Пятница, 23.06.2017, 11:41
Приветствую Вас Гость | RSS

Одни живут - чтобы играть.
Мы играем - чтобы понять, как выживали другие.


Главная | Форум | Регистрация | Вход
 
Навигация
Wargames
Global strategy
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Новое на форуме
  • Официальные Бета-патчи (225)
  • Обсуждение самой игры WitE, и все, что с ней связано (167)
  • Песочница 2 (154)
  • Вопросы и ответы по WitE (1384)
  • Проект Ostfront (w) (26)
  • John Tiller's Campaign Series (46)
  • Gary Grigsby's War in the West (64)
  • Harpoon 3 scenarios for the PlayersDB (41)
  • Перевод WITE на русский язык (72)
  • Заявки и поиск оппонента для игры в WitE (96)
  • Поиск
    Новые комментарии
    в верху под названием написано скачать с сервера

    Не согласен.

    C Днём Победы!
    Ролик у варгеев не очень, гайдзинчеги лучше сделали.



    Новые статьи
    [26.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 4 (0)
    [11.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 3 (0)
    [09.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 2 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 1 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Введение (0)
    Новые файлы
    [12.10.2011]
    Патч 1.3 для Виктория 2 (Victoria 2) (0)
    [07.10.2011]
    Таблица ТТХ юнитов War in the East (0)
    [04.09.2011]
    Патч 5.1 для Европа 3: Золотое Издание (Божественный ветер) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 4.1b для Europa Universalis 3: Heir to the Throne (Европа 3: Великие династии) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 2.04 для Hearts of Iron 3: Semper Fi (7)
    Наш опрос
    Нужно ли расширять список игр, обозреваемых на сайте?
    Всего ответов: 344
    Наш баннер

    Код нашего баннера
    Rambler
    Счетчик
    Календарь
    «  Август 2011  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031
    Главная » 2011 » Август » 13 » Эволюция французской военной доктрины 1919-1939 - третья часть
    16:10
    Эволюция французской военной доктрины 1919-1939 - третья часть
    Вторая часть - здесь

    Глава 6 Институты и технологии

    С самого создания Третьей республики, её правительство волновал вопрос высшего военного командования. С одной стороны, военным необходимо было дать достаточно власти для того, чтобы они эффективно управляли войсками. С другой - ограничить их полномочия, чтобы не стать жертвой очередного военного переворота. В последнем десятилетии XIX века установилась командная структура, которая просуществовала до конца ВМВ. 

    Постоянные подозрения политиков и их недоверие не улучшали управленческие способности военной верхушки Франции. Французские военные не обладали должными полномочиями, и следовали простейшему пути - приспосабливали новые технологии под старую доктрину, а не подстраивались сами под новые изобретения.

    Основным высшим военным командованием занимались: Военный Министр, Высший военный совет, и начальник Генштаба. Самым влиятельным среди них был военный министр. Военсовет (обладавший совещательной функцией, и куда входили высшие чины армии) и начгенштаба подчинялись военному министру, и действовали независимо друг от друга для избегания военного переворота.

    В июле 1914 в соответствии с довоенным мнением: "когда начинают говорит пушки, политикам лучше молчать", маршала Жоффр наделили чрезвычайными полномочиями, власть же военного министра была сведена на нет. Столь полную власть над армией Франции имел до этого только Бонапарт. Но после 3 лет траншейной войны, Жорж Клемансо, автор известного афоризма: "Война слишком важное дело, чтобы доверять ее военным", отобрал власть у Жоффра. Клемансо ознаменовал собой зенит гражданской власти над армией в Третьей Республике.


    Жорж Клемансо

    После войны высшее командование искало новую командную структуру, которая сосредоточила бы всю власть в руках одного лидера, но это предложение так и не достигло Клемансо. В итоге, решили оставить предвоенную структуру. Министр войны сохранил свое доминирующее положение, хотя Высший военсовет и начгенштаба сохраняли определенные полномочия. Вместо того, чтобы создать ясную структуру командования, применимую и в мире и в войне, во Франции была создана бюрократическая триада, с соперничающими институтами и должностями.

    Абсурдностью этой системы было отсутствие четкого разграничения власти и ответственности над Французской армией. Особенно это было ясно в вопросе внедрения новых технологий в вооруженные силы, когда несколько ответственных за это бюрократических отделов находились под влиянием трех звеньев высшего командования.

    Слабость этой структуры видна на примере роли высшего военсовета. Он был учрежден в 1872 году, с целью расследования разных военных дел, особенно тех, которые касались "вооружения, обороны, военной администрации и тактических передвижений". До 1888 его функции не были четко определены, и лишь в том году Высший военсовет стал главнейшим военным советом во Франции, занимавшимся управлением военных дел. В правление Фрейсине, первого гражданского военного министра Третьей Республики, Высший военный совет стал совещательным органом военного министра.

    Высший военсовет наделили обязанностями расследовать множество конкретных вопросов. Также была включена формулировка "[Высший военный совет должен расследовать] общие вопросы, которые могут повлиять на состояние армии и на её применение". Совещательная функция Высшего Военсовета сохранялась до конца ВМВ.

    В члены его входили: Военный министр, начгенштаба, и высшие военные чины армии. Последние включали в себя маршалов, и генералов, командующих группами армий или армиями. Президент Третьей Республики (или военный министр в его отсутствие) был президентом совета, вице-президентом Военсовета был "Генералиссимус", который являлся главнокомандующим армии в случае войны.

    После ПМВ, этим "генералиссимусом" стал Петен. Ему также был предложен пост начгенштаба, дабы соединить в одних руках две ветви военной власти, но Петен от него отказался. Вейганд не смог убедить его, о чем впоследствии вспоминал как о самой серьезной ошибке в своей жизни. Хотя сомнительно, чтобы у Вейганда были тогда возможности повлиять на военную структуру, хорошо видно, каким значением он наделял единое военное командование.

    Также, в 1922 году была предпринята попытка подчинить начгенштаба Генералиссимусу (сиречь, Петену). Однако противодействие политиков, видевших в таком законе снижение гражданского контроля над армией, заставило ограничиться полумерой. Слияния всех трех звеньев так и не произошло.

    Высший военный совет никогда не имел большой властью над армией, ибо он мог созываться только военным министром или президентом республики. Более того, многие проекты, поступавшие к нему на рассмотрение, уже были проработаны, и возможностей поправок было немного. Также, генералиссимус и командармы, в сущности, не "командовали" своими подразделениями в мирное время. Они могли лишь "инспектировать" свои будущие подразделения, и принимали над ними командование лишь в случае мобилизации. В остальном же роль совета оставалась совещательной и рекомендательной - по закону, никаких решений он принимать не мог.

    Несмотря на такую роль, члены военсовета видели себя лоббистами военных программ, часто подвергавшихся нападкам невежественных или неосведомленных политиков. Вследствие такого взгляда, отношения между военсоветом и военным министром часто были достаточно напряженными. Кризисами в отношениях стали 1930-35 гг., ознаменовавшиеся тенденцией к разоружению, а также годы уменьшения числа призывников из-за "эха войны". Хотя военным удалось избежать разоружения и добиться увеличения срока службы до двух лет, победа досталась дорогой ценой, ибо влияние военсовета ослабело. После 1936 года, совет собирали все реже, а Даладье, бывший военным министром с 37-ого года до начала войны, не совещался с военсоветом по серьезным вопросам.

    Но Высший военный совет не был гнездом сторонников модернизации, что ясно видно по медленному принятию танковых дивизий. Гамелен заявил в 36 году, что противотанковые орудия свели на нет ценность танков, и последние не нужны. Позже Гамелен изменил свое мнение, и в апреле 1936 были проведены полевые испытания для изучения нужной роли и состава танковых подразделений, но единственным результатом стало признание танка Рено 1935 непригодным для использования в танковой дивизии.

    В следующий раз совет был созван в конце 1937 года. Заседание завершилось решением продолжить исследования. Военсовет не спешил вводить новые подразделения.


    Мюнхен, 1938 год

    После аннексии Австрии и Мюнхенского кризиса в сентябре началось более интенсивное обсуждение возможностей танков. Большинство участников обладали устаревшими взглядами на применение танков, и в декабре 1938 года генерал Гамелен снова заявил, что с развитием средств противотанковой борьбы, танки не могут отрываться от артиллерии, и их возможности маневра невелики. Но военсовет все-таки согласился с формированием 2 танковых дивизий - в 1941 году.

    Термин "нерешительность" отлично описывает решения военсовета о бронетанковых подразделениях с 1932 по 1940 гг. Даже если бы его члены имели полную власть над внедрением новой технологии и доктрины, сомнительно, что из этого вышло бы что-то иное. Такие факторы как концепция "вооруженного народа" и опыт ПМВ были заметно влиятельнее, нежели новая, неподтвержденная концепция войны.

    В отличие от нерешительности относительно танковых войск, влияние Высшего военсовета на другие вопросы техники и доктрины было более положительно. В бытность Мажино военным министром, генерал Вейганд начал конверсию кавдивизии в легкую мехдивизию, моторизовал 5 пехотных дивизий, и реорганизовал одну из трех бригад в каждой из пяти легких кавдивизий, в моторизованную бригаду. Вейганд высоко оценивал Мажино после войны. После Мажино, Высший военсовет уже не имел сильного влияния, начались склоки, и взаимное недоверие между звеньями высшей военной власти (напомним – военный министр, начгенштаба, Высший военсовет).

    Во время расследования причин падения Франции, генерал Вейганд заявил, что именно конфликт между политическим и военным рук-вом является ключевым фактором в падении Франции. Без взаимопонимания между политиками и военными в конце 30-ых, военная доктрина Франции так и не было изменена в соответствии с вызовами времени. В атмосфере подозрений и недоверия, гораздо выгоднее и проще было "не высовываться" с новыми инициативами, и сохранять старые взгляды на войну и технологию.

    В 20-ые годы подход Франции к новым технологиям можно описать как невразумительный. Неспособность военных распознать и развить потенциал новой техники хорошо виден на примере танка. Его концепция продвигалась тремя различными группами:

    Танк поддержки пехоты - пехотными офицерами
    Основной танк - артиллеристы (во главе с генералом Эстьеном (Estienne))
    Крейсерский танк - кавалеристы

    Споры между этими тремя группами о применении танка в войне не позволили синтезировать какую-то одну концепцию. В пехоты считали, что танк должен был непосредственно поддерживать пехоту, а также, что ПТО теперь не позволяют применять массовые танковые атаки. В кавалерии считали танк орудием развития успеха, и их подход напоминал стремление попросту заменить лошадь бензиновым движителем. Только генерал Эстьен, "отец французского танка", имел в голове цельную концепцию, более жизнеспособную и современную, относительно пехотной и кавалерийской:

    "Сначала идут танки прорыва - от 50 до 100 тонн, который наступают напрямик, под покровом темноты, тумана или дымов, уничтожая всякое препятствие, прорываясь сквозь дома. По расчищенным ими путям идет [armored infantry - механизированная пехота]. Линия обороны противника вскоре прорывается, и в прорыв вводятся быстрые танки, которые устремляются вперед, подобно кавалерии прошлых лет, к победе". Такой подход в начале 20-ых можно описать только как новаторский.

    Хотя танки подчинялись пехоте в 1920 г., каждый род войск был ответственен за развитие собственного вооружения - включая танки. Поначалу это было даже хорошо для танковых войск, ибо многие исследования проходили под эгидой артиллеристов, и их дальновидного генерала Эстьена. Однако в начале 30-ых танковые исследования перевели в новое ведомство, и танки окончательно подчинили другим родам войск. Развитие "современного" среднего основного танка прекратилось.

    До того, как генерал Вейганд стал вице-президентом Высшего военсовета (сиречь, "генералиссимуссом", и главнокомандующим в случае войны), во Франции не было централизованного органа рассмотрения новых технологий. Вейганд ввел Бюро Техники и Консультативный совет по вооружению. Бюро должно было заниматься сбором информации по разработки, испытаниям и пр-ву оружия, и имело полномочия вносить изменения в разработку. Бюро также являлось посредником между Консультативным советом и техотделами разных ведомств. Консультативный совет должен был координировать развитие нового вооружение, и информировать военных о новых разработках. Однако ни один из двух новых органов не обладал ответственностью за развитие нового вооружения - это область оставалась за отдельными родами войск.


    Эдуард Даладье

    Ещё одну попытку улучшения системы предпринял Даладье, создавший Департамент Вооружения - орган передачи приказов и рекомендации техотделам родов войск, и Корпус Военных Инженеров, который занимался заказом вооружения.
    В целом, всю эту кухню нельзя назвать простой. Во Франции не смогли создать централизованную систему, которая занималась бы разработкой и развитием технологий - этим занимались отдельные, часто конкурирующие, роды войск.

    Во Франции давно существовала проблема разных родов войск, преследовавших свои собственные интересы. Ни одна реформа не пресекла эту нездоровую независимость - в 30-ые годы французы занимались лишь техническими новинками, не стараясь оптимизировать свою оргструктуру под доктрину, а саму доктрину - под новые технологии.

    Ещё одной проблемой являлось отсутствие четкого контроля над направлением разработок вооружения. Учитывая относительную независимость разработок родов войск, именно они заправляли технологическим развитием, и нужды всех вооруженных сил находились в подчиненном отношении к отдельным ведомствам. Такое состояние дел не способствовало развитию - лишь сохранению статуса-кво в виде доктрины непрерывного фронта, обороны и огневой мощи.

    Во Франции были проблемы даже с хорошо известными типами вооружения. Это видно на примере противотанковых мин - из-за различных бюрократических проволочек (за их заказ, выделение средств и доставку отвечали сразу три различных человека в генштабе) их не заказали в нужном количестве.

    Ещё одним примером разделенного управления являются дебаты о стр-ве линии Мажино. Даже такой прогрессивный мыслитель как де Голль писал в 1925, что укрепление территории является важнейшей национальной необходимостью. Последовали дебаты о форме этих фортификаций.


    Линия Мажино

    Всё началось в мае 1920 года: Петен и генерал Бюа (Buat), его начальник штаба во время войны, выступали за непрерывную линию укреплений, а-ля траншеи ПМВ. Против этого выступали маршалы Фош и Жоффр, которые поддерживали концепцию очаговых укрепрайонов, которые должны были стать центрами сопротивления, и опорой наступательных действий. Первый способ считался ЧИСТО оборонительным, второй подразумевал некие наступательные возможности - армии могли маневрировать между укрепрайонами, и находить выгодные возможности для наступления.

    В середине 20-ых предложили стр-во нескольких укрепрайонов на северо-восточных границах Франции, но предложение было отвергнуто Высшим военным советом, в котором тогда был силен Петен - приверженец "непрерывной линии". Сам Петен, предпринял личную рекогносцировку в 1927 и изменил свое мнение - он предложил: уменьшит изначально огромные укрепрайоны, увеличить кол-во отдельных фортов, укрепить промежутки между ними, и наладить подземные коммуникации.

    В политических кругах также не могли решить - что же строить, и, в итоге, в 1927 году сошлись на компромиссе между предложениями Жоффра и Петена - де-факто просто более укрепленная "траншейная линия". Эти новые укрепления состояли не из траншей и колючей проволоки, но из более дорогих материалов - бетона и стали. Подземные крепости Жоффра теперь располагались на непрерывном фронте. Таким образом, Франция начала стр-во линии укреплений чисто для обороны.

    Военная концепция использования этой линии обороны изначально имела возможности поддерживать наступление. Но затем эту возможность исключили, в соответствие с оборонительной доктриной Французов. Линия Мажино должна была стать чисто защитным сооружением, не имевшим ценности в наступлении. Сторонники "укрепрайонов" не смогли противостоять оппозиции политических кругов и авторитетному мнению Петена.

     Таким образом, взаимоотношение Французским институтов и новых технологий можно описать тремя словами: "неразбериха", "нерешительность" и "неспособность". В подчинении у не до конца ясной структуры высшего командования (Военный министр, начгенштаба и Высший военный совет) находилась совершенно запутанная бюрократическая система разработки новых вооружений.


    Глава 7. Выводы

    К 1940 году, на французскую концепцию войны оказывали влияние множество факторов, включая: "вооруженный народ", вопрос приграничных районов, личностные факторы и опыт прошлой войны. Ни один из этих факторов нельзя признать главнейшим. Вся французская военная теория была производным этих аспектов, и являлась основой для военной доктрины и методов применения вооружения.

    Концепция "вооруженного народа", конечно же, была фундаментом для французской военной теории. Через её призму войны теперь проходили уже не между армиями, но между народами, всеми силами сражавшимися за собственную жизнь. То значение, которое военные придавали технике, лишь поддерживало мнение о разрушительности и тотальности надвигающейся войны, ибо Французы понимали, что такая войны возможна. Поскольку основные ресурсы и промышленность находились у границы, именно там должно было происходить основное сражение. ПМВ стала образцом тотальной войны, её образ ещё оставался ярким.

    Природа угрозы также убедила военные круги Франции, что война будет тотальной. Учитывая огромное население Германии и её превосходящий промышленный потенциал, Французы были уверены, что только безоглядные усилия всей нации смогут обеспечить им победу. Да, всегда существовала возможность удачного стечения обстоятельств и быстрой победы Франции, но страна обязана была готовиться к "самым неблагоприятным обстоятельствам" тотальной войны. Пусть лучше приготовления окажутся никогда не нужными, нежели их не будет в нужный момент - таков был урок 1914 года.

    Франция готовилась к тотальной войне, и её доктриной стала оборона, непрерывный фронт и огневая мощь. Все три аспекта не взялись из пустого места - они были производным таких фундаментальных факторов как "вооруженный народ", необходимость охраны приграничных районов, роли техники, исторических уроков и личности таких лидеров как Петен и Гамелен.

    Технология подчинялась Французской военной доктрине, а не наоборот. Критериями выбора вооружения стали: доступность, возможности вооружения и его соответствие доктрине. К примеру, идея крупных, мобильных и наступательных танковых подразделений не соответствовало Французской армии, настроенной на оборону. В итоге Французы смогли стать немного более мобильными и эффективными, но они встретились с ещё более совершенным способом ведения войны в 1940 году.

    Нельзя сказать, что военные обладали полной властью над своей доктриной - её изменение потребовало бы изменить многие другие фундаментальные факторы: политические, социальные, военные, экономические.

    В 1940 году французские военные считали, что смогут навязать противнику свой способ ведения войны. В 1870 году во Франции считали, что скорострельная артиллерия и убойное стрелковое вооружение дает преимущества обороняющимся. После Франко-Прусской войны, они постепенно разработали доктрину "яростного наступления", лишь для того, чтобы оно провалилось в 1914 году. После войны маятник качнулся в другую крайность - оборона. Это было не способом повторить прошлую войну, но попыткой навязать противнику способ действий, выгодный для французов. Это было ошибкой.

    Военные не существовали в вакууме - их концепция войны изменялась верой в "вооруженный народ", политическое нежелание иметь "наступательную [сиречь, агрессорскую] армию", военно-экономической необходимостью защищать приграничные области Франции, убойностью новой военной техники и неспособностью отделить современную военному рук-во Францию от концепций ПМВ. Военные хотели, чтобы противник воевал по их правилам. Если бы немцы воевали по концепции "управляемой битвы", результатом вполне могла стать победа Франции. Немцы вполне могли бы тщетно растратить свои силы, атакуя укрепленные позиции Французов, ну а Французы бы провели потом победное контрнаступление.

    Но войны побеждаются теми, кто совершает неожиданные действия, как говорил Лиддел Гарт. Французы сделали ожидаемое и проиграли. Немцы сделали неожиданное и выиграли.

    Но для того, чтобы Франция предприняла неожиданные действия, ей нужно было бы отвергнуть или существенно переработать свою доктрину непрерывного фронта, обороны и огневой мощи. Эта доктрина отлично отвечала необходимостям национальной обороны страны. Для того, чтобы изменить её, Франции необходимо было бы смириться с отдачей многих ценных областей врагу, отвергнуть многие уроки, заработанные кровью ПМВ, отбросить республиканскую идею о том, что военные должны быть под контролем граждан. А затем ей нужно было бы переработать всю свою армию исключительно на основе недоказанного взаимодействия между новой техникой и военными идеями. Для того, чтобы всё это сделать, ей нужен был столь властный и решительный лидер, как Наполеон, или же четкое понимание задачи среди всех своих конкурирующих ведомств.

    К сожалению для Франции, ничего этого у неё не было.


    Француз в Париже плачет при виде немецких танков на улицах французской столице. 14 июня 1940 года


    Первая часть статьи - здесь
    Вторая часть статьи - здесь
    Обсуждение на форуме - здесь




    Категория: Западное военное искусство | Просмотров: 980 | Добавил: Konrad_Novak | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright war-game © 2009-2017 | Сайт управляется системой uCoz