мировой для СССР невозможно преувеличить. Выживание на первом этапе войны досталось дорогой ценой, и это с ясностью показало разницу между обещаниями 1930-ых, и реальностью 1941-42. Однако, советское военное руководство считало Великую Отечественную подтверждением успешности своей философии войны. Как и представлялось до войны, сражения велись на относительно плоских и огромных русских равнинах, Битвы и в самом деле требовали огромного количества людей и техники - как и предполагали теоретики. По мнению советских военных интеллектуалов, действия командиров мелких подразделений, в таких условиях, не имели значительного влияния на исход битв. Массированное применение сил и средств заменило нужду в инициативе.

    Это второе возрождение советской доктрины обычно игнорируется западными исследователями из-за первоначальных поражений СССР. Но в России все наоборот: и поныне Вторая Мировая является важнейшим источником военной мысли и знаний. Её кровь и пот послужили почвой для анализа и переработки опыта, и принесли плоды конкретных примеров и вдохновения. Великая Отечественная Война продолжает служить одновременно подтверждением правоты трудов Тухачевского, Триандафиллова и Свечина, и доказательством того, что разработанные принципы советской доктрины - массирование людей и техники, научная подготовка операций, и система, позволяющая управлять столь огромными силами - была успешной.
    Ядерная эра и сегодняшний день

    «Теперь судьба войны будет решаться не таким привходящим моментом, как момент внезапности, а постоянно действующими факторами: прочность тыла, моральный дух армии, количество и качество дивизий, вооружение армии, организаторские способности начальствующего состава армии» - Сталин

    Сразу после Великой Отечественной войны, советские военные теоретики сконцентрировались на уроках, предоставленных войной, и их применением в будущем. Однако любой анализ замедлялся двумя факторами. Во-первых, Сталин обладал огромным влиянием, и желал быть величайшим военным мыслителем всех времен. Каждый, кто хотел достойно жить, должен был опираться на его мысли. Во-вторых, в СССР пока не могли оценить влияние атомного оружия на будущую войну. Их единственным ответом ядерной монополии США была обреченная на проигрыш стратегия многомиллионной армии.

    С развитием собственного ядерного оружия, и смерти Сталина в 1954 (так в статье) году, Советский Союз обратил свое внимание на атомное оружие и его потенциальное влияние на военные действия. По мнение советских военных теоретиков, будущая война затронет все уровни: стратегический, оперативный и тактический. Резкая перемена в соотношении сил, создание областей массового поражения и возможный удар по морали солдат: всеми этими факторами обладала атомная бомба, и все эти факторы крайне внимательно рассматривались в СССР. Однако, эффект ядерного оружия, особенно тактических ядерных зарядов, представил советским военным парадокс. Новое оружие могло моментально уничтожать все средства боя, которые так долго разрабатывались в прошлом. Но, вместе с тем, никто в СССР не был готов с легкостью отбросить тяжелые уроки Великой Отечественной, и сделанные на её основе изменения в доктрине.

    Роль тактики не снизилась. Чтобы развить успех стратегических и оперативных ядерных ударов, было необходимо завершить уничтожение противника на тактическом и оперативном уровнях, занять его территорию, и лишить его возможности ответить. Решение этих задач состояло из двух частей. Во-первых, метод использования мобильных сил для разгрома противника в Европе был видоизменен. Вместо предварительной концентрации войск, которые должны были, затем, продвигаться в определенном направлении, было избрано другое применение войск. Теперь должны были быть использованы небольшие соединения, которым следовало передвигаться по нескольким направлениям, быстро концентрироваться, нанести сокрушающий удар, и вновь продолжать продвижение вперед на нескольких направлениях. Движение малыми силами, и требование к точной координации атак сконцентрированными силами, ещё больше увеличивало значение жесткого контроля над ними. Во-вторых, в СССР механизировали все соединения, предназначенные для участия в европейском конфликте. Вся техника - БМП и несколько поколений танков, была снабжена антирадиационным покрытием, и специальной системой избыточного давления, которая не позволяла зараженному воздуху снаружи проникать внутрь. Советские силы были полностью экипированы для победной войны на ядерном поле боя.

    Начиная с середины 1970-ых, советское командование начало заявлять, что начало войны не будет ядерным. Анализ трудов западных исследований, вкупе с собственными работами, показал разработчикам советской доктрины, что война в Европе вполне может быть конвенциональной. Требования к победе - разгром противника подавляющими силами - все ещё оставался доминирующей формой тактического боя.

    Главной заботой стала угроза применения ядерного оружия на тактическом уровне. И вновь, в СССР лишь модифицировали свою испытанную доктрину. Войска по-прежнему продвигались в нескольких направлениях, чтобы сконцентрироваться на определенных рубежах. Однако сейчас доктрина подчеркивала необходимость нанесения ударов на оперативной и тактической глубине по средствам хранения, доставки и управления всевозможным ядерным оружием.

    Резюмируя, можно сказать, что советская тактическая военная доктрина оставалась одновременно неизменной в отношении требований концентрации превосходящих сил, и гибкой в отношении способа достижения такой концентрации. Огромное количество интеллектуальных и практических трудов ушли на развитие уникальной советской военной доктрины. Однако, благодаря её досконально проработанной основе, при встрече с непредвиденными обстоятельствами, доктрине требовались лишь изменения - её не требовалось каждый раз разрабатывать с нуля. Эти изменения, как и первоначальная доктрина, являлись продуктом совместного творчества государственных и военных интеллектуалов.

    Ещё более важным является то, что военные практики, которые применяли эту доктрину на деле, прекрасно понимали её. На всех уровнях - от стратегического до тактического - был единый метод её применения.


    От теории к практике - где мы находимся?


    «Без деталей - не надо объяснять, где ставить пулеметы. С этим чертовски лучше справляется командир взвода» - Фельдмаршал сэр Уильям Слим

    Как было показано в предыдущих главах, в СССР разработали, внедрили и применяли на практике единую военную доктрину. Но соответствует ли своему практическому применению доктрина США? После более десяти лет попыток внедрения идей Auftragstaktik - тактики достижения целей (ТДЦ) и всего комплекса мышления, отвечающего её требования - можно ли сказать, что армия США преуспела в принятии этой тактики? Анализ мирных учений и военных операций позволяет глубже взглянуть на сегодняшнюю ситуацию в армии.

    Во-первых среди специалистов разных родов войск нет общего мнения - что же означает ТДЦ? В пехоте считают, что это тактические задачи, совмещенные с намерениями командира. В бронетанковых войсках, офицеров обучают использовать типы действий и мер управления в роли задач, а тактические задачи использовать как намерения. Более того, наша тактическая система командования и управления подчеркивает значимость тщательного планирования боевых действий. Такие приказы обычно делают упор на централизованные, детализированные инструкции всем подчиненным, ради одновременного использования всех "факторов повышения боевых возможностей" [combat multiplier - в него входит удобная местность, поддержка артиллерии, авиации, точные разведданные, внезапность, в общем все, что может качественно усилить подразделение]. Эпизод, произошедший во время визита немецкого генерала в штаб дивизии США во время учений REFORGER, и обошедший множество военных статей, ярко иллюстрирует излишнюю детализация приказов. Генерал Германии попросил посмотреть боевой приказ дивизии. Когда ему вручили трехсантиметровую папку, он ещё раз пояснил, что его интересует не дивизионный устав, а боевой приказ. Когда генералу сказали, что это и есть боевой приказ, он лишь покачал головой.

    Во-вторых, существует непонимание основных концепций и терминов. Одно исследование изучило студентов Общевойсковой Академии Штаба, Курсов Командования Генштаба, а также дивизионных командиров, штабных офицеров, и преподавателей Национального Центра Обучения. Только 20% смогли перечислить характеристики ТДЦ. Также, только 19% командиров батальонов смогли правильно описать термин "намерение командира".

    Анализ боевых приказов, отданных командирами батальонов в Национальном Центре Обучения, показывает, что в большинстве подразделений не используют ТДЦ. Только 27% мотопехотных подразделений смогли отдать приказ в соответствии с ТДЦ, а в бронетанковых войсках это сделали лишь в 17% случаев.

    Наблюдения за операцией "Буря в Пустыне" также отражает отход от принципов Auftragstaktik. Роберд Леонхард, в своей книге "Искусство маневра" утверждает:
    "...Операция "Буря в Пустыне" жестко контролировалась на всех уровня. Ниже корпусного уровня не было места не только для инициативы, но даже для маневрирования. Командиры всех уровней были четко проинструктированы куда и когда им двигаться, и им не дозволялось самостоятельное нахождение пути к цели".

    Леонхард продолжает критиковать армию за утверждение, что в "Буре в Пустыне" была использована ТДЦ. Леонхард основывает свое обвинение на своих наблюдениях, а также на обсуждениях со своим батальонным и бригадным командирами, которые оба ощущали, что не принимали никаких тактических решений. Мои собственные наблюдения с точки зрения корпусного офицера-планировщика подтверждают выводы Леонхарда. Одна из задач требовала наступления двумя дивизиями бок о бок. Поэтому, этим дивизиям просто приказали наступать двумя бригадами бок о бок. План Центрального Командования требовал уничтожения в данной области противника, сохраняя, при этом, контакт со своими соседями, чтобы избежать "дружественного огня". "Как" достигнуть цели теперь четко объясняется в наших приказах.

    "Контроль", по определению ограничивает "командование". Генерал Фосс, бывший руководитель ТРАДОКа, предупреждал нас об опасности контроля в ущерб командованию, когда технологические возможности будут склонять нас использовать именно контроль. Быстрое развитие технологии в сфере коммуникации, видимо, утверждает более централизованный подход к ведению войны. Искушение контролировать подчиненных крайне велико, когда командир имеет возможность наблюдать за полем боя в реальном времени.

    Новые технологии коммуникации позволят корпусному командующему связаться с командиром роты где угодно на поле боя. Тут можно вспомнить много типичных случаев такого "всевидящего" контроля во Вьетнаме, где батальонный, бригадный и дивизионный командующие, каждый в своем вертолете, летали над полем боя, и постоянно теребили командира роты, который пытался вести свой бой.

    Совершенствования средств получения разведданных и их анализа, также склоняет к централизации. Многие системы сегодня позволяют командующим получать своевременную и точную информацию о поле боя в реальном времени.

    И, наконец, армейская система ротации офицеров не способствует формирования взаимного доверия, которое необходимо для философии Auftragstaktik. Когда офицеры и сержанты постоянно сменяются, когда командиры рот остаются на одном месте всего 12-18 месяцев, а батальонные командиры - лишь по 2 года, нет времени для обучения подчиненных, боевого слаживания подразделения и создания неформальной обстановки. В отличие от американской системы, немецкая система ротации кадров позволяет офицерам служить в одном батальоне, или полку годами, будь то командная или штабная должности.

    Недостаток стандартизированной терминологии, и противоречия в системе обучения ухудшают попытки армии внедрить Auftragstaktik. Подчиненные, по большей части, не понимают её. Вышестоящие командиры не применяют её. Самое простое решение - это контролировать, а не командовать.


    Уроки из советского опыта


    Каковы же решения проблем теории и практики применения нашей доктрины? Заимствование советской системы Befehlstaktik (тактики выполнения приказов) не является таким решением. Наши доктринальные и культурные особенности воспрещают нам действовать таким образом. Более важным является то, что такая система не отвечает требованиям будущего США. Наши войска малы, и продолжают уменьшаться. Ситуация в мире все менее стабильна, и становится более туманной по мере прихода нового мирового порядка. Мы не имеем ни нужных масс войск, ни ясности понимания данной доктрины, которые так нужны для Befehlstaktik. Переменчивый характер операций будущего требует от нас гибкости, которую может предоставить только Auftragstaktik, поэтому, нашей целью должно быть её внедрение. Но что же мы тогда можем извлечь из уроков бывшей Советской Армии? Ответ лежит не в плоскости философии Befehlstaktik как таковой, но скорее в методологии, которая развивалась, применялась и поддерживала советский метод. 

    Во-первых, в СССР привлекли свои лучшие умы для работы над проблемой. В отличие от американского отношения к своим интеллектуалам, в СССР уважали и награждали своих теоретиков. И действительно, конкуренция за военные научные степени была крайне высокой. В СССР организовали и руководили разработкой доктрины на всех уровнях с верху до низу. Разработанная же доктрина охватила ВСЕ советские вооруженные силы. Она была единообразно применена во всех военных академиях, высших военных учебных заведениях и других военных институтах. Эти уроки мы и должны извлечь из опыта Советского Союза.

    В идеале, доктрина армии США, должна дополнить объединенную доктрину. Объединенная доктрина постепенно заменяет сегодняшний свод договоров между родами войск, особенно на оперативном уровне, но этот процесс ещё не окончен.

    Вне зависимости от того, будет ли стимулом развитие объединенной доктрины, армия должна сфокусироваться на развитии и внедрении Auftragstaktik. Под покровительством ТРАДОКа, централизованная комиссия должна, для начала, тщательно изучить и систематизировать то, что же такое Auftragstaktik, и затем свести результаты своего исследования к такому определению, которое смогут использовать любые рода войск. Это крайне важно, ибо "точная терминология абсолютно необходима для точной передачи идей". Далее, ТРАДОК должен стать лидером в развитии общей системы обучения Auftragstaktik во всех своих структурах: академиях, центрах обучения резервистов, общих и углубленных курсах, командно-офицерских штабных курсах, и высших военных колледжаъ. Отдельные ведомости не должны иметь свое, отдельное, понимание доктрины. Наконец, самым трудным является пересмотр системы ротации кадров. Быстрая смена офицеров не позволяет развивать подчиненных. Без доверия нет Auftragstaktik, а созданию доверия нужно время.

    У Германии было более сотни лет для совершенствования Auftragstaktik, тогда как СССР на развитие своей доктрины ушло 60 с лишним лет. Десяти лет, проведенных в исследованиях американцами, недостаточно для объявления системы мертворожденной. Однако, данные рекомендации являются необходимыми, если армия собирается достигнуть результатов в будущем. Неспособность внедрить данные рекомендации будет иметь следствием ещё одно поколение офицеров, которые будут понимать Auftragstaktik каждый по своему, в зависимости от собственных капризов.


    Первая часть статьи - здесь

    Обсуждение на форуме - здесь



    Категория: Западное военное искусство | Просмотров: 1076 | Добавил: Konrad_Novak | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright war-game © 2009-2017 | Сайт управляется системой uCoz