Понедельник, 24.07.2017, 15:45
Приветствую Вас Гость | RSS

Одни живут - чтобы играть.
Мы играем - чтобы понять, как выживали другие.


Главная | Форум | Регистрация | Вход
 
Навигация
Wargames
Global strategy
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Новое на форуме
  • Вопросы и ответы по WitE (1386)
  • Официальные Бета-патчи (227)
  • Заявки и поиск оппонента для игры в WitE (98)
  • Песочница 2 (157)
  • Обсуждение самой игры WitE, и все, что с ней связано (171)
  • Close Combat 3D: The Bloody First (2014) (9)
  • Harpoon 3 scenarios for the PlayersDB (42)
  • Проект Ostfront (w) (26)
  • John Tiller's Campaign Series (46)
  • Gary Grigsby's War in the West (64)
  • Поиск
    Новые комментарии
    в верху под названием написано скачать с сервера

    Не согласен.

    C Днём Победы!
    Ролик у варгеев не очень, гайдзинчеги лучше сделали.



    Новые статьи
    [26.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 4 (0)
    [11.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 3 (0)
    [09.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 2 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Глава 1 (0)
    [06.06.2014]
    AAR "Возрождение Пурпурного Феникса". Введение (0)
    Новые файлы
    [12.10.2011]
    Патч 1.3 для Виктория 2 (Victoria 2) (0)
    [07.10.2011]
    Таблица ТТХ юнитов War in the East (0)
    [04.09.2011]
    Патч 5.1 для Европа 3: Золотое Издание (Божественный ветер) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 4.1b для Europa Universalis 3: Heir to the Throne (Европа 3: Великие династии) (0)
    [09.01.2011]
    Патч 2.04 для Hearts of Iron 3: Semper Fi (7)
    Наш опрос
    Нужно ли расширять список игр, обозреваемых на сайте?
    Всего ответов: 345
    Наш баннер

    Код нашего баннера
    Rambler
    Счетчик
    Календарь
    «  Август 2011  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031
    Главная » 2011 » Август » 13 » Эволюция французской военной доктрины 1919-1939 - первая часть
    16:01
    Эволюция французской военной доктрины 1919-1939 - первая часть
    Предисловие переводчика.

     Данный перевод является КОНСПЕКТОМ монографии Роберта Доути (уже известного нам автора статьи про французское оперативное искусство в период 1888-1940 гг.) "The Evolution of French Army Doctrine 1919-1939". Это значит, что я не переводил всю работу предложение за предложением, стараясь перевести всё, и сохранить стиль автора, но сжал его исследование в несколько раз. 115 страниц мне пока не под силу  

    Также это значит, что возможны стилистические огрехи и "рваный" ритм повествования. Мораль сей басни такова - если вам что-то непонятно, это, скорее всего - мой косяк, поэтому обратитесь ко мне (на почту, личку или прямо сюда), и я с радостью исправлю его, или же проясню непонятности Текст изобилует сокращениями, но среди необычных только ФД - французская доктрина, и ТД - танковая дивизия. Остальные распространены и понятны любому заинтересованному читателю

    Данная работа рекомендуется всем, кто интересуется межвоенным периодом в Европе, но не обладает должным знанием английского для чтения оригинальной работы Доути. Если есть возможность - прочтите оригинал. Если нет - прочтите мой дайджест - в рунете мне, к сожалению, не встречались работы, столь тщательно исследующие данный вопрос. Приятного чтения.


    Эволюция французской военной доктрины 1919-1939

    The evolution of French Army Doctrine 1919-1939
    Автор - Роберт. А. Доути (Robert A. Doughty)

    Введение


    Быстрое поражение Франции в войне послужило причиной множества обвинений и домыслов среди французов. Среди прочих, обвиняли:
    • Довоенную доктрину, упиравшую на непрерывный фронт, оборону и огневую мощь
    • Высшее командование, которое было ответственно за создание такой доктрины 
    • "Генералов" как класс - они были тупы, маразматичны, стары, помнили только о прошлой войне, трусливы, консервативны и т.д. 
    Но причины поражения нельзя свести к единой формуле. В довоенной Франции существовало множество проблем, которые часто были вне власти военных: историческая традиция, политические ограничения, экономическая география. Также были важны личности лидеров Франции. Все эти факторы дополняли друг друга, и создавали обстановку, когда во Франции не могли отбросить оковы ПМВ. 

    Опыт Франции предоставляет отличную возможность исследовать процесс формирования доктрины. В демократическом обществе, военные не могут просто взять и принять определенную доктрину - процесс её формирования сложен, и в нем участвуют политические, социальные, экономические, исторические, личностные, технические и т.д. Не на все из них военная верхушка может влиять, но тем не менее все они формируют доктрину.
    Цель монографии - исследовать факторы, влияющие на Французскую доктрину в межвоенный период. Их список не будет полным, но самые важные будут рассмотрены.

    Глава 1. Проблема доктрины

    Как и у большинства стран в межвоенный период, у Франции не было четкого определения доктрины и её роли в стратегии и тактике, а терминология была неясна и заимствована из других дисциплин (к прим. религии).\


    Ардан дю Пик

    Между 1871 и 1940 на роль "военного пророка" были по очереди выдвинуты Ардан дю Пик, Луазо де Гранмезон, Фердинанд Фош и Филипп Петен. Каждый представлял определенную школу, К примеру дю Пик решающим считал моральный фактор. Гранмезоновская доктрина «яростного наступления» (offensive a outrance) ценилась до ПМВ, и критиковалась после. После ПМВ, оборонительная доктрина Петена доминировала над другими теориями.

    Доктрина предоставляла общий фундамент для военной мысли и военных же действий. Гамелен в 1935 году спорил, что армия отличается от других организаций, ибо в ней есть много "посредников", "искажающих" первоначальную волю командира. Для того, чтобы избежать такого "искажения" и была нужна "общая идея".

    Петен добавил к этой мысли ещё одно измерение, представив технологию - основой доктрины. Генерал Дебени подчеркивал важность гибкости в доктрине, умения командиров приспосабливаться к обстановке, а также необходимость отсутствия любого догматизма.

    Таким образом, доктрина давала военным общую терминологию, общий подход к военному делу и общие стратегические и тактические концепции. Французская доктрина обеспечивала единое направление усилий и мыслей, направленных к единой цели. В теории, доктрина должна была меняться с переменами в военных действиях.

    К сожалению, французская доктрина стала нечто большим. К примеру, в начале 30-ых, офицерам объясняли, что основой доктрины являлся устав по тактическому применению крупных соединений, в котором содержится вся нужная информация. Также, им объяснялось, что концепция превосходства в огневой мощи является догмой, и эту догму не стоит менять.


    Шарль де Голль

    Свидетельством неприятия новых идей военной верхушкой является её оппозиция идеям подполковника де Голля, который призывал к наступлению, отбрасыванию концепции непрерывного фронта и созданию специализированных бронетанковых корпусов. Его книга не получила поддержки, а сам он был раскритикован. В 1935 году высшее военное рук-во окончательно закрылось от критики, заявив, что только оно вправе определять доктрину. После этого военные труды во Франции лишь повторяли официальные заявления.

    К концу 30-ых, ФД превратилась из "основы военного обучения" в "непререкаемую догму". Франция и до этого применяла военные уставы для распространения определенных избранных идей - после 1871 г., французские уставы занимались тактическим применением крупных соединений. Через эти уставы прослеживается развитие ФД. Устав 1875 года о пехоте: "аксиомой является важность превосходства в огне". Устав 1885 года повторял этот тезис. Устав 1895 года изменил доктрину, и направил её к наступательным действиям. В этом состоянии и была начата ПМВ. Устав 1914: "Только наступление позволяет достигнуть значительных результатов. Пассивная оборона обречена на поражение - её следует всячески избегать".

    В уставе 1913 года о вождении крупных соединений, была полностью проявлена доктрина наступления. Жоффр говорил, что целью устава было создание руководства для офицеров и штабов, а также создание единой системы принципов, в рамках которых и должно было быть достигнуто единение сил.

    Основная мысль устава 1913 - наступление, всячески обосновываемое. "В боевых действия преобладает необходимость сообщения наступательного порыва операциям", "только наступлением можно добиться положительных результатов". Об обороне: "Цель обороны - прикрытие сосредоточения перед атакой, или сдерживание противника меньшими силами, для высвобождения больших сил для атаки". Цитаты говорят сами за себя.


    Линия Гинденбурга (она же линия Зигфрида), вид с воздуха

    После потерь в ПМВ и траншейной войны, стремление к наступление исчезло. ФД стала оборонительной, с упором на огневую мощь, и непрерывный фронт.

    Как и в предвоенную эпоху, ФД имела в своей основе концепции вождения крупных соединений. Два уровня ФД: первый занимается подразделениями от дивизии и выше, второй - подразделениями меньше дивизии. Высший уровень может быть описан как стратегический, и является основой ФД. Низший, тактический уровень, является вспомогательным, и применяет принципы высшего уровня к себе.

    Основа распространения стратегического уровня - уставы вождения крупных соединений. В межвоенный период таких уставов было 2 (далее они будут называться по годам):

    1. "Временное руководство по тактическому применению крупнных подразделений" 1921 года.
    2. "Руководство по тактическому применению крупных подразделений" 1936 года.

    Тактический уровень распространялся через уставы и инструкции применения различного оружия. Его уделом оставалось применение доктрины страт.уровня к себе.

    Уставы 21 г. и 36 г. оставались основными документами по методам французской армии. Особо важным является издание 21 года, ибо оно применялось бОльшую часть межвоенного периода. В основе этого устава - мысли Петена и Дебени. Хотя введение обращало внимание на временный характер устава, он применялся 14 лет.

    Оба устава подчеркивают оборону, но не оставляют и наступление. В уставе 21 нет никаких новых методов по сравнению с ПМВ. В нем указывается, что первая часть войны будет маневренной, но как только армии полностью мобилизуются, будет установлен непрерывный фронт. Такие взгляды доминировали в ФД до 1936, когда появился новый устав. Поскольку он вышел после стр-ва линии Мажино, в нем уже не так сильно обращалось внимание на первичный, маневренный этап войны.

    Во время действия Временного устава, военная верхушка и военные теоретики подчеркивали, что войну обороной не выиграть. Для генерала Луазо в 1933 оборона была средством поддержки наступления. Множество офицеров критиковали настрой армии на оборону. В июле 1936 военный министр Франции объявил оборонные настроения "чепухой". Однако наступательной концепцией Французов была "la bataille conduite" - "управляемая битва" - методичное, тщательно контролируемое передвижение людей и техники - прямо по рецепту Петена в ПМВ.

    Столь консервативный взгляд на войну сохранился и в новом уставе, хотя в него и были внесены изменения. "Только наступление позволяет достигнуть значительного результата". Методичный подход также сохранился: "Атака является огневым воздействием, продвигающим дружественные войска, оборона - это огневое воздействие, останавливающее противника". Новые идеи мануала: "Укрепленные фронты", "Механизация и моторизация - противотанковые средства" "ВВС и ПВО", и "Коммуникации". В 1946 Гамелен сказал, что эти идеи свидетельствовали о том, что военная верхушка знала о новых методах войны.


    Морис Гамелен

    Однако в новом уставе подтвердилась старая доктрина: "...технический прогресс не изменил тактических правил, установленных нашими предшественниками".

    Таким образом, Французская армия сознательно решила придерживаться старой доктрины, и строить любые новые концепции на её основе.

    Де Голль совершил самое известное нападение на ФД. Его призыв к танковым подразделениям означал другой подход к войне, хотя этот подход поняли лишь в 1940. Французы решили придерживаться своей старой доктрины. ФД приспосабливала под себя новую технику. Такое приспособление произошло и с авиацией, и с артиллерией, но яснее всего это можно видеть на танках.

    После 1936 постепенно развивалась танковая доктрина Франции, хотя она и не изменила основу ФД. В 1936 устав говорил: "Сейчас противотанковое орудие противостоит танку так же, как в прошлой войне пулемет противостоял пехоте". Угроза ПТО использовалась против сторонников танковых сил, однако в 1938 было принято решение сформировать две танковые дивизии. Французская т.з. постепенно менялась, и потенциал танков был виден и для французов.

    Новый танковый устав вышел в 1939, но он был засекречен, и многие важные офицеры не были с ним ознакомлены, или же не осознали новых методов применения крупных танковых соединений. К примеру, ген. Дево (Devaux) - начштаба 3 ТД, сказал перед войной, что он так и не получил экземпляр. Французы видели танк как ср-во поддержки пехоты, которая оставалась главнейшим родом войск. Из 2 тыс. Французских танков, лишь 20% были в трех ТД, 30% - в различных кавалерийских и механизированных пехотных подразделениях. 50% танков были в батальонах поддержки пехоты. Статистика говорит сама за себя. Применение танков в 1940 году тоже было оборонительным - они были рассредоточены мелкими группами в укрепленных пунктах по всей зоне прорыва Вермахта, и лишь 4-ая танковая дивизия де Голля смогла атаковать уязвимые немецкие фланги.

    Как видно, танковая доктрина не была распространена среди войск, и даже не была применена в войне. Да и в её рамках танковые подразделения применялись для поддержки маневра корпусов и армий. Пехота оставалась царицей полей.


    Французская пехота у г. Агд. 1940 г.

    Несмотря на то, что в межвоенный период был совершен технологический скачок в ср-вах ведения войны, были созданы легкие механизированные дивизии, многие пехотные дивизии были моторизованы, а тысячи самолетов были встроены в армейскую структуру, ФД не приняла этих изменений, и оставалась верна идеям устава 1921 года.

    Генерал Айронсайд (Ironside) законспектировал осн. положения позиции Гамелена, которую тот изложил на их встрече 6 октября 1939 год:

    "Французы не собираются проводить наступление, поскольку Франция не выдержит потерь. Он [Гамелен] надеется, что немецкое наступление разобьется о союзные укрепления. Когда они достаточно ослабнут, он начнет контрнаступление".

    Первые танковые дивизии так и не было созданы до начала ВМВ, а большая часть французских танков располагались в батальонах поддержки пехоты. ВВС Франции были организованы в соответствии со взглядами генерала Духе (Douhet), который считал, что наземные войска должны обороняться, чтобы ВВС могли уничтожить произв. потенциал противника, и подорвать его мораль. ВВС Франции состояли из высотных бомбардировщиков и истребителей, и практически не имели пикировщиков. Линия Мажино же полностью отвечала ФД и её элементам: обороне, непрерывному фронту и огневой мощи.

    Стр-во линии Мажино, ввод в строй танков и рост ВВС не изменили основ ФД, хотя военное рук-во Франции и ввело некоторые поправки в организацию, обеспечение и доктрину. Однако новое вооружение Франция собиралась использовать старыми методами.



    Глава 2 - Вооруженный народ (nation at arms)



    Жорж Колин - "Вооруженный народ"

    Ни один из факторов влияния на ФД не является столь же значимым, как философия вооруженного народа. Военная стратегия, основанная на гражданине-солдате, стала основой Французского воззрения на тотальную войну и среди военных, и среди гражданских. Именно к философии вооруженного народа были привязаны основные идеи обороны и непрерывного фронта.

    Концепция вооруженного народа была основана ещё во времена Французской Революции. В декрете о массовом призыве говорилось, что каждый должен внести вклад в войну: юноши сражаются, зрелые мужчины делают вооружение и занимаются транспортировкой, женщины работают в госпиталях, дети занимаются ткачеством, старики восстанавливают инфраструктуру.

    Расчет на военный потенциал граждан являлся важной частью Французской республиканской традиции. Многие верили, что в случае нападения агрессора, добровольцы потянутся в армию, а национальная энергия позволит защитить Францию. Хотя потом была введена профессиональная армия, расчет на Французскую нацию оставался.

    Концепция "вооруженного народа" была восстановлена после Франко-Прусской войны, когда Германия напомнила, что война приняла массовый, народный характер. С тех пор основой национальной обороны являлась вера на массовую мобилизацию населения в случае войны. Данная связь хорошо видна в докладе комиссии депутатов: "Современная концепция армии... является идентичной [концепции] нации, черпает все из её [нации] ресурсов, и не существует вне нее".

    После ПМВ принцип мобилизации был расширен - теперь в армию могли мобилизовать любое гражданское техсредство. Франция считала, что лучшая защита страны - использование ВСЕХ ресурсов - и людей, и техники, против врага. Поскольку "вооруженный народ", который подлежал повсеместному призыву, не хотел бессмысленной войны, в обществе большей популярностью пользовалась оборона, а не наступление.

    Практически нет сомнений, что "вооруженный народ" был основан на оборонительных принципах. Важнейшая причина этого - роль солдата-гражданина во Французской армии. После ПМВ Франция сохранила призывную армию. В 1921 г. срок службы был снижен с 3 до 2 лет, потом, в 1923 - до полутора лет, и в 1928 - до года (впрочем, в 1935 срок был увеличен до 2 лет). В это же время профессиональная компонента армии была уменьшена до того, что профессионалы могли использоваться лишь на важнейших участках: стр-ве фортификаций, обучении призывников и штабных должностях. Профессиональная армия стала костяком для обучения призывника перед его возвращением в мирную жизнь. Служащие призывники и профессионалы являлись "зонтиком", который должен был прикрыть Францию до тех пор, пока не мобилизуется население. Такого мнения, в частности, придерживался Петен.

     Армия прикрытия, таким образом, состояла, по большей части, из призывников. Во период однолетнего срока службы, каждый год обучались 240 тыс. призывников - по 120 тыс. каждые полгода. Половина из них проходили обучение, а другая половина служила в армии. После закона о службе 1928 года, во Французской армии осталось от 72 до 106 тыс профессионалов. Таким образом, армия состояла, по большей части, из призывников, и являлась, де-факто лишь школой для солдат. Франции был необходим период мобилизации для защиты.



     Де Голль в юношеском лагере военно-патриотического воспитания. 1940 


    Де Голлевская концепция небольшой профессиональной армии была нападением на такой метод национальной обороны. Техника становилась все более сложной, и де Голль видел скрытое противостояние между механизацией и численным превосходством. Поскольку война все больше зависела от техники, он не верил в то, что вооруженное население будет иметь достаточную военную силу лишь из-за самого факта своей вооруженности. Также де Голль был озабочен плохим качеством обучения призывников: "Скоро кто-нибудь скажет, что чем меньше обучена нация в военном смысле, тем лучше она сражается, ибо Эмиль (Emile) учился не за партой". По мнению де Голля, увеличение роли техники в войне требовалj высококвалифицированных солдат, а не просто их огромного количества. Но небольшой срок обучения не давал возможности для всестороннего углубленного обучения солдат-граждан. 

    Нужда в дополнительном обучении призывников признавалась и официальными кругами. В пехотном уставе 1939 года говорилось, что офицеры резерва должны быть ещё и инструкторами - для скорейшего обучения состава их подразделений. Также многими теоретиками обращалось внимание на необходимость регулярных сборов резервистов.

    Генерал Дебени высоко оценил законы о призыве и организации армии 1927-28 гг: "Армия метрополии и колоний, организованная по законам 1927-1928 нацелена на полнейшую реализацию [концепции] вооруженного народа". Петен же заявил, что Французская армия была "не готова к стратегическому наступлению в начале [войны], но способна к тактической защите". В начале войны стратегическое наступление было бы невозможным из-за того, что для полной мобилизации нужна была полная реорганизация активной армии, а свежемобилизованная армия была бы недостаточно обучена и дисциплинирована.

    Система мобилизации после 1927 закона предусматривала формирование 20 военных округов во Франции. При начале мобилизации, каждая "активная" пехотная дивизия (по одной из каждого военного округа) должна была быть разбита для формирования 3 новых дивизий, передавая бОльшую часть персонала резервным дивизиям, и возмещая такую потерю резервистами.

    Три типа дивизий:
    • "Активная" дивизия - имела в мирное время треть (от максимального) своего состава офицеров, две трети персонала [cadres - м.б. сержантский состав по контексту следующего типа?]. В мирное время имела 55% максимальной численности.
    • Дивизия типа "А" - 23% офицеров, 17% - сержантского состава, но лишь 2% от общей максимальной численности. 
    • Дивизия типа "Б" – всего по ТРИ офицера на полк - остальное должно было быть заполнено резервистами. 
    Вследствие такой мобилизационной системы, Франции требовалась мобилизация перед своим ответом на вторжение, или перед ограниченным наступлением в Германию. Использования активных частей в наступлении сильно подрывало мобилизацию всей армии (из-за отрыва от мобилизации дивизий, в которых должны были обучаться призывники), которая была нужна для завершения битвы. Сами же свежемобилизованные солдаты были бы необучены и не обстреляны. 

    Во Франции считали, что в наступлении от солдата требуется бОльшая выучка и дисциплина, а также лучшая боевая слаженность, нежели в обороне. Из-за отвратного качества дивизий "А" и "Б", а также необученности призывников и резервистов, военное рук-во считало, что Франц. армия не будет готово к наступлению сразу после мобилизации.

     Генерал Нарцисс Шовино (Chauvineau), известный как "глашатай обороны", считал, что "вооруженный народ" в целом готов только к обороне своей земли, а для наступления в первом периоде войны можно обучить отдельную небольшую армию. В ней солдаты должны были обучаться не менее 4 лет. Гамелен часто повторял, что в первый период войны нужно действовать осторожно, ибо "армия, в основном, будет состоять из нервных резервистов". Устав 1936 поддерживал это мнение, настаивая на применении "молодых солдат" в "управляемой битве" со всей возможной поддержкой. 

    Результатом такой ситуации была ремилитаризация Германией бассейна Рейна. Неспособность Франции предпринять ограниченные меры (т.е. меры, отличные от объявления тотальной войны) была связана с философией вооруженного народа, оборонительной доктриной, и соответственно, неспособностью армии к наступлению. Причины были те же - нежелание отрывать активные дивизии от мобилизации, необученность солдат.


    Аншлюсс Австрии

    Несмотря на катастрофу марта 1936 (милитаризация Рейна), прогресса в мобилизационных процедурах достигнуто не было. Франция решила не вмешиваться в Испанскую гражданскую в 1938 году - отдельная мобилизация для Испанской границы не предусматривалась. В критические моменты: ремилитаризация Рейнского бассейна и Испанская Гражданская война, во Франции могли ответить лишь тотальной войной с использованием ресурсов всей нации. Во Французской военной концепции ограниченная военная операция стала невозможной.

    До апреля 1935 во Франции были планы по вторжению в бассейн Рейна, но после ремилитаризации всей Германии, Генштаб в качестве контрмеры предложил "неподвижный фронт".

    Военное рук-во продолжало защищать свою доктрину. В 1936 году, генерал Максим Вейган (Weygand) раскритиковал идею де Голля о профессиональных танковых войсках, всегда готовых к наступлению. Вейган заявлял, что такие войска уже есть, хотя ремилитаризация бассейна Рейна показало печальное состояние наступательных возможностей французской армии. Генштаб заявлял, что необходимо создать непрерывный фронт, и не давать немцам ни пяди земли. В доктрине по-прежнему преобладала оборона.

    "Непрерывный фронт" был поддержан самой концепцией "вооруженного народа". В 1939 Петен заявлял, что "непрерывный фронт есть неизбежное следствие увеличивающегося числа вооруженного народа, и технических характеристик вооружения". С ним были согласны многие высшие чины, ибо во Франции считали, что войны уже не ведутся малыми армиями. Петен: "Война... сегодня уже не является занятием профессиональных армий - она будет вестись целыми народами, вкладывающими в неё все свои силы и всю свою веру".

    По мнению французов, войны между народами обещали быть огромны, ибо страны, сражающиеся не на жизнь, а на смерть использовали бы все доступные им ресурсы. С таким кол-вом участвующих солдат и техники, фронт должен был расширяться и расширяться, пока не достиг бы предела – длинного и непрерывного фронта.

    Ещё одним следствием "вооруженного народа" была необходимость в жесткой доктрине для создания единой военной «системы координат». Военное рук-во понимало, что навязывание "готовых решений" убьет инициативу, но все равно решило внедрить жесткую доктрину. Плохое качество, столь свойственное армии огромной численности, требовало жесткости и тщательного управления командованием.

    Мало кто из военных Франции сомневался в необходимости "вооруженного народа", и почти все они отвергли концепцию де Голля (профессиональные танковые войска). Во Франции считалось, что "вооруженный народ" являлся самым совершенным средством национальной обороны, а профессиональная армия ухудшит возможность обороны Франции. Петен был согласен с этим. Вооруженный народ оставался основой военной философии Франции.



    График принадлежности французских депутатов к разным политическим позиициям. Как видно, левые имели сильнейшие позиции во власти

    Но даже если бы военные поддержали профессиональную армию, политические круги заставили бы их вернуться к вооруженному народу. Политическое рук-во считало, что призывная армия будет лояльной к республиканскому режиму, и не сможет быть использована против него. Армия времен Наполеона III доказывала правоту сторонников вооруженного народа. Считалось, что профессиональная армия склонна быть использованной в захватнических войнах, а призывная хорошо годилась для защиты страны. Левые круги Франции считали, что профессиональная армия не являлась более эффективной. Один из левых аналитиков заметил: "Во время мира, профессиональная армия увеличивает вероятность война, а во время войны - уменьшает вероятность победы". В конце концов, профессиональная армия проиграла Франко-Прусскую войну 1870-1871, а призывная - выиграла ПМВ, а с таким аргументом было трудно спорить.

    В 30-ые, когда у власти во Франции находился левый спектр политической власти, вера в то, что призывная армия будет яростно защищать отечество, достигла зенита. Такая армия соответствовала республиканским воззрениям, позволяла контролировать реакционные военные круги, и давала нации самую совершенную, как тогда казалось, стратегию национальной обороны. Армия стала средством защиты, а не агрессивным военным институтом.

    Устав 1921:
    "Сама жизнь граждан близко связана с армией, и, таким образом, концепция "вооруженного народа" полностью реализуется... [Это] сильно влияет на события войны, и, соответственно, на формирование стратегии".

    Оборона и непрерывный фронт оставались неотъемлемыми элементами такой стратегии, которая стала неразделимой с концепцией "вооруженного народа".

    Вторая часть статьи - здесь
    Третья часть статьи - здесь
    Обсуждение - здесь








    Категория: Западное военное искусство | Просмотров: 2441 | Добавил: Konrad_Novak | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright war-game © 2009-2017 | Сайт управляется системой uCoz